Реклама
8 июля 2022 15:43
Моя история

Снос школы № 61 в Ижевске: воспоминания выпускников о строгом дресс-коде, первой любви и найденном трупе

Своими историями с IZHLIFE поделились бывшие ученики

Фото: Амир Закиров
Фото: Амир Закиров

Школа № 61 стоит на улице Клубной в Ижевске еще с 1960 года. За 60 с лишним лет здание стало аварийным – учиться было уже просто опасно. И наконец-то проблему начали решать: здание сносят, чтобы построить новое. Детей на это время переведут в соседние школы. 

Событие радостное, но у многих жителей Строителя с этой школой связано множество воспоминаний: именно здесь они встречали своих первых учительниц, заводили друзей на всю жизнь, впервые влюблялись… Своими историями о 61-й поделились ее бывшие ученики.  

Реклама

Встретила будущего мужа

Ижевчанка Елена переехала с мамой в Удмуртию в 1968 году, и тогда же поступила в первый класс. Учебных заведений в Строителе было мало: устаревшая на тот момент двухэтажная школа № 45 и деревянный барак под школу неподалеку от 61-й. В те годы попасть в нее считалось удачей, ведь это была самая новая, модная и современная школа в районе. Уже тогда 61-я была переполнена. 

Целые параллели на год уводили на занятия в другие школы, а потом возвращали. В основном – самых юных учеников. 

«Во втором классе нас отправили в маленькую школу барачного типа. А условия там… туалеты – с дырками в полу. Но все в те времена относились с пониманием, родители не выражали недовольства. Ведь учиться в первую смену можно было только так, чтобы поздно не возвращаться домой: это ведь был район частного сектора и бараков, в темноте опасно ходить», – вспоминает Елена. 

Школа 61 1.JPG
Сейчас школу уже начали разбирать, на площадке – строительный мусор. Фото: Амир Закиров

Идти на первую линейку было страшно и волнительно. Атмосферу создали праздничную: море цветов, девочки в белых фартучках… В тот же день Елена увидела свою первую учительницу – Римму Федоровну. 

«Тогда мы писали еще перьевыми ручками и чернилами. Это был титанический труд! Мы были вечно чумазые, от чернил оставались кляксы. Уж как я ни аккуратно пыталась черточки рисовать – все равно иногда падала капля, и мы убирали ее промокашкой. Тогда даже тетради сразу с ними продавали. Но никто не ругался, оценки снижали только тем, у кого совсем грязно было. Зато это приучало нас к красоте», – рассказывает Елена.

Школа 61 2.JPG
В здании уже нет окон. Фото: Амир Закиров

От чернильниц оставались пятна: после школы мальчики в шутку дрались с девочками, краска растекалась по портфелю… и рюкзаки, и лица всегда были перепачканы. Взрослые ворчали, но что поделать? 

Парты в кабинетах школы тоже стояли классические, советские, с откидной полочкой. И только в кабинетах физики и химии, где проводили опыты, учились за обычными столами. 

Класс Елены «базировался» в кабинете обществоведения. Там же находилась комната боевой славы: на стенах висели портреты героев Великой Отечественной войны, и девочка проводила там экскурсии для младшеклассников. И вообще жизнь была насыщенной: соревнования, кружки, праздники, дополнительные занятия для заинтересованных… Домой возвращались уже поздним вечером.  

«Тогда подход был не такой, как сейчас. Если кто-то отставал, учителя в свое личное время занимались индивидуально, чтобы мы всесторонне развитыми людьми выросли. Школа была для нас родным домом, а педагоги – как вторые родители. И сейчас, бывает, встретишь кого-то, здороваешься. Может, не помнишь имя-отчество, но точно знаешь, что физику преподавал. И начинаются воспоминания», – говорит Елена.

Школа 61 3.JPG

В давние годы эта школа была очень важна для Строителя. Фото: Амир Закиров

Девочка занималась спортом. Сначала фигурным катанием (не в школе), но потом из-за проблем со здоровьем пришлось перейти в волейбол. К такому направлению ее подтолкнул школьный физрук. На всех соревнованиях Елена всегда защищала честь школы, вне зависимости от вида спорта: лыжи – значит лыжи, эстафета – значит эстафета. И благодаря увлечению спортом она познакомилась в школе с будущим мужем. 

Он пришел в школу в девятом классе, и тоже с головой погрузился в спорт. На фоне общих интересов и подружились: сначала вместе занимались, потом гуляли с его овчаркой, потом Елена начала помогать ему с точными науками… В те времена дружба между мальчиком и девочкой сводилась максимум к прогулкам за ручку. Но спустя несколько лет после окончания школы они поженились и живут вместе до сих пор. 

Все праздники проходили в актовом зале: и 23 Февраля, и 8 Марта... 

«Было очень весело. Но однажды меня «подкузьмили»: нужно было в конкурсе 8 Марта «продать» какую-то вещь и убедить всех, что это нужно. И мне достали из пакета… мужские трусы. Но я справилась, всех убедила, зал хохотал, наша команда выиграла», – делится Елена. 

Школа 61 4.JPG
 На стенах многие оставляли рисунки на память. Фото: Амир Закиров

Точно так же, в актовом зале, проходили и последний звонок с выпускным. В столовой для ребят накрыли праздничный стол. Уходить из школы было больно. И до сих пор одноклассники собираются у родных стен каждое 1 сентября, а потом навещают на кладбище тех учителей, которых уже не стало. 

«Грустно, что ее сносят. Ведь эта школа была как родной дом. Я каждый раз смотрела на нее, когда просто проходила мимо», – подводит итог Елена.

Собирались каждый год 1 сентября 

Любовь с семьей приехала в Ижевск из Свердловской области в третьем классе в конце 1960-х. Родители с дочкой поселились в Строителе, и ее отдали в 61-ю школу – выбора не было. Поначалу в незнакомом городе она даже плакала: здесь другой говор, другое жилье, люди… Но со временем привыкла. 

В школе новые одноклассники встретили девочку хорошо, быстро появились друзья. И учителя были замечательные. 

«Наша классная, Дина Сергеевна, была интеллигентнейшая женщина. И родители у нее тоже были из ученых. У нее все классы всегда были дружные, и собираются до сих пор. Никогда не кричала: если что, подходила, стучала пальчиком по столу, и все, это значило, что ты наказан», – с теплотой вспоминает Любовь. 

Школа 61 5.JPG
Сейчас в окна школы можно спокойно заглянуть и посмотреть, как там обстановка. Фото: Амир Закиров

В те времена ребята сами организовывали свой досуг – гуляли всем коллективом. Например, однажды пошли за Александровское кладбище. Вот только встретившийся по пути одноклассник рассказал, что там лежит труп. 

«Мы посмеялись, а потом и впрямь увидели тело. Его уже начали мыши объедать. Мальчики отправили нас домой, а сами пошли давать показания в полицию. Мы тогда не испугались, всем рассказывали, что покойника нашли. Нам потом Дина Сергеевна такого «покойника» показала!» – смеется Любовь. 

Тем не менее жажды поиска приключений эта история не поубавила – правила нарушали только так. Например, две прилежные ученицы однажды сбежали с урока черчения – от них такого никак нельзя было ожидать. 

«Узнала об этом только недавно, была в шоке. Кабинет был на первом этаже. И эти девочки прямо в белых носочках выпрыгивали из окна на чернозем и убегали с урока. В грязи потом были по колено!» – делится Любовь.

Школа 61 6.JPG
Двери тоже стали убирать. Фото: Амир Закиров

В те времена школа отличалась строгими правилами: нельзя было носить короткие юбки, сережки, распускать волосы… Но девочкам все равно хотелось нарушить все запреты. Любовь однажды не заплела волосы после физкультуры, и тут ее поймала директор. Досталось и девочке, и ее классному руководителю. 

А больше всего запомнился выпускной в актовом зале. Ребятам привезли ящик мороженого. Параллельные классы чинно взяли себе по одной порции, а класс Любови сразу набросился на лакомство. 

«Дине Сергеевне потом сказали, что мы как дикарями были, так дикарями и выходим в жизнь. А она заявила: «Зато у меня ни одна девочка не принесла в подоле. Они меня уважают». И все замолчали. А потом, когда директор с цветами уехала домой, мы ее завалили этим мороженым», – вспоминает Любовь.

Школа 61 7.JPG
Здание в аварийном состоянии. Фото: Амир Закиров

В тот же вечер ребята договорились, что они будут видеться, что бы ни случилось, – каждый год, 1 сентября, у родной школы в 18:00. Вплоть до своей смерти на такие встречи приходила и Дина Сергеевна. Ей дарили шампанское и мороженое – то, что учительница больше всего любила. Педагог находила свободный кабинет и приветствовала всех словами: «Итак, начинаем урок. Что у вас изменилось за этот год?»

Сейчас у одноклассников снова есть повод для встречи, только грустный: снос родной школы. Ее даже ходили оплакивать. 

«Привязка места потеряется. Ну все, теперь будем собираться на стройплощадке. И ладно, если еще действительно школу построят. А вдруг все поменяется и появятся многоэтажки?» – беспокоится Любовь.        

Реклама

Пришла работать в родную школу

У Алены через школу № 61 прошла вся семья: сначала мама, еще в советские времена, потом она сама, теперь – сын-второклассник. Сама девушка училась там в нулевые, и даже сомнений по поводу выбора образовательной организации в семье не возникало: ведь 61-я нравилась ее маме. Да еще и первая учительница Светлана Юрьевна была одноклассницей матери Алены. 

«На линейке первого сентября мы уже выступали – читали стихи. Мама купила мне на праздник зеленый костюмчик и два белых бантика, школьной формы еще не было», – вспоминает Алена. 

Школа 61 8.JPG
В школе № 61 порой учились несколько поколений одной семьи. Фото: Амир Закиров

Первая учительница не относилась к Алене по-особенному из-за давнего знакомства с мамой, да и сама девочка не ощущала по этой причине особого отношения. Но Светлана Юрьевна привила дисциплину, хорошие знания, любовь к учебе. 

Сама Алена была девочкой активной: она с четырех лет занималась танцами, и порой выступала на школьных мероприятиях. А еще ее регулярно привлекали к конкурсам чтецов – на это вдохновляла учительница литературы. Однажды она принесла девочке за полторы недели до конкурса попурри из стихотворений Цветаевой, и сказала, что надо выучить. А материала было на 10 страниц!

«Сначала был шок. Я говорила, не справлюсь, не смогу. Я не хотела этого делать: помимо школы были тренировки танцев, уроки, и нужно выучить эти стихи. Но педагоги оказались настойчивыми: меня снимали с уроков, репетировали со мной в нынешнем хореографическом классе. Это было не просто чтение стихов, а постановка с музыкой и действиями. И мы заняли призовое место!» – вспоминает Алена. 

Школа 61 9.JPG
В школу перед сносом заходят многие, пройти можно спокойно. Однако власти пообещали поставить ЧОП и ограждения. Фото: Амир Закиров

С теплотой Алена вспоминает уроки математики: они ей нравились больше, чем гуманитарные науки. А еще в жизни пригодились уроки технологии. Шить приходилось на машинках, которые поставляла для школы швейная фабрика «Зангари». На них занималась еще мама нашей героини. 

«Они были большие, производственные. Слегка нажмешь на педаль – и она как начнет быстро и шумно работать! Казалось, что можно повредить пальцы. Зато сейчас я могу шить костюмы для выступлений в моем шоу-балете», – говорит Алена.   

После девятого класса девушка ушла в педагогический колледж, а потом в декрет. Все это время ее посещали мысли о возвращении в родное гнездо, но грызли сомнения: а нужна ли она там? 

Но судьба все решила сама: к ней обратилась Светлана Юрьевна и предложила работу. Алена с радостью согласилась. Сейчас она педагог дополнительного образования: занимается с детьми ритмикой, хореографией и чир спортом. Вот только три команды недавно пришлось распустить: повлиял и снос школы, и декрет Алены. Собрать учеников, которые теперь будут заниматься в трех разных зданиях, сложно. Обещать, что все станет как раньше, Алена не стала: ведь подросткам нужно пробовать что-то новое. 

Школа 61 10.JPG
Уже видно, что здания скоро не будет. Фото: Амир Закиров

По поводу сноса школы Алена и радуется, и грустит. С одной стороны, уходит эпоха. С другой – дети достойны заниматься в новых, хороших условиях. На третьем этаже было просто опасно заниматься: текла крыша, и могло что-то случиться с проводкой. По зданию шли трещины. Но уют в классах поддерживали всегда – старались классные руководители, пусть и с помощью родителей. Каждый год делали ремонт. Кто-то приносил картины из дома, украшали своими руками. А в своем хореографическом классе Алена попросила одну из учениц нарисовать на стене танцующую девочку и написать название команды. 

«Когда мы учились, рассказывали, что школу снесут и построят новую. Мы не верили, говорили, что здесь еще наши дети учиться будут. Теперь во втором классе мой сын, тоже пошли такие разговоры. И вновь не верили, а в итоге ее правда сносят», – говорит Алена. 

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама