«Одиннадцатиклассник никогда не видел кисть»: откровения учителя ИЗО из воспитательной колонии
Фото: Амир Закиров

«Одиннадцатиклассник никогда не видел кисть»: откровения учителя ИЗО из воспитательной колонии

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 2593

Ижевчанка Надежда Вахрушева о работе с осужденными детьми

В первое воскресенье октября в России празднуют День учителя. Мы все когда-то поздравляли наших педагогов цветами и шоколадом, а заодно благодарили за нелегкий труд. Но бывают преподаватели, которым приходится работать в действительно сложных условиях. Например, Надежда Вахрушева учит детей ИЗО в Ижевской воспитательной колонии. Об отличиях между детьми из обычной школы и осужденными подростками, а также о тонкостях работы с ними Надежда рассказала IZHLIFE.

Досье

Надежда Вахрушева

Фото: Амир Закиров
  • Возраст: 59 лет
  • Семейное положение: вдова
  • Образование: высшее, окончила Нижнетагильский государственный педагогический институт
  • Хобби: внуки, рисование
  • Как пришла в профессию: «Все мои родственники любили рисовать: дядя – художник, сын, внучка… Наверное, у нас тяга к искусству – это семейное»

Не знает, по какой статье сидят ученики

Школа в Ижевской воспитательной колонии занимает только один этаж большого здания: учеников всего 50. Раньше она имела статус вечерней, теперь – общеобразовательной. Здесь даже можно сдать ЕГЭ. Как и в обычной школе, после звонка здесь слышится гул и топот (спешат на второй завтрак). Как и в обычной школе, здесь есть разные кабинеты для разных классов. Вот только учеников мало. 

Мы подходим к кабинету ИЗО и видим выставку рисунков осужденных. Почему-то больше всего удивляет портрет Достоевского – тяги к литературе у малолетних нарушителей закона я совсем не ожидала. 

Работы учеников выставляются в колонии. Лучшие из них отправили в Санкт-Петербург: они победили в конкурсе среди воспитательных колоний Фото: Амир Закиров

Заходим в кабинет ИЗО. Было страшновато: я ожидала встретить наглых подростков, которые хамят учителям и не желают учиться. Вместо этого – небольшая группа старшеклассников, с энтузиазмом разбирающих материал и распечатанные картинки. Сегодня на уроке – мастер-класс по живописи шерстью. Я тоже беру картинку с изображением Фудзиямы и заготовку. А потом удивляюсь снова: мастер-класс проводит один из учеников, а не учитель Надежда Петровна. Преподаватель вмешивается в процесс только изредка, чтобы помочь с деталями или что-то объяснить.  

«Сначала мы оформляем фон. Его нужно закрыть полностью, поэтому не стесняйтесь брать побольше шерсти», – с видом знатока объясняет мне мальчик. 

На уроке творческая атмосфера: все сидят в кругу вместе, а не за партами Фото: Амир Закиров
Я тоже присоединяюсь к мастер-классу Фото: Амир Закиров

Я делаю это впервые, и у меня вместо Фудзиямы получается нечто абстрактное. Смотрю на работы ребят – очень красиво.

«Потом мы закроем это стеклом, и вид станет совсем другим», – успокаивают меня новые «одноклассники». Я не спрашиваю, за что они здесь оказались, – боюсь лишний раз травмировать. Надежда Вахрушева потом рассказала мне, что тоже никогда не заговаривает с учениками об этом: она старается относиться ко всем без предвзятости. Если знать, по какой статье они сидят, доверительные отношения выстроить будет сложнее.  

Такие шедевры делают осужденные ребята Фото: Амир Закиров
А у меня получилась абстракция Фото: Амир Закиров

Пока мы делаем картины, Надежда Петровна показывает мне другие работы своих учеников: куклу из джута, плетеные корзинки… Педагог рассказывает, что они с ребятами работают в разных техниках. Были даже мальчики, которым нравилось вязать крючком или вышивать крестиком. 

В этот момент наша компания редеет: одного из подростков зовут на репетицию – готовиться к конкурсу среди воспитательных колоний. 

«Мы постоянно участвуем в мероприятиях, отправляем рисунки на выставки. Для них это престиж, они радуются, когда получают грамоты. Ведь раньше у них никогда такого не было. А заодно это влияет на условно-досрочное освобождение», – делится учитель. 

А в конце урока ученики организуют выставку. Около доски ставят парту, а на нее – все, что успели сделать на занятии. После звонка мальчики бегут на следующий урок. 

«Мама увидела картину ребенка и расплакалась»

Надежда Вахрушева не может объяснить, почему выбрала работу в колонии. Всю жизнь мечтала «работать в милиции», но откуда взялось это желание, она не понимает. На какое-то время она даже устроилась в комиссию по делам несовершеннолетних. Но о работе вскоре пришлось забыть: вышла замуж за военного. 

Много лет Надежда была учителем ИЗО в общеобразовательной школе, а потом предложили работать в воспитательной колонии. Мечта о работе с трудными подростками сбылась – уже пять лет Надежда Вахрушева учит осужденных прекрасному. 

«У меня у самой два сына, и этих ребят мне просто жалко. Хочется, чтобы они вышли на свободу, не забросили заниматься творчеством, учились дальше», – признается педагог. 

Стены класса Надежда Петровна украшает своими работами Фото: Амир Закиров

В колонии оказалось работать отчасти даже легче. В обычной школе дети часто не хотят заниматься, а здесь на ИЗО в старших классах ходят добровольно – поэтому дети более мотивированные. Есть еще и кружки. Из колонии, где 50 осужденных, к Надежде Петровне записались 20 человек. Для них искусство – своего рода арт-терапия. Бывали даже случаи, что дети оставались на лишнее занятие у Надежды Петровны, лишь бы не идти, например, на математику. Это случается крайне редко, поэтому подросткам идут навстречу и дают им прийти в себя на уроке ИЗО. 

А многим просто интересно попробовать себя в творчестве. 

«У меня был мальчик, который ни разу даже не видел кисть. По возрасту – одиннадцатиклассник, но учится в восьмом. Не расспрашивала, почему так произошло, но он мне признался, что раньше просто не ходил в школу. Я считаю, что во многом в подобных ситуациях виноваты родители», – говорит учитель. 

Иногда дети просят у преподавателя материалы и забирают в отряд: говорят, что все равно по вечерам делать нечего. А еще ученики старательно готовят поделки к праздникам: Дню учителя, Дню матери, 8 Марта… Когда к ним приезжают родители, из поделков и рисунков организуют выставку. 

«Был у меня один мальчик, который не ходил в школу. К нему однажды приехала мама, увидела его работу и расплакалась. Сказала, что он раньше не знал даже, что такое карандаш, а оказывается, он умеет делать потрясающие картины», – вспоминает учитель. 

Блиц

– Отслеживаете ли судьбу своих воспитанников? 

– У нас много ребят из других регионов, и их контактов на свободе не остается. Поэтому об их дальнейшей жизни узнаю, только если случайно встречаемся на улице, или по слухам. 

– Бывают ли случаи, что дети снова попадают в колонию? 

– Да, бывает, что потом они возвращаются. При этом хочется, чтобы на свободе они продолжали учиться, заниматься творчеством. Но потом все равно с некоторыми снова встречаюсь здесь. Или был у меня талантливый мальчик. Я надеялась, что он освободится, он планировал пойти в Монтажный техникум. Но почему-то не сложилось. 

– Есть ли успешные ученики? 

– Да, бывает и такое. В этом году один молодой человек сдал ЕГЭ по русскому языку на 92 балла. При зачислении в университет был третьим в списке. Он поступил, у него все хорошо. 

– Есть ли ограничения по использованию инструментов и материалов в колонии? 

– Да. Например, ножницы выдаются на занятии. Каждая пара отмечена маркировкой. 

Подпишись на IZHLIFE

И узнавай новости Ижевска там, где удобно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

Обыск, поиск «запрещенки» и инструктаж по использованию наручников: журналист IZHLIFE поработал в колонии в Удмуртии

Следователь из Ижевска: «Вызывали на работу во время новогоднего поздравления президента» 

«Радуюсь, если дети высказывают противоположное моему мнение»: откровения учителя истории из Ижевска  


ПОДЕЛИТЬСЯ

1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus