Реклама
26 апреля 2022 17:59
Моя история

«Спокойно стало, когда саркофаг закрыли»: ликвидаторы из Ижевска рассказали о своей службе в Чернобыле

26 апреля 1986 года произошла крупнейшая техногенная катастрофа

Союз «Чернобыль» Ленинского района города Ижевска Фото: Амир Закиров
Союз «Чернобыль» Ленинского района города Ижевска Фото: Амир Закиров

26 апреля 1986 года в Чернобыле произошла крупнейшая техногенная катастрофа – авария на атомной электростанции.

Для ликвидации последствий отправили жителей практически со всей страны, в том числе и из Удмуртии – более 3,5 тыс. человек поехали из нашей республики.

Владимира Иванцова, Виктора Минакова, Бориса Прокошева, Юрия Феоктистова и Валентина Хохрякова призвали туда в период с октября 1986-го по ноябрь 1987 года.

IZHLIFE пообщался с ликвидаторами – членами «Союза Чернобыль» Ленинского района Ижевска в канун 36-й годовщины трагедии.

831 520 (20).jpg

«Мы прекрасно понимали, что такое радиация. Понимали, что нам будет». Фото: Амир Закиров  

Реклама

Обязательный пункт – наличие детей

Призывали через военкомат. Но не каждый военнообязанный подходил для того, чтобы стать ликвидатором. Отбор велся по трем критериям:

  • Возраст – от 30 до 50 лет;

  • Состояние здоровья;

  • Наличие детей.

Почему в этом списке есть пункт про детей? Спрашиваю напрямую.

«Ну вы же взрослая девушка, сами все понимаете. После облучения детей иметь нежелательно, да и не получится», – отвечают мои собеседники.

Виктор Минаков, Председатель союза «Чернобыль» Ленинского района, о разговоре жен с представителями военкомата
Виктор Минаков, Председатель союза «Чернобыль» Ленинского района, о разговоре жен с представителями военкомата
Жены понимали. В то время было понятие совсем иное. Мы же давали присягу на верность службы родине. Какой мог был быть отказ. Все выполняли свой долг.

Жили в палатках, кормили хорошо

Селили ликвидаторов в брезентовых солдатских палатках. На питание не жаловались, рассказывают, что кормили хорошо – «на убой».

Работа была разная, зависела в основном от гражданской специализации. Кто-то разбирал завалы, кто-то устранял очаги возгораний на аппаратуре, работали в реакторном зале и на могильниках, дезактивировали помещения.

831 520 (23).jpg
Это была физически трудная работа. Фото: Союз Чернобыль Удмуртской Республики

Велись работы в уцелевших блоках следующим образом: измеряли уровень радиации, затем мыли специальными растворами, покрывали свинцовыми рулонами, мыли и опять измеряли уровень радиации. Повторяли эту схему до тех пор, пока уровень не достигал нормы. И так по всей ЧАЭС.

В могильники отправлялась зараженная техника, которую нельзя было отмыть – танки, вертолеты
В герметичные подземные могильники отправлялась и вода в пакетах, земля и снег. Все это приходилось соскабливать, собирать и переливать вручную.

«В диаметре 200 метров около станции грунт был вручную срезан от 10 см до 1,5 метров. Все приходилось делать солдатам», – рассказывает Виктор Минаков.

Работы приходилось вести быстро: минута на то, чтобы скинуть зараженные объекты с кровли здания,10 минут – работа на могильниках.

Реклама

Принимали только холодный душ

Стандартный набор ликвидатора – маска-«лепесток» и прорезиненные свинцовые фартуки. Последних надевали по четыре штуки за раз.

15 кг

вес прорезиненного свинцового фартука, которые надевали ликвидаторы


Кстати, Владимир Иванцов рассказал о своем методе борьбы с радиацией.

«Нас не инструктировали, я своей башкой дошел. Я ни разу не принимал горячий или теплый душ, только холодный. Поры при холодной воде сужаются, а у нас облучение было внутреннее. Я посчитал, что так меньше попадет в организм радиационная пыль», – рассказал ликвидатор.

Тех, кто получал облучение более 25 рентген – отправлялся домой, потому что 20 рентген – это доза персонала радиационно-опасных объектов, получаемых за год.

Наши ликвидаторы превысили допустимый уровень радиации за 3 месяца.

Что больше всего запомнилось?

Конечно, жуткими были картины, открывшиеся по прибытию: погибший лес, тела лосей и кабанов с выпавшей шерстью на обочинах дорог, и абсолютно пустая Припять, где за шторами на окнах никого нет…

Но за это время были и приятные эмоции: радовались, когда звонили близким по телефону, по вечерам обменивались анекдотами со всей страны.

831 520 (22).jpg
Чернобыльцы могут даже и посмеяться, вспоминая то время. Фото: Амир Закиров

Хотя главным счастливым событием стало известие, что 4-й энергоблок наконец-то накрыли саркофагом.

«Спокойно стало, когда саркофаг закрыли. Было приятно на душе, что наконец то укротили», – вспоминает Председатель союза «Чернобыль» Ленинского района.

Реклама

Постскриптум

Организация «Союза Чернобыль» в Ленинском районе – одна из самых дружных и сплоченных. Они одними из первых организовались и стали поддерживать друг друга, несмотря ни на что. И сейчас продолжают шутить даже на серьезные темы.

«У каждого по 8-10 хронических заболеваний. Спрашивает врач: У вас какая болезнь?  Какую надо, ту и пишите, все есть», – пошутил с нами Борис Прокошев.


Реклама
Реклама
Реклама
Реклама