Дальнобойщик из Ижевска: «Наша профессия – это образ жизни, поменять который невозможно»

Автор: | | Комментариев: 1 | Просмотров: 11653

Дмитрий Сысоев об опасностях в дороге, профболезнях и женщинах легкого поведения

Какие города среди дальнобойщиков слывут самыми криминальными в России? В какую сумму водителям «влетают» штрафы за вождение? И как устроена кабина грузового автомобиля? IZHLIFE продолжает рубрику «Моя работа» и на этот раз рассказывает о профессии дальнобойщика.

Досье

Дмитрий Сысоев

Фото: личный архив героя материала

Возраст: 34 года

Стаж работы: 13 лет

Образование: среднее профессиональное, автослесарь-механик 3 разряда, техническое училище №6

Семейное положение: холост, есть сын (7 лет)

Как пришел в профессию: Любовь к машинам, как и у любого мальчика, у меня была всегда. Еще будучи детсадовцами, мы с парнишками выходили на обочину и махали мимо проезжающим дальнобойщикам. В детстве ездил в колхоз, где работал папа, и «возился» с машинами. Средний брат у меня тоже водитель, поэтому мой путь был предрешен.

«10 минут моего отдыха спасут несколько жизней»

Интервью с человеком этой профессии я ждала давно. Грезила, что наконец-то залезу в большую машину и посмотрю на то, как все там устроено, лично. Но коронавирус внес свои коррективы, поэтому интервью с дальнобойщиком пришлось провести по телефону. Своим звонком я застала нашего героя на заправке: мужчина как раз собирался в очередной рейс в Санкт-Петербург.

– Это вы ловко меня поймали! Этот месяц (разговор был в конце апреля. – Прим. ред.) выдался каким-то напряженным, дома практически не бываю. «Намотал» больше 21 000 км, хотя средняя цифра у меня 14 000-15 000 км, – начал рассказ Дмитрий. – Работаю я в частной компании, развожу все: от кошачьего корма до лекарств. Если говорить о географии поездок, то езжу, в основном, в Москву, Санкт-Петербург, Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Сургут и т.д.

Дальнобойщики проходят осмотр у врача, который в случае «годности» водителя выдает так называемый путевой лист. Перед каждым рейсом механик проверяет автомобиль, указывает на недочеты, которые нужно исправить до поездки.

Кстати, у дальнобойщиков нет понятия «рабочий день». Как только появляется заказ, мужчина отправляется в рейс: неважно, день или ночь на дворе. За месяц Дмитрий совершает около 6 поездок в несколько тысяч километров. Чтобы груз был доставлен вовремя, а главное, в целости и сохранности, водителям нужно соблюдать режим труда и отдыха.

– Максимум, который мы можем двигаться в день – 9 часов, но делать это без перерывов нельзя. Можно ехать по 4,5 часа и отдыхать между ними 45 минут, а потом уходить на так называемый суточный отстой (13 часов). Можно эти 9 часов делить иначе: три часа едешь, полчаса отдыхаешь, потом снова 3 часа за рулем и т.д., – рассказывает Дмитрий. – Два раза в неделю можно брать дополнительный, десятый, час. Скажу честно: я стараюсь соблюдать график, но иногда им пренебрегал. Бывает, что сломаешься, потратишь время на ремонт, а у тебя сроки доставки «горят». Ну как тут быть? С другой стороны, я понимаю свою ответственность за жизнь других. В случае ДТП я могу отделаться царапинами, а в «легковушке» могут погибнуть люди. Сам за рулем я не засыпал, но предпосылки к этому были. Если мне такие «звоночки» поступают, то я останавливаюсь, выхожу на улицу, дышу воздухом, чай пью и еду дальше. 10 минут моего отдыха могут спасти несколько жизней.

Суммарно период вождения не должен превышать 56 часов в неделю и 90 часов за 2 недели. Выходной должен длиться не менее 45 часов (еженедельный отдых), но допускается сокращение этого времени до 24 часов Фото: личный архив героя материала

«Освободите «встречку», отказали тормоза!»

Практически полжизни дальнобойщик проводит за рулем, поэтому количество аварий, которые видят водители большегрузов – не сосчитать. Не раз Дмитрий сам попадал в ДТП, а вот однажды ему даже пришлось спасать человека!

–  Я ехал в Ижевск около Можги. На дороге был небольшой гололед, снег. Дело бы на небольшом мостике. На моих глазах «Газелька» снесла отбойник, перелетела через него и кабина ушла под воду. Я, конечно, сразу вышел, спустился к речке, начал открывать двери, люди там кричали, толкались, – вспоминает Дмитрий. – Потом я осознал, что несколько человек, чтобы выбраться, взобрались на одного мужчину и стоят на нем, а его голова уже под водой.  Еще бы немного, и он просто умер. Барахтался я там около часа, а потом еще в итоге «нарвался» на недовольство руководства, так как задержался, но зато всем помог выбраться! К тому моменту как раз подоспели медики.

Одно из ДТП Дмитрия, в результате которого он порвал шину Фото: личный архив героя материала

Спасать людей пришлось однажды и от самого Дмитрия: в машине отказали тормоза.

– Они перегрелись и перестали просто реагировать. В тот момент на моей полосе вдалеке шел ремонт и были рабочие. Я просто чудом успел заметить поломку раньше, чем произошла трагедия. В рацию я сразу крикнул другим водителям, что иду на Ижевск, отказали тормоза, предупредите рабочих и освободите «встречку»! Благодаря этим действиям на месте ремонта я зацепил только конусы! – говорит Дмитрий. – Кстати практика показывает, что все уверены в моих тормозах настолько, насколько я сам в них не уверен. Водители «легковушек», когда «бросаются» мне под колеса, не понимают, что я не могу с весом в 40 тонн (20 груз и 20 сама машина) просто так взять и остановиться. В тот момент у меня, конечно, вся жизнь перед глазами промелькнула, но, к счастью, все обошлось. Это за гранью фантастики!

«Челябинск и Магнитогорск – криминальная местность»

Однако самое опасное в профессии дальнобойщика далеко не ДТП, а бандиты: нападения на водителей все еще случаются. Около 10 лет назад по всем федеральным каналам «трубили», что одними из самых опасных городов являются Челябинск и Магнитогорск. По словам Дмитрия, эти города и сейчас опасны.

«Чем дальше от Москвы, тем доброжелательней народ»

– В 2012 году я вез молоко из Сарапула в Челябинск. Выгрузка у меня была назначена на ночь, а я приехал в 8 вечера. Зарегистрировался и решил поспать.  Разбудил меня стук в дверь, я открыл шторку и увидел паренька в форме охранника. Я сначала подумал, что проспал выгрузку, снял блокировку с двери и началось… – рассказывает Дмитрий. – Оказалось, что у них тут такой пропускной режим: если груженый – нужно заплатить 6 000 рублей, пустой – 3 000 рублей. За товар было страшно, поэтому я сказал, что пустой, денег нет. Они начала рыскать по кабине, искать ценности и по итогу я согласился им заплатить, только чтобы сберечь товар. Мы съездили до банкомата, я снял деньги и отдал. Когда они меня привезли обратно, то дали свою визитку, а потом разбили еще правое стекло за то, что пытался их обмануть. После их отъезда я обнаружил у себя ножевое ранение (3 см глубиной). Видимо, когда дрались в кабине, я даже от шока этого не почувствовал… Обо всем я, конечно, рассказал руководству.

Фото: личный архив героя материала

По словам Дмитрия, таких опасных городов и регионов по стране немало.

– А еще в этом же году (в 2012) я попал в передрягу в Екатеринбурге. Тогда за ночь бандиты «грохнули» около 13 машин. Ночью они просто шли по машинам, вымогали деньги, колеса прокалывали, стекла били, нападали с ножом. Мне тоже стучали, но я так крепко спал, что вообще не слышал! Когда проснулся, увидел разбитую фару и помятую дверь. О случившемся узнал от других дальнобойщиков, которые стояли и ремонтировались, – вспоминает герой.

«Из-за работы я не видел, как мой сын сделал первый шаг»

– Я много раз хотел бросить эту работу. Во-первых, страдает здоровье: от частых ночных переездов зрение садится, давление скачет, спина и шея болят так, что никакие врачи не помогают. А сколько дальнобойщиков остаются инвалидами только лишь потому, что их руководство экономит на солярке, заливая на зиму летнее топливо… – говорит Дмитрий. – Во-вторых, я практически живу в машине. У меня бешеный ритм: приехал, помылся, переоделся и снова рейс.  В-третьих, с такой работой семейная жизнь у меня не сложилась, к сожалению. Не каждая женщина сможет жить с мужчиной, которого постоянно нет дома, согласитесь? А самое главное, из-за своей работы я не видел, как пополз мой сын, как сделал первый шаг, не слышал его первого слова! С женой мы в разводе, сын живет с мамой, поэтому вижу я его не так часто. И каждую встречу мы знакомимся с ним  как в первый раз!

Летом Дмитрий иногда берет с собой в поездки и сына Фото: личный архив героя материала

Однако несмотря на все трудности, пока оставить эту работу Дмитрий так и не смог. Говорит, что слишком любит свое дело, дороги и автомобиль, который даже ревнует к другим водителям.

В приметы и суеверия Дмитрий не верит. Единственное, что он соблюдает – это просьбу мамы никогда не возвращаться домой, если уже вышел. Кроме этого, каждое утро мужчина звонит маме, которая спустя столько лет все равно переживает за сына Фото: личный архив героя материала

– Моя работа – это мое все, поэтому я пока еще в этой профессии. В планах у меня – открыть свой бизнес и работать на себя. Наверное, многие, кто кричат, что хотят уйти – обманывают себя. Хоть это и сложная работа, но очень романтичная. Я уже объездил пол-России и просто влюбился! Удмуртия, Алтай, Байкал, Иркутская область, Башкирия, Пермский край… Какие там виды! Отказаться от этого удовольствия уже сложно, потому что дальнобойщик – это не профессия, а образ жизни. А его, как говорится, поменять ой как не просто, – подытоживает Дмитрий.

В машине Дмитрий ездит без обуви. Говорит, что так ему удобнее, да и грязи в кабине меньше Фото: личный архив героя материала

БЛИЦ

Может ли дальнобойщик сам выбирать маршрут?

По идее, нет.  Но бывает, что нужно повидать родственников срочно или что-то забрать в другом городе. Тогда договариваешься с начальством, что, если появится заказ в нужную сторону, то поеду в том направлении я. Обычно идут навстречу. Кстати таким способом я уже два раза на рабочем автомобиле съездил с ребенком в отпуск. При желании и договоренности с начальством можно совместить приятное с полезным.

Имеет ли право водитель проверить груз и вскрыть коробки?

По идее да, но вы представьте, что у вас полная фура коробок. Все их проверять просто не хватит сил, поэтому мы осматриваем груз только на целостность. На некоторых складах нас вообще не допускают к машине, то есть мы стоим на расстоянии и смотрим, как нам в прицеп грузят товар. Получается, что мы везем «кота в мешке» и в любой момент меня и мою компанию могут подставить. Могут тебе что-то повесить под машину, а ты даже не будешь знать, что везешь «запрещенку».

В кабине два спальных места. Дмитрий спит обычно наверху, так как там теплее. А под нижней «кроватью» мужчина хранит продукты Фото: личный архив героя материала

За чей счет ремонтируется автомобиль, если что-то сломалось? И кто оплачивает штрафы?

Смотря, в чем причина. Если что-то сломалось не по моей вине, то компания платит. Если какое-то ДТП или я не досмотрел – плачу и ремонтирую я сам. Чтобы вы понимали, только одна фара на моем автомобиле стоит 9000 рублей. То есть ремонт влетает в копеечку. Штрафы оплачивает водитель, так как за рулем находится он, а не начальник компании. За 2019 год у меня вышло штрафов почти на 29 000 рублей.

Существует стереотип, что дальнобойщики часто прибегают к услугам женщин легкого поведения. Так ли это?

Не скажу, что часто, но бывает. Я такими услугами не пользуюсь, но есть водители, которые не прочь с такими девушками отдохнуть. Подобными дамами славится Республика Татарстан, Самарская и Воронежская области, Санкт-Петербург.

Ничего лишнего у Дмитрия в машине нет. В отличие от многих других дальнобойщиков, различные «висюльки» и игрушки он не любит Фото: личный архив героя материала

Есть ли у вас личный легковой автомобиль?

Был, но я его продал за ненадобностью. Если мне нужно, я беру автомобиль в аренду или езжу на общественном транспорте. 

Правда ли, что все дальнобойщики любят шансон?

Не сказал бы. Большинство слушает, но я предпочитаю вообще ехать без музыки. Вместо нее включаю аудиокниги.

Когда у Дмитрия есть свободное время, он старается себя радовать чем-то вкусненьким: печет блины или делает драники! Фото: личный архив героя материала

Доходы

Средняя зарплата Дмитрия – 70 000 рублей в месяц (оплата 5,5 рубля за км. 1 рубль из этой суммы входит в командировочные)

Из наблюдений

Как отмечает Дмитрий, сейчас самая главная проблема дальнобойщиков – сроки, поэтому той взаимовыручки, которая была раньше, уже нет.

– Каждый шаг водителя отслеживает система Глонасс, поэтому любое отклонение от графика вызывает недовольство у начальства, – говорит Дмитрий. – Есть водители, которые помогают, несмотря ни на что, предупреждают о поломках, если что-то замечают. А вот однажды у меня спустило колесо, мне нужен был второй домкрат. Я 4 часа стоял на трассе, орал в рацию, чтобы помогли, но никто не откликался!

Это интересно!

На каком автомобиле ездит Дмитрий:

Mercedes-Benz Actros

  • Год выпуска 2017
  • Двигатель - 12.0 л / 410 л.с. / Дизель
  • Коробка - автоматическая
  • Тип кабины- 2-местная

На заметку

Список любимых кафе, где всегда останавливается Дмитрий:

  • «Никольское», Чувашская Республика;
  • «Русский дом», Нижегородская область;
  • «Казачья застава» (особенно нравится банный комплекс), Пермский край;
  • «Гавань», Пермский край;
  • Автозаправочный комплекс «Ирбис», Республика Татарстан.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Курьер из Ижевска: «Недобросовестных клиентов сдаем ФСБ»

Полиграфолог из Ижевска: «Меня невозможно подкупить»


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Интересный рассказ мне очень понравился, сильный морально этот Дмитрий видно что многое пережил по жизни
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus