9 мая 2018 11:27
История Ижевска

Как «удмуртский Шиндлер» Самуил Певзнер спас от нацистов несколько сотен детей

22 июня 1941 года директор пионерского лагеря сумел увезти своих воспитанников из-под немецких обстрелов и довез их до Каракулино.

Спасенные Певзнером дети уехали из Каракулино в 1946 году
Спасенные Певзнером дети уехали из Каракулино в 1946 году

Июнь 1941 года. Советские дети из ближайших населенных пунктов Литвы, Эстонии, Западной Белоруссии отдыхают в пионерском лагере в курортном городке Друскеники. В воскресенье, 22 июня, на западе слышится гул немецких бомбардировщиков, и практически сразу директор лагеря Самуил Маркович Певзнер поднимает детей и уводит на вокзал, тем самым спасая им жизнь.

Когда началась Великая Отечественная война, Самуилу Певзнеру было 30 лет. Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

 

Сегодня о Самуиле Певзнере говорят и пишут непростительно мало, хотя зарубежные журналисты давно окрестили его «удмуртским Шиндлером». Среди спасенных им детей были русские, украинцы, белорусы, литовцы, поляки, евреи, – словом, дети представителей разных народов СССР, проживающих на недавно присоединенных территориях. О подвиге этого человека и о том, как сложилась его судьба после войны, порталу IZHLIFE рассказал его сын Марк Самуилович Певзнер, ижевский врач.

Детей удалось вывезти в последний момент 

Самуил Певзнер родился в Могилеве в 1910 году в семье лесопромышленника. В 1926 году семья перебралась в Ленинград, где молодой Певзнер был комсоргом ЦК ВЛКСМ по культуре и преподавал историю партии в хореографическом училище, которое в те годы возглавляла великая Агриппина Ваганова, легендарная артистка балета, балетмейстер и педагог, имя которой носит известная Академия русского балета в городе Санкт-Петербурге. Война застала Самуила Марковича в Друскениках, в детском лагере, куда его направили работать.

Пионерский лагерь в Друскениках Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

«22 июня 1941 года, когда стало ясно, что Германия напала на Советский Союз, Самуил Маркович сумел очень быстро сориентироваться и сделать все для спасения воспитанников, – говорит Марк Самуилович. – Детям объявили, что все они идут в военизированный поход, и велели взять с собой одеяла, личные вещи и сухпайки».

«…И повел нас строем Самуил Маркович Певзнер. Дошли мы только до вокзала, и никто уже не сомневался, что началась война… К дверям переполненных вагонов подойти не было никакой возможности. Нас, пацанов, затаскивали в окна вагонов старшие, пионервожатые, которые каким-то образом попали в вагоны. К вечеру 22 июня наш состав двинулся в сторону Гродно. Мы поняли, что нас везут домой, но в Гродно мост через реку Неман оказался взорван, на той стороне были немцы и мы задним ходом поехали обратно… Из Вильнюса наш состав отправился в Минск. Было невыносимо жарко, не хватало продуктов, воды…»
Из воспоминаний воспитанника лагеря Петра Врубеля, которому в 1941 году было 9 лет

Сам Самуил Маркович впоследствии писал:

«К шести часам утра они (фашисты. – Прим. ред.) уже были в деревне Лейпалингес, что западнее Друскининкая. Связь с Белостоком была прервана, не могли дозвониться до Вильнюса и Гродно. Мы получили указание об эвакуации всех детей, находящихся в пионерских лагерях на курорте Друскининкай. На небольшом Друскининкайском вокзале было несколько тысяч человек. Крики и плач оглашали вокзал и привокзальную площадь. Матери, рыдая, искали потерянных детей, малыши с плачем бегали по вокзалу, разыскивая родителей. Мы садили детей уже в переполненные вагоны, используя не только двери, но и окна. С огромным трудом были размещены дети Белостокского, Литовского пионерских лагерей и детского дошкольного санатория. В эшелон погрузилось около тысячи человек, многие забрались на крыши вагонов, а большинство осталось на вокзале, не попав в эшелон».

«Крики и плач оглашали вокзал и привокзальную площадь»

«Что случилось бы с этими детьми, если бы не вмешательство Самуила Марковича? – задает риторический вопрос Марк Певзнер. – Приведу лишь один пример. Часть из них приехали в Друскеники из западно-белорусского Белостока. Уже 27 июня этот городок был захвачен нацистами, и больше 40 тысяч белостокских евреев оказались сначала в гетто, а затем – в лагерях смерти. Из 140 еврейских детей, спасенных Самуилом Марковичем и вернувшихся в Белосток после войны, своих родственников отыскали лишь четверо и только один смог найти маму».

1 августа 1941 года в Белостоке было создано огороженное забором гетто, в котором оказалось около 43 000 евреев. В 1943 году гетто зачистили и ликвидировали, евреев отправили в лагеря смерти. Из белостокских евреев выжило всего 300 человек. Фото: Yad Vashem

Над поездом проносились немецкие самолеты

Уже вечером 22 июня эшелон с детьми двинулся в сторону города Гродно, однако мост через реку Неман был взорван немцами, и кое-кто из взрослых пассажиров поезда потребовал вернуться назад и сдаться на милость нацистов. Однако Самуил Маркович применил силу оружия и буквально заставил машиниста вести состав в сторону Вильнюса.

Уникальность подвига Самуила Певзнера заключается в том, что это был единственный эшелон в истории Великой Отечественной войны, который вышел 22 июня 1941 года от западной границы СССР и дошел до глубокого тыла без единой потери
Александр Шеин, посол России в Израиле

«На восток они продвигались с огромным трудом, – рассказывает Марк Певзнер. – Отец вспоминал, что немецкие бомбардировщики временами проносились так низко над землей, что можно было разглядеть лица нацистов, им прекрасно было видно, что в поезде едут дети, и эти нелюди со звериным азартом устраивали охоту за ними. За небом тщательно следили: как только появлялись самолеты, поезд останавливался, и пассажиры разбегались, пытаясь спрятаться. Так повторялось не раз. Но каким-то чудом состав каждый раз оставался цел, и в пути ни один ребенок не был ранен. А вот Самуила Марковича контузило и ранило в ногу и руку во время бомбежки в Минске».

«Куда большевики дели сотни наших детей? О судьбе 400 детей не имеем никаких сведений… Из Друскининкая детей вывезли в первый день войны; как видно, несчастных куда-то далеко увезли. По имеющимся сведениям, детей гнали пешком».
Оккупационная газета «Новая Литва», июнь 1941 года

«В этом поезде были не только дети, вывезенные из пионерлагерей, – подчеркивает Марк Самуилович. – Каждый раз, когда поезд останавливался на полустанках, местные жители буквально запихивали своих малышей в состав, чтобы спасти их от приближающейся войны».

Каракулинский детский дом, ставший приютом для спасенных Самуилом Певзнером детей Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

На десятые сутки пути поезд прибыл на станцию Канаш в Чувашии. Здесь ребята в первый раз смогли организованно умыться. На станции в Казани их впервые за все время пути накормили вкусным обедом и вручили подарки – сладости. Здесь же было принято решение везти детей в Сарапул, где встречающие буквально на руках вынесли эвакуированных из вагонов, накормили, отмыли в бане, а затем разместили в доме отдыха «Учитель».

«23 октября 1941 года мы сели на последний пароход и прибыли в Каракулино. Дождь, снег, слякоть, 3 км пешком в тапочках, полуботиночках до здания начальной школы, на территории которой сейчас располагаются благоустроенные здания Каракулинской школы-интерната».
Из воспоминаний Петра Врубеля

Уже 20 июля, по постановлению Совета народных комиссаров УАССР, здесь для них организовали детский дом. Но помещения дома отдыха не были приспособлены к жизни зимой, и в октябре часть литовских детей разместили в селе Дебесы, а белостокских ребятишек отправили в Каракулино на пароходе «Амур». Самуил Певзнер поехал с ними.

Вместо ужасов Холокоста – мирное небо над Камой

Самуила Марковича назначили директором детского дома, он набрал воспитателей, организовал быт детей и возможность учиться. К концу войны детдом обзавелся своим подсобным хозяйством: здесь были огороды, сады, 70 га пахотной земли, лошади, коровы, свиньи, овцы, куры, гуси, козы, кролики, пчелы, три трактора, четыре автомобиля, картофелекопалка, катрофелесажалка, зерноуборочный комбайн, сенокосилки и многое другое.

В годы войны воспитанники Самуила Певзнера не голодали. Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

«В Каракулино дети из Друскеников жили до 1946 года, – говорит Марк Самуилович. – После этого часть из них вернулась на родину, в Белосток, который теперь принадлежит Польше, часть осталась в Советском Союзе. В результате судьба разбросала воспитанников по всему миру. Мой отец остался на Каме, женился на девушке по имени Бася, одной из тех, кто приехал в пионерлагерь из  Белостока».

Каракулино. Дети из Белостока пишут диктант Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

Марк и его брат Евгений родились в Каракулино и выросли на территории детского дома, учились и играли вместе с воспитанниками. Их не выделяли: если у воспитанников детдома не было велосипедов, то и мальчикам их не покупали. Кроме того, они прекрасно усвоили все неписаные правила детдомовцев: нельзя ябедничать, нельзя предавать своих и так далее.

«Мама почти не рассказывала о начале войны и их путешествии из Литвы в Каракулино, но вспоминала, что многие из спасенных детей практически не знали русского языка и пытались записывать русские слова, которые видели во время остановок поезда. И чаще всего это были два слова: «уборная» и «кипяток». Они думали, что это названия станций, и недоумевали, почему же они все одинаково называются?»
Марк Певзнер, сын Самуила Певзнера
Турнир по шахматам среди воспитанников Каракулинского детского дома Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

Самуил Маркович был талантливым педагогом. Так, например, самое «страшное наказание» для его воспитанников заключалось в том, что провинившемуся приходилось находиться без дела в кабинете директора, а летом – на площадке рядом с ним, волей-неволей размышляя о своем поведении.

«И вот наступало время обеда, и Самуил Маркович говорил: «Сейчас пообедаешь, вернешься и обратно встанешь». Тот ел, возвращался, а папа его спрашивал: «Ну, осознал, в чем твоя вина? А теперь иди», – вспоминает Марк Певзнер. – И повторно в кабинете уже никто не появлялся».

Дети из Белостока на прогулке в Каракулино. Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

В первой трети 1970-х, когда оба сына Певзнеров учились в Ижевске, семья переехала в город, где Самуил Маркович, будучи персональным пенсионером федеративного значения, продолжал работать директором турбазы «Югдон». Скончался он в 1991 году, но перед этим еще успел собрать в Каракулино многих своих воспитанников за 32 года существования детского дома, который позже стал школой-интернатом. Были среди них и те, кого он спас из пионерлагеря в Друскениках.

Самуил Певзнер с педагогами и воспитанниками Каракулинского детдома. Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

Историю спасения могут экранизировать

Подвигу Самуила Певзнера в этом году исполняется 77 лет, но только сейчас появился пока еще крохотный шанс на то, что историческая справедливость будет восстановлена и об этой истории узнает не только узкий круг людей в Израиле. Ирина Казаринова, заслуженный архитектор Удмуртии, автор проектов здания Русского драмтеатра, Зоопарка Удмуртии, Дома дружбы народов и других знаковых для республики объектов, стала инициатором съемок фильма, посвященного этой истории спасения.

Воспитанники Самуила Певзнера возвращаются домой. Каракулино, 1946 год. Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

«Я давно знакома с Марком Самуиловичем, но об истории его отца узнала только два года назад. Марк Самуилович рассказал о приглашении в Израиль и награждении его отца за спасение детей в годы Холокоста. Эта история, этот подвиг не давали мне покоя. Представьте только, от войны, от ужасов Холокоста, в глубь России идет поезд, переполненный детьми, и на всем протяжении пути его защищают, спасают, охраняют, потому что это будущее страны, это Дети!»

«Я считаю, что такие истории заслуживают памяти и экранизации, поэтому в прошлом году мы с моей подругой Александрой Пискуновой, московским кинопродюсером, загорелись этой идеей. Уже готов синопсис фильма, и сейчас Александра с коллегами по цеху собирает все необходимые документы для того, чтобы получить финансовую поддержку в Фонде кино и министерстве культуры России».
Ирина Казаринова, архитектор

О Самуиле Марковиче и спасенных им детях снимут полнометражный художественный фильм, масштабный и дорогой, с целой плеядой известных российских актеров. Однако впереди – огромная работа, для которой нужна поддержка, и не только финансовая.

Из 140 детей из Белостока только четверо, вернувшись домой, смогли отыскать своих родных. Фото: ГКУ «ЦДНИ УР»

«Необходимо, чтобы республиканские власти поддержали наш проект и поспособствовали его продвижению на федеральном уровне, – говорит Ирина Казаринова. – Считаю, что о подвиге Певзнера должна знать вся наша страна, да и не только наша, а Удмуртия могла бы позиционировать себя не только как родина автомата Калашникова, но и как земля, приютившая сирот войны, как место, где жил и работал настоящий герой, – простой учитель, спасший детей во время войны, а в мирные годы воспитывавший и учивший обездоленных детей-сирот и выводивший их в люди. «Наш Макаренко» – так называли Певзнера коллеги. Предлагаю жителям республики подключиться к нашей работе и придумать название для будущего фильма».

Самуил Певзнер был удостоен звания заслуженного учителя РСФСР и заслуженного учителя УАССР. Также он был отличником народного просвещения СССР. А в 2017 году ему посмертно присвоили звание почетного жителя Каракулинского района. Фото: архив редакции