Эльвира Пинчук: «Здравоохранению Удмуртии нужен большой аудит»

Автор:     Соавтор: Диана Кутявина | | Комментариев: 0 | Просмотров: 15622

В эксклюзивном интервью Анастасии Власовой советник главы республики рассказала о том, как планирует реформировать государственную медицину

Советник и бизнесвумен

Первый вопрос – зачем? Зачем ты согласилась стать советником главы региона по здравоохранению?

– Звонок Александра Владимировича раздался в очень нужное время. Позвони он на месяц раньше или позже, вероятно, ответ был бы другим. Но он позвонил ровно тогда, когда я со своей командой выходила из самолета в Санкт-Петербурге, куда мы прилетели на стратегическую сессию. Во время полета я сидела и думала, какие у меня крутые сотрудники, каждый человек на своем месте, и всех целей они способны добиваться сами. Уже тогда я понимала, что мне стало тесно, я могу больше и профессионально нужно расти дальше. И в такой момент – звонок главы с вопросом, готова ли я войти в его команду? Конечно, тогда я испытала весь спектр чувств. С одной стороны, мне было безумно приятно. С другой – я понимала, что государственное здравоохранение – это совсем не частное. Дальше был целый месяц встреч, переговоров и внутренних сомнений. Я себе говорила – да, ты смогла достичь успехов в частной медицине, но никто в мире не поверит, что можно хоть как-то изменить ситуацию в здравоохранении Удмуртии. В итоге поняла, что это серьезный вызов, и согласилась. На протяжении предыдущих трех лет я регулярно общалась с Александром Владимировичем по этому направлению, участвовала в совещаниях, высказывала свое мнение по тем или иным вопросам отрасли. И для меня это предложение о работе прозвучало так: ты же критиковала – давай, покажи.

Ты действительно веришь, что можешь изменить систему?
Анастасия Власова, председатель Общественной палаты Ижевска, директор медиагруппы «Центр»

Одна – нет, а с командой – однозначно, да. И уверена в том, что изменения произойдут уже в ближайшее время.
Эльвира Пинчук, советник главы Удмуртии по здравоохранению

– В соцсетях много обсуждают, приносит ли должность советника твоему бизнесу реальные деньги?

– Нет.

Смотрите видеоверсию интервью с и.о. вице-премьера правительства Удмуртии Эльвирой Пинчук на страницах директора медиагруппы «Центр» Анастасии Власовой в «Фейсбуке», «Вконтакте» и «Инстаграм»

– А как же история с ОМС?

– История с ОМС началась много лет назад. Когда мы поняли, что есть пациенты, которые не могут заплатить десятки тысяч рублей за операцию своему ребенку. У нас работают уникальные врачи, которые проводят высокотехнологичные операции. И мы заявились в систему ОМС, но в тот момент только на детскую хирургию и урологию. В первый год нам выделили около 20 таких операций. Дальше мы поняли, что у нас очень сильная гинекология в хирургическом стационаре. Сделали заявку на 1000 квот, получили 80. Но даже и этому были рады – это ведь реальная помощь тем, кто не имеет возможности лечиться платно. Так что это простая и полностью прозрачная система. 

 По словам Эльвиры Пинчук, после звонка главы Удмуртии ей было безумно приятно, но, с другой стороны, она понимала, что государственное здравоохранение – это совсем не частное.  Фото: Амир Закиров

– Там же пишут, что после назначения тебя советником сумма по ОМС на следующий год вырастет на треть…

– На 2021 год распределения объемов еще просто не было. Поэтому говорить о том, что я стала советником и мне что-то там упало сверху, нет вообще никаких оснований. Те объемы, которые есть сейчас, были распределены в прошлом декабре на 2020 год. И из тех 25 миллионов, о которых пишут, 13 приходится на поликлинику в Балезино, которая полностью работает по системе ОМС и обслуживает порядка 5000 прикрепленного населения. Я прекрасно понимаю, что многим пользователям соцсетей не интересно вникать, что мы там три года уже работаем. Намного интереснее писать: о, вот она только в должности, и уже посыпались миллионы.

– Но я правильно понимаю, что чем больше клиник, тем больше денег на ОМС можно получить? То есть объемы госфинансирования у вас все-таки растут?

– Мне бы очень этого хотелось, но, к сожалению, последние 2 года объемы не растут. Я отношусь к этому с пониманием – выделяя финансирование частникам, комиссия тем самым режет бюджеты в госучреждениях, а им выживать намного сложнее. Поэтому у нас всегда была в этом отношении максимально лояльная позиция, и мы довольствуемся тем, что получаем. Мы просили и по 200, и по 1000 квот по разным направлениям, получали 15-20, но сколько дали – столько дали. И я, понимая возможные конфликты интересов, хочу сразу сказать, что не вхожу ни в какие комиссии по распределению бюджетных средств. Так что должность советника не приносит прибыли. Кто не верит – пожалуйста, любой человек может написать запрос в правоохранительные органы – пусть разберутся, скрывать мне нечего.

– Как пандемия повлияла на частные клиники? Встречаются мнения, что это была для них золотая жила…

– На самом деле в апреле для частной медицины была настоящая катастрофа. Хотя считается, что у частников острая конкуренция, мы очень дружны с другими клиниками, и хорошо знаем общую ситуацию на рынке. Упали практически все – в апреле на 60-70%, в мае уже было получше – падение на 50%. Со слов бывших коллег, к осени частные клиники вернулись к показателям, которые были в феврале.

Эльвира Пинчук о конкуренции частных и государственных клиник: «Мы должны быть партнерами. Я прекрасно понимаю, что никогда в жизни частная медицина не сможет заменить государственные учреждения»

– Про частные клиники ты сказала. А насколько сильна конкуренция с государственными?

– Я всю жизнь говорила, что не надо нас и их разделять. Но у власти, к сожалению, была другая позиция. Помню свое первое столкновение с министром здравоохранения Титовым, который сказал: «Пока я министр, никаких частных клиник быть не может». Я ответила: «Придется вас расстроить, но мы уже лет 10 работаем. Вы нас закроете или что?» Мое мнение, что мы должны быть партнерами. Я прекрасно понимаю, что никогда в жизни частная медицина не сможет заменить государственные учреждения. Должна быть синергия: где-то одни на шаг впереди, где-то другие. Мне кажется, что продвижение идеи, что нам не надо бороться друг с другом, а работать вместе, это и есть основное, для чего Александр Владимирович пригласил меня в команду.

Эльвира Пинчук (слева) в эксклюзивном интервью Анастасии Власовой (справа) рассказала о предложении ей стать вице-премьером Удмуртии по здравоохранению.
Фото: Амир Закиров

– Должность советника – штатная или нет? Предусмотрены ли зарплата и кабинет в резиденции главы?

– Да, должность штатная, зарплата есть, а вот кабинета еще нет. Но в нем и сидеть пока особо некогда. Много времени я провожу в Минздраве, часто бываю в резиденции Главы, плюс многочисленные встречи с коллегами из учреждений здравоохранения Удмуртии. 

Вице-премьер и ГЧП

– Как ты оцениваешь зарплату врачей в госмедицине?

– На совещании у министра Георгия Олеговича Щербака прозвучал пример, когда врач в стационаре сейчас, в условиях ковида, получает 128 тысяч рублей в месяц. Раньше мы всегда говорили, что частная медицина выигрывает за счет зарплат. Но сейчас, как недавний собственник частной клиники, могу сказать, что идет отток специалистов обратно в государственную медицину, заработные платы на данный момент там выше.

– Это касается только ковидных центров?

– Нет. И, кстати, больше получают не только доктора, но и медсестры. Недавно медсестра, которая 10 лет, с момента основания, работала в «Доктор плюс», перешла в государственную больницу и получает на 15 тысяч больше.

– А недавняя серия увольнений главврачей была уже с твоей подачи?

– Ну, серия – это громко сказано. 2 или 3 человека покинули должности. Когда я пришла, эти решения уже были приняты министром. И вообще к кадровым вопросам моя нынешняя должность отношения не имеет. Всем, конечно, хочется видеть, что это Эльвира пришла и начала махать шашкой, но нет. У меня сейчас процесс максимального погружения, я пытаюсь понять, что происходит, какие решения работают, какие нет.

– В сетях тебя уже назначили министром здравоохранения Удмуртии…

– Нет, министром я точно не стану. У меня есть другое предложение от Александра Владимировчиа, и я его приняла. Это должность вице-премьера республиканского правительства.

– Тогда имеет смысл поговорить о государственно-частном партнерстве. Республиканские власти уже несколько лет пытаются развивать здравоохранение именно через сотрудничество с частными клиниками. Сеть «Доктор плюс» была и остается активным участником этого процесса. Но вашу пилотную клинику в Балезино называют убыточной. Как сама оцениваешь результаты и перспективы этого направления?

– У меня встречный вопрос: неужели я похожа на человека, который будет на протяжении длительного времени нести многомиллионные убытки? Ради чего? Ну, два месяца я бы смотрела на минусы, ну, три, но потом бы однозначно закрыла это направление. У меня не было и никогда не будет в портфеле проектов, которые не приносят прибыль. Единственное исключение – школа. Но там мы открывались в сжатые сроки, нужно было сохранить педагогический коллектив, и это больше социальная история. А в Балезино великолепная клиника, довольные пациенты и закрывать, конечно же, ее никто не планирует.

– Планируете расширять это направление? 

– Я сейчас уже не являюсь руководителем «Доктор плюс». Но, думаю, если будут предложения, руководство компании, конечно, будет их рассматривать.

– Кстати, кому передала управление клиникой?

– Поскольку мы не нашли идеального кандидата, было принято решение о командном правлении. Руководит команда из топ-менеджеров.

– Как ты оцениваешь саму сферу ГЧП? Насколько там привлекательные условия для бизнеса? И если проекты прибыльные, почему они до сих пор носят единичный характер?

– Потому что там очень много правовых нюансов. Но я уверена, что Удмуртия как раз станет одним из тех регионов, где ГЧП будет активно развиваться. Например, сейчас в республике есть дефицит аппаратов для компьютерной томографии. И частная компания ставит нам 2 аппарата до Нового года, и еще 4 – после. Это дорогая сложная техника – один аппарат стоит 40 млн рублей. В Сарапуле, например, таким образом появится второй КТ. И таких проектов, надеюсь, будет немало.

– Твой приход в государственное здравоохранение произошел в очень непростой период пандемии. Больницы переполнены, в соцсетях одни негативные отзывы, люди возмущены долгими очередями и сложностями в получении медпомощи. Тебя это не остановило?

– Наоборот, чем сложнее, тем интереснее. Для меня всегда так было: когда говорят, что это невозможно, я иду и делаю. Александр Владимирович не скрывал от меня масштаб проблемы. Что в соцсетях происходило, я и сама видела. Люди ждали по 20 дней результаты тестов. Чтобы выстроить логистику, потребовалось несколько дней. Сейчас получить результат занимает максимум 2-3 дня. Первое, что я обсудила с коллегами в Минздраве – необходимость стать открытыми для людей. Конечная цель одна – чтобы  пациенту стало легче, проще, понятнее и доступнее. Какие-то подвижки я уже вижу. У нас, к примеру, нет ни одного письма, на которое мы не ответили. Уверена, как только мы развернемся лицом к людям и начнем рассказывать о своей работе, мы снимем колоссальное количество негатива. Объем работы, которая сейчас делается, гигантский. Но мы об этом молчим и есть ощушение, что ничего не происходит. На самом деле работа кипит с утра до ночи. У нас на прошлой неделе были специалисты из Москвы: пообщались со всеми ковидными стационарами, зашли в наши красные зоны, указали на недочеты, помогли скорректировать схемы лечения. И об этом, конечно же, надо рассказывать людям. Более того, мы договорились, что с ответным визитом отправим несколько специалистов в Москву для того, чтобы поддерживать информационный обмен. 

2-3
дня сейчас в среднем занимает время получения теста на ковид

– К вопросу про открытость – сейчас тебе поступает  море обращений через соцсети. Кто-то пишет в личку, кто-то отмечает в постах. Как ты с этим справляешься? Помощники выручают?

– К сожалению, пока помощников нет. Все вручную и сама, и это иногда нелегко. С другой стороны на данном этапе личный разбор обращений в соцестях позволяет  максимально глубоко окунуться в проблему. Моя главная задача – проанализировать действующую систему, найти узкие места, предложить варианты решений выявленных проблем и выработать четкие и понятные алгоритмы для принятия решений. 

По словам Эльвиры Пинчук, ее задача сейчас – проанализировать действующую систему, найти узкие места и выработать четкие и понятные алгоритмы для принятия решений. Фото: instagram.com

– Еще одна проблема с коронавирусом – это выполнение обязательств по выплатам перед медиками, работающими в зоне риска. Насколько сейчас актуален этот вопрос, будешь ли ты им заниматься?

– Насколько я вижу, на сегодняшний день вопрос снят полностью. По крайней мере, за месяц моей работы эта тема ни разу не была на повестке. Если кто-то с ней столкнется, прошу сразу сообщить мне.

– Какие ключевые изменения в системе здравоохранения ты будешь лоббировать?

– Наверное, основная проблема, что в последнее время никто не проводил аудит системы здравоохранения. Мне бы хотелось начать с этого. Потому что все, о чем мы сейчас говорим, это в основном донастройки. Они, конечно, тоже важны и нужны, но в целом популярный сейчас термин «дорожная карта» – она должна из чего-то родиться. И мне хочется, чтобы она появилась из качественного аудита всей системы здравоохранения Удмуртской Республики. Я уверена, что Александр Владимирович меня в этом поддержит и мы эту работу начнем в самое ближайшее время. Это огромный труд по сбору, анализу и оценке большого количества показателей. И как только его завершим, я готова буду представить те изменения, которые необходимо реализовать. Мне бы хотелось это сделать совместно с коллегами из Минздрава, а также с привлечением сторонних экспертов. В России есть регионы, где уже успешно провели такой аудит. Обучаясь в прошлом году в Сколково, я имела возможность познакомиться с результатами данной работы. 

– Как тебе работается с Александром Бречаловым?

– Работа с ним – это, пожалуй, тот плюс, который перевешивает много минусов новой должности. Я в своей жизни встречала много успешных предпринимателей, политиков и общественных деятелей, есть с кем сравнить. И для меня Александр Владимирович – Лидер с большой буквы. Мне хочется равняться на него, я вижу его колоссальный уровень энергии, ума, силы воли и позитива. Так что, если бы предложение поступило не от него, а от кого-то другого, то совсем не факт, что я бы согласилась. Мне важно, в первую очередь, его не подвести.

Александр Бречалов на благотворительном забеге «Беги со мной», который организовала Эльвира Пинчук Фото: facebook.com

Мама и жена

– Как семья отнеслась к новой должности?

– Муж и раньше меня поддерживал, а сейчас поддержка возросла просто кратно.

– А дочь?

– Саше 10 лет, но она не по годам осознанная и умная девочка. Мне пришлось посадить ее напротив себя и сказать: «Саша, мне надо с тобой серьезно поговорить». И рассказала ей, какое предложение мне поступило. Она прекрасно знает, кто такой Александр Владимирович. Она спросила только: «А ты домой-то будешь приходить»? У нас с ней традиция – можно не спать, пока мама не придет. Поэтому я понимаю, что максимум до 23:00 я должна дома появиться. По вечерам она, конечно, встречает уставшую маму, но с другой стороны видит, что у меня горят глаза от новой работы.

Эльвира Пинчук: «Я всегда говорю, что самое ценное в жизни – это наши эмоции».
Фото: instagram.com

– Как на тебя повлияла учеба в Сколково? Знаю многих бизнесменов, которые вышли оттуда вдохновленными и перезаряженными…

– У меня Сколково особой эйфории не вызвало. Конечно, я получила необходимые знания и примеры из мировых систем здравоохранения. Но самое ценное не только знания, а то окружение – лидеры здравоохранения со всей России, с которыми мы продолжаем поддерживать связь даже сегодня. Перенимаем друг у друга самые удачные практики в области здравоохранения. 

Фото: Амир Закиров

– А дает ли спорт эмоциональную перезагрузку?

– Если говорить про бег, для меня это не самый любимый вид спорта. Я к нему подхожу с чисто практической точки зрения – это единственное, что позволяет в максимально короткий срок сжечь те калории, которые потреблены за день. А вот для перезагрузки иделаьно подходят лыжи. Например, вчера был крайне сложный день, к вечеру я была совсем без сил. Но потом встала на лыжи, фонарик на лоб, 5 км, и все, я снова в строю.

– Ты и близкие сами ковидом переболели?

– Нет.

– Какие способы защиты, на твой взгляд, эффективны?

– Я постоянно об этом пишу в соцсетях. Мое мнение такое – все зависит от иммунитета. Если ты человек, у которого позитивные эмоции преобладают, если спишь не менее 7 часов, у тебя хороший уровень витамина D, присутствует физическая активность и отсуствует страх этой болезни, то все будет хорошо: ты не заболеешь либо перенесешь болезнь в легкой форме. 

– А сколько надо пить витамина D?

– Его надо пить всю жизнь, только корректировать дозы. В России многие ориентируются на показатель 50. Или 30, но это очень мало. Надо стремиться к 70, как во всем мире. Поэтому сдаете анализ на витамин D, смотрите уровень, и врач назначает нужную дозу. Три месяца пропили, сдали снова – скорректировали.

– А витамин C принимаешь?

– Нет. Я просто раз в год сдаю полный перечень анализов. И необходимые микроэлементы и витамины мне назначает врач по тому перечню, что есть у меня в организме. Все должно быть умеренно и только по назначению врача.

– Каковы твои прогнозы по дальнейшему развитию ситуации с пандемией?

– Мне кажется, что коронавирус с нами будет еще весь 2021 год. Другой вопрос, что сейчас мы наблюдаем активную вторую волну и, вероятно, достигаем ее пика. Третья волна, по оценкам всех экспертов, всегда легче проходит. Я думаю, что к весне и к лету будет полная стабилизация ситуации. На это повлияет и массовое вакцинирование, и выработка коллективного иммунитета.

По словам Эльвиры Пинчук, сейчас идет вторая волна коронавируса и, вероятно, она достигает пика. Фото: Амир Закиров

– А ты сама вакцину поставила себе?

– Нет, ее же очень мало приходило и поставили врачам в первую очередь.

– А будешь ставить?

– Если будет возможность, конечно, провакцинируюсь. Я и от гриппа прививки регулярно ставлю. Хотя у меня сильный иммунитет, но все равно подстраховываюсь. А так не устаю повторять – иммунитет наше все, он должен быть в приоритете. Стрессы, сидячий образ жизни, неправильное питание, недостаток сна – все это нужно уметь прорабатывать и регулировать. А коронавирус, по моим наблюдениям, тяжелее всех переносят те, кто его боится. Мы всегда притягиваем то, чего боимся. Не я это придумала, это закон Вселенной.

– В конце интервью давай вспомним, как ты вообще пришла в медицинский бизнес. Потому что вокруг этого тоже слухов ходит достаточно много…

– Мы с мужем тогда оба были выпускниками Ижевской медакадемии. Иван работал в 1 РКБ, после работы подрабатывал в разных клиниках. Я только в одной частной – стоматологом-ортопедом. И если бы мне в какой-то момент не стали задерживать зарплату, вероятно, я бы никогда не пошла в бизнес. А так мне было непонятно: у меня полная запись на месяц вперед, ко мне не попасть. И у меня зарплата была от 100 тысяч рублей, по тем временам я была весьма обеспеченной девушкой. Но одно дело, когда ты вовремя ее получаешь, живешь в свое удовольствие, а другое, когда не платят 3 месяца подряд, но ты по-прежнему сдаешь огромные суммы в кассу. В какой-то момент мне стало очевидно, что я могу делать все то же самое, но лучше. Я сказала мужу: Иван, ну давай сами попробуем. И я до сих пор помню прекрасно тот страх. Сейчас это кажется безумной авантюрой, но тогда думала, что вот же – руки есть. Если что, всегда смогу вернуться врачом. Но мы, конечно, все продали, что было – квартиру, машины – у Ивана была «девятка», у меня «Киа Спектра» – все вложили, переехали в съемное жилье. Ну и просто начали жить в этой клинике. Я папе смогла сказать о том, что продала квартиру, которую ему дали по военному сертификату, только года через два.

– Но есть еще легенда, что за бизнесом стоит отец Ивана, известный в городе врач…

– Да, одна из самых распространенных теорий, что Пинчук-старший, как писали в соцсетях, «наворовал» УЗИ-аппаратов и все отдал нам. А на самом деле, денег на первый УЗИ-аппарат не хватало, и мы его брали в аренду. Помню, 30 тысяч рублей в месяц платили девушке, которая свой аппарат нам сдала. На деньги от продажи имущества мы смогли обставить кабинеты, оборудование в рассрочку купили, еще же нужно ремонт было сделать. И мой папа взял отпуск, прилетел и красил нам стены, и штукатурил, и линолеум сам клал, потому что денег на строителей не было. Поэтому я раньше очень болезненно воспринимала, когда писали: это все свекор ей принес на блюдечке и поставил ее у руля. А папа Ивана на тот момент был категорически против. И он, кстати, единственный из всех врачей, кто не пришел к нам работать в первые годы, а только спустя 7 лет.

СПРАВКА IZHLIFE

Эльвира Пинчук родилась и выросла в Мурманской области в семье военного летчика и учителя. Окончила стоматологический факультет Ижевской государственной медицинской академии.

В 2009 году вместе с мужем открыла первую клинику «Доктор плюс». Сейчас это сеть многопрофильных клиник, в которую входят 15 медицинских центров и клинико-диагностическая лаборатория. В штате компании более 250 врачей, работающих по более 50 специализациям. Выручка ООО «МЦ «Доктор плюс» в 2019 году составила 503,4 млн руб, чистая прибыль – 25,8 млн руб.


ПОДЕЛИТЬСЯ

1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus