Реклама
12 августа 2022 16:54
Моя история

Первый за 10 лет житель Ижевска поступил в престижное летное военное училище

4 года он потратил на подготовку

Мечты о небе могли остаться мечтами. Фото: сайт envato.com
Мечты о небе могли остаться мечтами. Фото: сайт envato.com

19-летний Владислав из Ижевска был на грани отчисления из школы, но поставил цель поступить в престижное военное училище. Как выяснилось, ЕГЭ на отлично – не самое сложное на пути в авиацию. Будущему курсанту пришлось преодолеть насмешки, бессонные ночи и два испытания в барокамере. В празднуемый сегодня День Военно-воздушных сил России IZHLIFE публикует историю начинающего летчика.

Реклама

Работа высокого полета

При встрече с пилотами в аэропорту даже не подумаешь, что многие из них пришли в гражданскую авиацию из военной. А за спиной у них боевые вылеты, и минимум до 30 лет они служили в армии. Кому удается поступить в летное училище, мы узнали у ижевского юноши, который испытал все трудности на себе.

СПРАВКА:

Имя: Владислав (фамилию не указываем по просьбе военной части)

Возраст: 19 лет

Статус: курсант 2-го курса Краснодарского высшего военного авиационного училища летчиков

Фото-2.jpg

Три недели за все лето курсанту удалось провести дома. Фото: предоставил герой публикации

Учитель был против

Бывших морпехов не бывает. Папа Владислава служил в морской пехоте. И хотя сейчас у него своя дорожная техника и день он проводит за рулем камаза, но песня «Синева» до сих пор звучит на семейных застольях не по одному разу. Так что рассказы о прыжках с парашютом и небе Влад слышал всю жизнь. И мечты о полетах были. Вот только с учебой были серьезные проблемы.

До девятого класса учился на тройки. И конечно, это не могло не волновать родителей. Однажды вечером мама спросила у него, что он вообще думает о своем будущем. Влад ответил вопросом на вопрос: «А что нужно, чтобы гонять за рулем камаза?» – «Да, собственно, ничего. Дождись, пока 18 исполнится», – мама у Влада не стала нагружать парня. А вот отец был категорически против такого подхода. Он не хотел, чтобы каждый день сын отмывал мазут с ладоней. После мужского разговора в молодом человеке проснулась гордость: «Ну действительно, как же так? Всю жизнь бояться ЕГЭ и из-за этого забыть о мечте? Это не для меня».

И хотя учителя отговаривали («выше головы не прыгнешь»), не пускали в десятый класс и рекламировали профессию каменщика или слесаря, обучение в школе Влад все-таки продолжил. И кардинально поменял свое отношение к учебе. Цель была одна – поступить в Краснодарское высшее военное училище летчиков. Даже директор был в курсе этого амбициозного плана.

Краснодарское высшее военное авиационное училище летчиков имени Героя Советского Союза А.К. Серова – элитное учебное заведение с 84-летней историей. Сюда ежегодно приезжают поступать сотни выпускников со всей страны. Конкурс традиционно составляет не меньше 11 человек на место. Юноши из Ижевска ежегодно пробуют свои силы на вступительных испытаниях, но выдержать их не удавалось ни одному человеку из нашего города уже больше 10 лет.

Реклама

Испытания, к которым невозможно подготовиться

Как вскоре выяснилось, ЕГЭ на отлично – это минимум, который даже не обсуждается при поступлении в летное училище.

Перед учебным корпусом в Краснодаре для подачи документов ежедневно собирались абитуриенты. Выстраивались коробками по 30 человек. Все отличники, все спортивные. Влад был в 36-й коробке, далеко не последней.

Было 5 отборочных этапов. Они отсеивали психологически неустойчивых. Будущие летчики должны справляться с волнением. Для проверки на них, например, надевали наушники, в них – звуки падающего вертолета, радиопередачи, докладывают какие-то координаты, паника, шум, шуршание. А на мониторе мелькают алгебраические примеры. И надо успевать их решать. После панических воплей в наушниках – недолгое журчание водопада, тут надо быстро взять себя в руки и привести пульс в норму. Если юноша переволновался, это моментально улавливают датчики на теле.

Некоторым удалось добраться до барокамеры. Это небольшая капсула с иллюминатором. К человеку внутри опять же подключены приборы по всему телу. Нужно лечь, руки по швам, крышка закрыта, полная герметичность. В окошко только время от времени заглядывает военный медик. В испытательной капсуле создают имитацию полета на высоте 10 км без кислородного оборудования. Смотрят, как поведет себя организм при нехватке воздуха. Примерно каждый пятый абитуриент теряет сознание во время этого испытания. И это моментально обнуляет шансы на поступление.

Натренироваться перед этими испытаниями было невозможно, поскольку для поступающих они были абсолютным сюрпризом.
Последний этап испытаний – нормативы по физической подготовке – в знойном Краснодаре оказались сложнее, чем предполагал Влад: «Я думал, что готов. Краснодар ответил «нет».

Фото-3.jpg
Перед первым полетом предстоят часы тренировок в учебной кабине. Фото: Сергей Грачев

Свободу забрали, а самолет не дали

Поступить в желанный вуз удалось только со второго раза. Но даже тогда его чуть не забрали в армию, потому что в ижевском военкомате просто-напросто не могли поверить в его успех. Настолько это звучало невероятно.

Целый год Влад был студентом УдГУ, закреплял физику.

Но после повторных испытаний в августе 2021 года его наконец-то вызвали в училище. Телеграммой! Гражданские вузы давно общаются с абитуриентами по электронной почте – военные же ценят традиции.

Быстро собрался, приехал. И уже с августа начался месячный курс молодого бойца. Как сформулировал Влад: «Все забрали. Свободу слова, свободу действий. А самолет не дали».

Весь учебный корпус оклеен плакатами с авиационной техникой. Но до нее только что поступивших ребят даже не думают допускать. Стартовало все с обычной армии.

Влад отлично запомнил первый подъем в казарме.

«Полная потерянность. Суматоха, все бегут. Ты не знаешь, куда нужно бежать, и просто бежишь за всеми».

Это был тяжелый период борьбы с самим собой. Август. Жара. Форма, жесткая дисциплина.

«Постоянные конфликты. Кого-то из сокурсников уже назначили командиром, и они раздают приказы. А ты не хочешь подчиняться приказам такого же человека, как и ты, ровесника, который тоже только что поступил и знает не больше тебя. Заводишься моментально, от любого слова. Постоянные приказы. Тебя заставляют мыть туалеты, хотя ты их не мыл никогда и не хочешь мыть», – рассказывает Владислав.

На присягу в Краснодар приехали папа и младшая сестра. Все курсанты рассчитывали на увольнительные. Но в итоге из-за ограничений по коронавирусу дали только 15 минут на короткий разговор.

Влад рассказывает, что в училище есть гражданские преподаватели и военные, зачастую это боевые офицеры, которые ушли в науку. Гражданские ведут общие предметы (физику, математику) и как, утверждает Влад, они слишком мягкие со студентами. Военные преподают профильные дисциплины. И у них требования к курсантам гораздо выше.

«Я понимал, что профильные предметы важнее всего для меня. На лекции по физике открывал аэродинамику и учил ее снова и снова. Ну и нашел себе компанию таких же, как я, ответственных ребят. Один парень из Оренбурга, другой – из Краснодара. Обсуждали сложные параграфы. Учили вместе, даже ночью с фонариками. Остальные ругались, конечно. Когда один пропускал лекции из-за наряда, другие все ему рассказывали. Во втором семестре получилось так, что за трое суток я спал 7 часов, готовился к сессии. Как оказалось, не зря, – рассказывает Владислав. – Экзамен принимали два полковника. Один – добренький, не придирается. И был второй, которому нужно все четко по определениям. Никто не хотел идти к этому второму полковнику. Он начал кричать. Я сидел, на душе неспокойно. Подходит ко мне: готов? Я же не буду говорить «нет». И с дополнительным вопросом про продольную балансировку самолета я получаю 5. Камень с души. Это был последний экзамен. Оказалось, что у меня у единственного пятерка. Из 25 человек в моей группе у 17 – двойки. Был приказ начальника училища, чтобы профильный предмет принимали строже. Несдавшим дали второй шанс в августе, не сдадут – отчисление».

Реклама

Служба на 10 лет и 300 часов полетов

На втором курсе Влада и его одногруппников ждут два больших события: во-первых, они подпишут контракты на 10 лет военной службы, а во-вторых, их наконец-то допустят до самолетов. За 3,5 года им предстоит налетать 300 часов.

В этом смысле ситуация у военных летчиков более выигрышная, чем у выпускников гражданских авиауниверситетов. Те, кто учатся на летчиков в гражданском вузе, со слов Влада, зачастую вынуждены оплачивать топливо для учебных полетов из своего кармана. Поэтому даже при минимальных часах налета за время обучения студент отдает больше полутора миллионов рублей на топливо.

Военных летчиков в конце учебы всех распределяют. Чем лучше учился – тем южнее аэродром. Так что работа на Дальнем Востоке по военным меркам – это неуд.

Зарплата военного летчика – около 140–150 тысяч рублей, и за нее в течение службы пилотам приходится неоднократно рисковать собой. Прекратить 10-летний контракт можно только по состоянию здоровья. Поэтому до 30 лет, а чаще до 35, карьерная линия понятна – армия. После этого военный летчик может выйти на пенсию. Или, если захочет, перейти в гражданскую авиацию, например S7 или Pegasus Airlines. До 22-го года и кризиса российской гражданской авиации это было очень частым решением. «Аэрофлот» даже открывал специальные наборы на свои рейсы именно военных пилотов. Они ценятся за огромный опыт. Влад смеется, что их нужно только научить экономить горючее.

Реклама

Реклама

Реклама
Реклама