Нейрохирург из Ижевска: «По шраму на голове человека узнаю свой почерк»

Автор: | | Комментариев: 1 | Просмотров: 4762

Виктор Заварзин – о том, почему не разговаривает с пациентами в день операции и есть ли правда в медсериалах

На что похож человеческий мозг и какого он цвета? Сколько часов может длиться операция? Что приходилось доставать из головы пациента врачам? Нейрохирург из Ижевска отвечает на интересные вопросы и рассказывает о своей работе.

Фото: Сергей Грачев

Досье

Виктор Заварзин

Возраст: 43 года

Стаж работы: 19 лет

Образование: ИГМА, лечебный факультет

Семейное положение: женат, двое детей

Хобби: футбол

Как пришел в профессию: Мама Виктора работала в больнице старшей медсестрой, поэтому с медициной он был знаком с детства. Однако сначала хотел стать футболистом, но в 10 классе понял, спорт – это не его. В итоге выбрал медицину и пошел по маминым стопам. После интернатуры работал три года урологом из-за отсутствия мест в нейрохирургии.

ТОП-5 необычных вопросов нейрохирургу

«На второй неделе работы у меня умер пациент»

– Рабочий день нейрохирурга начинается в 7:30 и заканчивается в 15:30, но это в лучшем случае, потому что после работы мы часто задерживаемся, – начинает рассказ Виктор. – Тяжелее всего было привыкнуть к дежурствам: тогда их было около 10-12 в месяц, мы могли провести в больнице более 1,5 суток, ночь провести дома, а потом снова уйти на 1,5 суток. Ночью нас тоже могли вызвать на работу, если у пациента, которого ты оперировал, возникли осложнения. Особого волнения у меня в первое время не было, потому что врачей я знал, так как во время работы урологом часто ассистировал на операциях в нейрохирургии. Здорово переживал, когда у меня умер первый пациент. Я тогда вторую неделю работал, долго переживал. Мне понадобилась не одна неделя, чтобы отпустить ситуацию, – говорит Виктор. – А вообще у каждого врача есть свое кладбище. Без этого никак.

«Достаем из головы пули, отвертки и сучки»

По словам Виктора, в 80% случаях ему приходится «собирать» по частям жертв ДТП или тех, кто попал в больницу из-за конфликтов на почве «бытовухи».

– В ходе ссор и драк в ход идет все, поэтому частенько мы достаем из головы отвертки, сучья, ножи, дробь, пули. Кстати, был один такой случай, меня вызвали в Чайковский родственники мужчины, у которого пуля застряла посередине черепа. Пациент был в коме. Местный нейрохируг делать операцию отказался, и, по сути, мужчина просто умирал, – говорит Виктор. – Я взялся. Достать пулю сразу, не повредив мозг, было невозможно, поэтому сначала я «вскрыл» череп, а потом убрал «измененный» мозг и кровь.

В среднем в операционной находится 6 человек: анестезистка, анестезиолог, операционная сестра, санитарка и два нейрохирурга (один оперирующий, второй ассистент)

Вскоре мужчину выписали, он сам ушел домой, а через три месяца Виктор с коллегами вновь провел операции – через нос достали ту злополучную пулю, а после – вместо поврежденной кости поставили титановую пластину.

– Периодически этот мужчина мне звонит, с праздниками поздравляет и говорит спасибо за свой второй день рождения, – говорит хирург.

«Во время операции прошу включить музыку»

– К каждой операции готовимся, обсуждаем ее с заведующим, думаем, какие могут юыть трудности и осложнения во время операции. Перед операцией, кстати, врачу желательно не ходить тренажерный зал, не делать упражнения с утяжелением, потому что может возникнуть тремор, – делится Виктор. – Кстати, я всегда разговариваю с пациентами за день до операции, а утром – никогда. Так, мне кажется, исключается момент ненужного нагнетания: и человеку спокойнее, что он не видит врача и не начинает беспочвенно паниковать, и мне никто лишние вопросы не заедает.

Профессию нейрохирурга часто пытаются показать в фильмах или сериалах. Виктор признается, что нелюбитель смотреть телевизор, но некоторые моменты в таких картинах все-таки правдивы.

Рекорд Виктора – 5 операций за сутки: две плановые и три на дежурстве

– Например, показывают, что после операции врач сам выходит к родным. Это правда. А еще показывают, что во время операции в помещении играет музыка. Включать ее в операционной действительно можно, – рассказывает Виктор. – Я, например, всегда прошу включать музыку, желательно, динамичную. Но это на любителя, потому что некоторые врачи любят работать в полной тишине.

Некоторые инструменты нейрохирурга Фото: архив редакции

Виктор признается, что своих пациентов он может узнать даже в очереди в магазине. Причем не по лицу!

– Смотрю на человека и точно вижу, что он оперировался у нас. А вот этого я оперировал, потому что почерк работы мой, а вот этого – мой коллега. Получается, что своих узнаю по шрамам! – отмечает Виктор. – Хотелось ли мне уйти? Да! Но такие перемены, скорее, связаны с денежным вопросом и с хамством пациентов. Нас могут послать, обругать, замахнуться, а мы не можем ответить грубостью на грубость, ведь мы находимся на рабочем месте. К сожалению, у нас завязаны руки и юристов-защитников у нас нет…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Читала книгу Макьюэна Суббота о работе нейрохирурга. Это не врачи это сверх люди, доктору успехов и здоровья !
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus