Обыск, поиск «запрещенки» и инструктаж по использованию наручников: журналист IZHLIFE поработал в колонии в Удмуртии
Фото: Дарья Мерзлякова

Обыск, поиск «запрещенки» и инструктаж по использованию наручников: журналист IZHLIFE поработал в колонии в Удмуртии

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 2765

В рубрике «Испытано на себе» рассказываем о ежедневной службе сотрудников УФСИН

1 августа исполнилось 100 лет со дня образования в нашей республике уголовно-исполнительной системы. Поздравить сотрудников УФСИН с их профессиональным праздником портал IZHLIFE решил необычно: журналист Анастасия Захарова проверила на себе, каково это – работать с осужденными. Для этого она попробовала себя в роли сотрудника женской колонии в Сарапуле. 

На работе – никакого телефона

Итак, я встаю очень рано: рабочий день в колонии начинается в семь, а мне еще нужно добраться до Сарапула из Ижевска. Это нормальная практика для сотрудников колонии: многие из них проделывают такой путь несколько раз в неделю. Чаще всего они заступают на работу на сутки, два дня отдыхают и снова работают сутки. Я же с непривычки чувствую себя невыспавшейся. Хорошо, что можно подремать по дороге в машине. 

Добравшись до места, я оставляю телефон в машине: внутрь меня с ним все равно не пропустят. Сотрудники колонии, как и осужденные, не имеют права находиться на территории учреждения с мобильником и буквально остаются отрезанными от всего мира на целые сутки. Хорошо, что мне придется испытать это лишь в течение нескольких часов!

На входе у каждого сотрудника проверяют температуру Фото: Дарья Мерзлякова

На входе в исправительное учреждение у меня измеряют температуру (пандемия!) и выдают временный пропуск. Прохожу через рамки металлоискателя и отправляюсь на инструктаж. 

Инструктаж и отработка силовых приемов

На инструктаже до сотрудников доводят оперативную информацию о происшествиях, если таковые накануне случились в других колониях. Например, рассказывают, как осужденным пытались передать запрещенные предметы – телефоны, симки, наркотики. Это нужно, чтобы сотрудники понимали, до чего доходит фантазия таких людей, и всегда были начеку. Дальше им выдают задания на день, например – проверить вещи той или иной осужденной. 

День начинается с инструктажа Фото: Дарья Мерзлякова

Но самое интересное – учеба. У сотрудников колонии есть средства защиты –  баллончики, дубинки – и на инструктажах напоминают, как с ними правильно обращаться. Я попала на мастер-класс по использованию наручников. В качестве тренировки пробую совладать с одним из инструкторов. Это сложнее, чем кажется! В том числе и психологически: мне сложно было заставить себя применить силу к другому человеку. Возможно, если бы передо мной стоял реальный нарушитель, угрожающий мне или моим близким, я бы старалась лучше, но вот справиться с ним… это вряд ли – в реальной жизни осужденные ни за что тебе не поддадутся, в отличие от инструктора.

Проверка осужденных и обыск

После инструктажа проходит построение. Мы принимаем пост и идем на службу. Каждый сотрудник в течение дня закреплен за определенной точкой: кто-то принимает посылки, кто-то следит за ситуацией в комнате свиданий, на производстве или в жилом секторе. Но мне нужно было узнать о работе учреждения как можно больше, поэтому я попробовала себя в каждой роли.

В первую очередь – пересчитать осужденных. Для этого мне выдают карточки с фамилией и инициалами. Я называю фамилию, а осужденные – свои имя и отчество, выходя при этом из строя. У моего помощника такая перекличка проходит быстро, я же долго пытаюсь разобрать фамилии, написанные от руки. К тому же я никого не знаю, и долго сверяю фото на карточке с лицами женщин, выходящих вперед.

После проверки отправляемся на внеплановый обыск у одной из женщин. Нам дали задачу проверить ее вещи: это значит, что есть основания полагать, что у нее могут быть запрещенные предметы. Обыск обязательно проводится в присутствии хозяйки вещей или кого-то еще из осужденных, а сотрудник, производящий обыск, включает видеорегистратор. У меня его  нет, поэтому полагаюсь на коллег. Женщина, у которой проводим обыск, ушла на работы, поэтому делаем все в присутствии другой осужденной.

Обыск проводим в перчатках Фото: Дарья Мерзлякова

Для начала проверяем тумбочку. На дверце имеется список того, что можно хранить в колонии. Мы открываем дверцы и вытаскиваем оттуда все содержимое, сверяя со списком: две упаковки крема, зубная щетка, зубная паста… Все вещи складываем на соседнюю кровать. У меня ощущение, что я без спроса лезу в чужую жизнь. Приходится постоянно напоминать себе, что сейчас я просто делаю свою работу.

После обыска мы проверяем сумку. На инструктаже нам говорили, что обыск в целом должен занять около 15 минут. По моим ощущениям, у меня ушло гораздо больше времени: каждую вещь нужно сверить со списком осужденной, а еще прощупать или даже проверить металлоискателем. В итоге мы не нашли никаких запрещенных предметов, но обнаружили лишний спортивный костюм. Его отнесли на склад. Если другая одежда женщины износится, она сможет его забрать. 

Проверки на производстве

Осужденные в колонии работают в основном на швейном производстве. У них даже бывает ежегодный оплачиваемый отпуск. На рабочем участке всегда дежурит один из сотрудников, он же проверяет девушек. 

На производстве шьют одежду на заказ, а также форму для себя Фото: Дарья Мерзлякова

Для работы используются опасные предметы, например, ножницы, поэтому весь инвентарь маркируется. Женщинам выдают его в начале работы, они же сдают его перед тем, как уйти. Есть риск, что осужденная пронесет на участок свои ножницы, без маркировки, и мы проходим по цеху, выборочно проверяя инвентарь. Все в порядке.

На ножницах должна быть маркировка Фото: Дарья Мерзлякова

Обед у осужденных проходит в привычном режиме, перед которым они сдают инвентарь. Каждую женщину нужно проверить – вдруг она пытается что-то унести с собой. Я ощупываю одну из женщин, пытаясь понять, спрятано ли что-то у нее на теле, затем она слегка приподнимает брючины, показывая, что и там ничего нет. Пройдя проверку, она идет на построение и обед. 

Проверяем, не унесли ли осужденные что-либо под одеждой Фото: Дарья Мерзлякова
После досмотра женщины уходят на обед Фото: Дарья Мерзлякова

Свидания и посылки

Сотрудники колонии не только патрулируют территорию и следят за осужденными, но и следят за свиданиями и принимают посылки и передачи. Я отправляюсь понаблюдать, как осужденные получают весточки из внешнего мира.

Комната для коротких свиданий Фото: Дарья Мерзлякова

Женщины имеют право на четыре длительных свидания в год. При неподобающем поведении их количество снижается, а при образцовом – увеличивается до шести. 

Но коротких свиданий может быть сколько угодно. Гости приходят к осужденным и общаются через перегородку по телефону. Одновременно в комнате свиданий могут находиться четыре осужденных. Мы слушаем разговор за стенкой. Ничего критичного не звучит – обсуждают здоровье и дела в семье.   

Затем принимаем передачу от человека. Для этого я надеваю фартук, шапочку и перчатки – обычно осужденным передают еду, и перчатки нужны, чтобы соблюдать правила гигиены, – и вооружаюсь инструментами: весами и ножом.

Передачу принимаем в перчатках и фартуке Фото: Дарья Мерзякова

В списке на передачу – 20 позиций. Каждую колбаску нужно взвесить, а потом разрезать ножом. Напоследок еще и нюхаем каждый предмет: вдруг вместо стирального порошка женщине отправили наркотики?

Предметы в передаче проверяем по списку Фото: Дарья Мерзлякова

Что делают ночью? 

Сотрудник заступает на смену на сутки. Мне нужно было возвращаться в редакцию, поэтому опыт работы ночью в колонии прошел мимо меня. Но мне рассказали, что по ночам работники в основном занимаются патрулированием территории и следят, чтобы осужденные спали. 

Все эти сутки работники проводят на ногах. На отдых в положенное время отводится всего два часа. Мне хватило и половины дня, чтобы ноги начали гудеть. Трекер показал, что за несколько часов я прошла суточную норму шагов. А сотрудники колонии работают в гораздо более тяжелых условиях. Поэтому им дают льготы – длинный отпуск и ранний выход на пенсию. 

Когда я вышла из колонии, в первую очередь проверила телефон. Обнаружила несколько пропущенных звонков и вал сообщений в соцсетях и мессенджерах. Некоторые знакомые успели переволноваться из-за того, что я долго не отвечала. А ведь я была вне доступа всего полдня.

Тест на профпригодность

Чтобы устроиться в колонию, специального образования не нужно. Принимают с 18 лет с полным средним или средним специальным образованием. Сначала нужно немного поработать, а потом нового сотрудника отправляют на учебу. Поэтому я с образованием журналиста вполне могу сменить профессию. Единственное «но»: в учреждении строгий отбор, нужно подойти по состоянию здоровья и пройти психологические тесты. Я прошла два тестирования – на самоконтроль и на логику. По их результатам я бы могла стать сотрудником УФСИН.

Подпишись на IZHLIFE

И узнавай новости Ижевска там, где удобно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

Подробности истории с кафе в Ижевске, якобы отказавшимся обслуживать семью с девочкой-инвалидом

Убийце и насильнику 14-летней девочки в Ижевске в два раза увеличили срок


ПОДЕЛИТЬСЯ

1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus