Железные люди

Автор: Вероника Иванова, главный редактор Единой редакции Медиагруппы "Центр" | | Комментариев: 5 | Просмотров: 9634

…Мы не виделись лет 8, а я все вспоминаю ее. Статная, волосы цвета черненого серебра, лазурные глаза, несмотря на возраст, здоровый румянец. Она сдавала мне квартиру в Перми на время редких для заочника сессий. Я встречалась с ней с трепетом. 

<Есть ли среди ваших знакомых человек с большой буквы «Ч»?>

…Мы не виделись лет 8, а я все вспоминаю ее. Статная, волосы цвета черненого серебра, лазурные глаза, несмотря на возраст, здоровый румянец. Она сдавала мне квартиру в Перми на время редких для заочника сессий. Я встречалась с ней с трепетом. Валентина Андреевна никогда не поила меня чаем с дачным вареньем, не пыталась подкормить и не сюсюкалась, как любят это делать многие люди ее возраста. Не учила жизни. По вечерам мы пили с ней кофе и разговаривали. А с утра она убегала по делам. В строгом френче или кроличьей шубке, с лаковым саквояжем, всегда - на каблуках. «Я на репетицию хора». «Ника, меня не будет до ночи. Мы с подружками в театр». «Я уехала на футбол». «На выходные в Соликамск». Когда мы познакомились, ей было 83. В войну она была пулеметчицей. Вернулась с ранением в руку и мужем, который прожил всего 48 лет. Говорить о войне не любила: книжки почитаешь, а я вдруг жаловаться начну, перевру все. Два года назад дочь забрала ее в Питер. Надеюсь, у них все хорошо…

…Детей у моей прабабушки Ольги было пятеро. Младший, дед Валя, появился на свет 22 июня 1941 года. Прадед Игнат видел его всего неделю. Бабушка рассказывала, что при расставании никто не плакал. Похоронка на имя Игната Ефремова пришла через полгода. Где он похоронен, мы не знаем до сих пор.

Следом за прадедом ушли на войну все старшие - Саша, Вася, Леня. Моя бабушка Клава осталась с мамой и маленьким Валей. Дед Саша и его жена, бабушка Паня, после войны так и переехали жить в Ленинград. Срослись с душой сохраненного ими города. Отсюда в нашей семье появилась традиция беречь хлеб. И никогда не жаловаться на отсутствие денег.

Самого старшего - деда Саши - не стало в 87. В последний раз я видела его за 4 года до смерти. Вместе с дедом Валей они вошли в низенький (мой родной) дом к своей сестре, примчавшись из Питера по ее просьбе. Эти богатыри с серебряными волосами - одному за 80, другому около 70; один под метр девяносто, другой сантиметров на 10 пониже - шутили и орали песни, кололи поленницы дров и пили водку, плакали, вспоминая ушедших уже родственников, но во-о-бще-ни-на-что не жаловались. Нет уже обоих.

Бабушка Клава дожила до первого правнука. Мы не ладили с ней. Как и все из породы Ефремовых, она была гордая, несгибаемая. Седые волосы, стальные глаза, жесткий голос. Командовать она привыкла не только потому, что всю жизнь после голодных военных лет учила детей, сначала на Камчатке, потом тут, в Удмуртии. Но и потому, что мой дед - Павел Корчагин, коренастый русский мужик с золотыми руками и широкой душой - умер рано. А трех дочерей нужно воспитывать, обеспечивать, учить жизни... Мне кажется, мы пережили перестройку, задержку зарплат и сельский застой только благодаря ей. Иногда мне казалось, что она проглотила железный кол, и ничто не может его растворить в ней. Мама говорит, что мы с ней похожи. Теперь я горжусь этим.

С дедом Леней мама разговаривала несколько дней назад. Вся его большая семья живет в Николаеве. И на полном серьезе дуреет от того, что происходит в Украине. Но уехать оттуда они не могут. Ну как он оставит свой дом, персиковые сады, пасеку на десяток ульев? Правда, жена его, бабушка Ира, говорит, что болеть стал много, печалится и плачет порой от несправедливости, которую видит и слышит по украинским каналам.

…А я еду сегодня с утра на работу, вспоминаю все это и злюсь. Злюсь на Украину. На то, что про патриотизм мы помним лишь 8-9 мая. На то, что устала слышать нытье и жалобы: муж слабый, заведу любовника; начальство меня не понимает, потому что оно - дураки; денег нет, а вокруг все воруют и жируют; ой, столько проблем, столько проблем… Да хватит, черт побери! Мы живем с вами в очень простое время. Настолько простое, что вот таких железных людей, как Валентина Андреевна, деды и бабушка мои, почти не стало. Настолько простое, что мы больше копаемся в себе и своих переживаниях, чем вообще живем. Настолько простое, что для поднятия всеобщего тонуса кругом размножаются либералы и прочие, кого цензура не пропустит в этот текст. И я уже не понимаю, что нужно этому миру для того, чтобы сила вновь стала силой, совесть - совестью, честь - честью, ответственность - ну, вы поняли… Правда, не понимаю! Не война же?

Вопрос от редакции: По-вашему, почему современные люди перестают ценить настоящее? Какие моменты в жизни для лично вас имеют особую ценность?

Материалы рубрики «Давайте обсудим!» являются авторской точкой зрения и могут не совпадать с мнением редакции.  Хотите тоже стать автором? Пишите нам 

Подпишись на IZHLIFE

И узнавай новости Ижевска там, где удобно.


Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus