Страсти по Камбарке: эксперты ответили на волнующие вопросы о новом заводе

Автор:     Соавтор: Людмила Куликова | | Комментариев: 2 | Просмотров: 3128

Какие технологии планируют использовать и как убедить людей в безопасности объекта?

На днях целая группа экспертов, экологов, журналистов и общественников посетила объект по уничтожению химического оружия в Камбарке, который решено перепрофилировать под комплекс по переработке и утилизации отходов 1 и 2 классов опасности. По итогам визита эксперты ответили на самые волнующие жителей республики вопросы в эфире радио «Комсомольская правда»-Ижевск» (107,6 ФМ, 12+).

Встреча властей, экспертов и общественности в Камбарке Фото: Оксана Мымрина

50 тысяч тонн отходов в год – откуда такая цифра?

– Заявленная проектная мощность нового производства – 50 тыс. тонн опасных отходов в год. Предприятия республики столько не производят. Откуда такая цифра?

Максим Корольков, первый заместитель генерального директора по развитию ФГУП «РосРАО»: Согласно отчетам, за год в России образуется от 350 до 400 тысяч тонн отходов 1 и 2 классов опасности. Часть из них перерабатывается предприятиями самостоятельно, остальное требует переработки. Ресурсов для реализации данной задачи в стране на данный момент нет. Соответственно, федеральный проект подразумевает создание семи таких заводов, каждый из них должен перерабатывать до 50 тысяч тонн отходов в год. Но нужно понимать: 50 тысяч тонн – это что привезут в Удмуртию. Это то, что территория готова и может переработать. Удмуртия производит несколько тысяч тонн отходов, но мы понимаем, что есть еще вещества, которые не являются отходами по документам и хранятся на предприятиях республики, потому что сдавать их попросту некуда. Поэтому с реализацией инвестиционных проектов мы ожидаем существенный прирост отходов именно в первые годы, чтобы предприятия наконец-то от этой проблемы избавились. Конечно, это будут и близлежащие регионы ПФО, но в приоритете, разумеется, отходы предприятий Удмуртии.

Новый комплекс должны запустить в 2023 году

К нам привезут радиоактивные отходы?

– Жители боятся именно того, что к нам будут завозить радиоактивные отходы… полоний, плутоний и так далее. Что скажете?

Максим Корольков: Опасения во многом связаны с названием организаций, которые будут реализовывать проект – «Росатом» и «РосРАО». Действительно, это предприятия по обращению с радиоактивными отходами. Подобная система была создана в начале 2000-х годов, когда существовала проблема бесконтрольного оборота радиоактивных веществ. Было принято решение о создании государственных операторов, государственной информационной системы по обращению с такими веществами. В итоге проблема давно перестала быть актуальной. Радиоактивные отходы строго контролируются, поступают только на предприятия по переработке, и мы давно забыли про истории, когда их находили в лесах.

Учитывая, что отходы 1 и 2 классов опасности требуют подобных мер, данная задача также была поручена «Росатому». Понимая обеспокоенность населения, со своей стороны мы предложили определенные меры контроля, которые будут доступны общественности. Все партии отходов, поступающих на завод, будут проверяться на фоновый уровень радиации, информация будет доступна в онлайн-режиме. Скорее всего, установим также информационные табло. Мы сами заинтересованы в том, чтобы радиоактивные отходы на предприятие не поступали, потому что это приведет к существенным мерам по утилизации таких отходов.

Лаборатория на объекте УХО в Камбарке Фото: Оксана Мымрина

Что такое отходы 1 и 2 классов опасности?

Александр Бречалов, глава Удмуртии: Анализ отходообразования в Удмуртии позволил выделить отходы, которые могут стать сырьем для нового комплекса:

  • свинец-содержащие отходы (автомобильные и промышленные свинцово-кислотные аккумуляторы, отходы электрического кабеля);
  • ртуть-содержащие отходы (люминесцентные лампы, термометры и другие приборы, содержащие ртуть);
  • отходы химических источников тока (батарейки, источники бесперебойного питания, аккумуляторы);
  • органические горючие отходы (в основном отходы химического и нефтехимического производства);
  • неорганические отходы (отработанные растворы кислот, щелочей).

Не будут ли просто сжигать?

– Некоторые местные жители, в том числе и выходящие на митинги считают, что отходы будут просто сжигать со всеми вытекающими проблемами для экологии. Какие технологии планируется применять?

Сжигание как метод переработки отходов изжил себя еще лет 30 назад. Это экономически нецелесообразно. Есть этапы, на которых идет термическое обезвреживание, но их цель – это перевод вещества из одного состояния в другое. Абсолютно не связано с открытым горением
Максим Корольков, первый заместитель гендиректора по развитию ФГУП «РосРАО»

Максим Корольков: Что касается технологий, то такие системы уже несколько десятилетий реализованы в Европе. И это все происходит под надзором государства. В приоритете у нас будут западные установки, так как они уже апробированы и имеют необходимые показатели. Разумеется, прежде всего это химико-физическое разделение, то есть поступающие отходы будут подвергаться разделению. Железо, пластик, стекло будут отделяться и возвращаться в утиль, а та составляющая, которая отход делает отходом, будет химически нейтрализоваться с получением продуктов, которые возвращаются в хозяйственный оборот. Сточные воды, которые в производстве будут у нас образовываться, будут обезвреживаться, выпариваться, перерабатываться и также возвращаться в оборот.

А как у них?

– Вы сказали про западные технологии, а как этот процесс происходит и воспринимается, например, в Европе?

Ольга Плямина, исполнительный директор Научно-исследовательского института проблем экологии: Конечно, нужно воспользоваться положительным опытом, ведь именно опыт иностранных коллег лег в основу реформирования отечественной отрасли. У них по-разному устроено обращение с отходами, но самое главное – в городах с данными предприятиями нет никакой социальной напряженности. Всегда в качестве примера привожу перерабатывающий завод в Вене, он стоит в центре города и является местной достопримечательностью. Такие же заводы стоят и в Германии, и в Финляндии. Они сталкивались с теми же проблемами что и мы, но давно их преодолели. Около 20 лет там уже работает эта система. Технологии, которые применяются, хорошо себя зарекомендовали и людям доказано, что это не вредно. Этому способствует открытое посещение заводов, туда водят экскурсии, детей.

На заводе в Камбарке Фото: Оксана Мымрина

Почему именно у нас?

– Если завод не несет в себе никакой угрозы, почему бы не построить его, например, в Москве?

Максим Корольков: В России на сегодняшний день существует ряд небольших предприятий по переработке отходов первого и второго классов, и нужно сказать, что большая их часть расположена в Москве и Подмосковье. Мы активно с ними работаем, это реально действующие производства, которые занимаются такими вопросами, как сбор и обезвреживание отходов.

Объем инвестиций в перепрофилирование объекта 5 млрд

В рамках федерального проекта создаются семь предприятий, в том числе и бывшие объекты по уничтожению химоружия. А те, что уже есть и успешно справляются со своей задачей, распределены по стране достаточно равномерно с учетом образования отходов.

Ольга Плямина: Мы буквально вчера побывали в техническом туре на заводе в Камбарке, и я хочу сказать, что это действительно технологически уникальное предприятие. Ощущение, будто бы я побывала на зарубежном заводе. Это уникальная площадка для дальнейшего развития отходной отрасли.

Что даст это простым камбарякам?

– Прозвучала информация, что «Росатом» возьмет опеку над Камбаркой. Что входит в данное обещание?

Максим Корольков: У «Росатома» есть ряд социальных программ, это всевозможные гранты, это развитие и поддержка регионов, развитие инфраструктуры, и уже сейчас мы проводим работу с регионом, чтобы в ближайшее время начать продуктивную работу. Штатная численность предприятия появится после разработки проектной документации, но по опыту могу сказать, что это примерно 300-400 человек. Но не стоит забывать, что на одно рабочее место на заводе приходится 3-4 места в инфраструктуре. Думаю, как для Камбарского района, так и для Удмуртии это будет ощутимый прирост рабочих мест, налогов.

На территории объекта Фото: Оксана Мымрина

Как развеять опасения?

– Все понимают, что развитие этой отрасли необходимо, но все же никому не хотелось бы жить в городе, где есть такой завод. Как же развеять опасения жителей Камбарки?

Дело в том, что мы находимся на пороге экологической катастрофы, поэтому для формирования правильного отношения жителей к заводу у нас времени практически нет. Открытая политика информирования – это то, что нам поможет. Завод принесет социальные плоды для населения, такие как новые рабочие места. Примерно в течение пяти лет получится разъяснить каждому, что такие предприятия действительно необходимы
Ольга Плямина, исполнительный директор Научно-исследовательского института проблем экологии

Владимир Леонов, директор программ межрегиональной общественной организации «Зеленый крест»: Достаточно важной проблемой, и не только для нашей страны, является налаживание конструктивных взаимодействий между общественностью, населением, правительственными, профессиональными и административными структурами. По проблеме уничтожения химического оружия мы начали работать в 1995 году. Тогда было объявлено, что люди, живущие рядом со складами, живут 50 лет. После этого мгновенно начались акции протеста, непонимание, недоверие, и проблема стояла очень остро. Наследие СССР по взаимодействию с населением пока еще оставалось. Наследие было таким: никому ничего не рассказывать, никого никуда не пускать, ничего не разрешать. Что-то нужно было делать, и организация «Зеленый крест» взяла на себя функцию посредника между населением и можно сказать, правительством, по организации конструктивных отношений для того, чтобы можно было двигаться вперед, к решению проблемы.

– Многие все равно не верят в безопасность объекта, в частности, опасаясь роста онкологических заболеваний.

Максим Корольков: Проводится регулярный мониторинг состояния здоровья населения, огромное количество проверок. Нам назвали показатели, согласно которым Камбарский район по онкозаболеваниям находится на 13-м месте среди городов и районов Удмуртии. Ни разу не зафиксировали случаев воздействия заводов на здоровье населения. Детей обследуют ежегодно, но отклонений не зафиксировано.

Общественный контроль

– Допустят ли независимых экспертов для контроля ситуации и исследования состояния окружающей среды?

Александр Бречалов: Проведение официальных общественных обсуждений по объекту «Камбарка» планируются в 2020 году после разработки проектных решений. Однако кроме предусмотренных законом процедур с общественностью региона будут обсуждены технические решения и на предпроектной стадии. 

Проект обязательно пройдет не только государственную экологическую экспертизу, но и общественную. При перепрофилировании объекта «Камбарка» будет создана общественная рабочая группа с привлечением научного экспертного сообщества для наблюдения и оценки проводимой работы, а также для контроля за соблюдением экологической безопасности при эксплуатации объекта. Весь процесс будет максимально прозрачным. Уже сейчас проводятся еженедельные встречи в администрации района по вторникам, где каждый желающий может задать интересующие вопросы
Александр Бречалов, глава Удмуртии

СПРАВКА

Объект по уничтожению химоружия люизита в Камбарке работал в 2006–2011 годах. Согласно недавно опубликованному постановлению правительства России, он будет перепрофилирован в производственно-технологический комплекс по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности. В этом году планируются начать разрабатывать проект «Росатома», ФГУП «РосРАО» представит его на общественные обсуждения в 2020 году. Пуск предприятия ожидается не ранее 2023 года. Всего в России таким способом решено перезапустить четыре объекта, использовавшихся для уничтожения химического оружия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Обещанья останутся снова на бумаге? кто может поручится за все обещанья жителям?
  • Представители РосРАО говорят, что экономически целесообразно завод построить именно в Камбарке. А то, что в случае форс-мажора (в России живем) под ударом окажутся жители Камбарки и близлежащих районов, как-то упускают из виду. Преприятие нужно строить в ненаселенных местах и подальше от рек. Деньги у государства есть.
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus