Дневник изоляции: как живет ижевская семья в Израиле, закрытом на карантин из-за коронавируса

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 5749

Рассказ от первого лица – от отрицания ситуации до принятия и смирения

Фото и текст facebook.com/tatyana.lapiner

Татьяна Лапинер – ижевчанка, которая несколько лет назад переехала на ПМЖ в Израиль. В середине марта страна объявила у себя карантин, связанный с пандемией коронавируса. У себя на страничке в «Фейсбуке» Татьяна рассказывает, каково это оказаться на карантине с мужем и двумя детьми, как не потерять бодрость духа, распланировать день и заставить школьников учиться дистанционно. Пунктуация и орфография автора сохранены.

День 2. 14 марта 2020

«Ждем новости как куранты и полночь в Новый год»

Суббота, утро. Информационное пространство завалено сообщениями о полном комендантском часе, о закрытии всего бизнеса, кроме жизненно необходимых магазинов. Решаем закупить продуктов и понимаем, что мы не одни решили. Лекарства продают ограниченно, приходится дважды постоять в две разные кассы. Закупаем на кредитки, расписываем на максимальное количество платежей. Когда будет следующий доход — неизвестно. Сколько получится ещё поработать, не понятно. Как сводить дебит с кредитом в конце месяца, даже думать страшно. Очереди, разговоры, сами же люди нагоняют панику уже сами себя.

Суббота, вечер. Стоим на кухне у друзей с бокалами вина. Ждём официального выступления Нетаньяху (премьер-министр Израиля. — Прим. ред.).

Чувствую себя, как в Новый год, ждём 12 часов и курантов. Новости страшные, шаги следующие: закрыты все спортзалы, кафе, рестораны, торговые центры, кинотеатры, больше 10 не собираться, фирмы переводят на дистанционную работу, тысячи сокращённых и отправленных в отпуск за свой счет.

Принимаю решение не ехать на учебу, вместо этого воспользоваться днём и поработать.

Выпито много вина и сказано много слов с друзьями.

Фото: facebook.com/tatyana.lapiner

День 3. 16 марта 2020

«До последнего клиента»

Ночью нашла на утро двух клиентов. Написала пост, что готова работать. Вышла из дома в 8:30. Настраивалась поработать до обеда. Домой вернулась в 22 часа. Без перерыва, без продыха. Совершенно выжатая и морально убитая. Это был последний рабочий день, урвала с него, все, что физически смогла.

Сашка успел получить расчет за последний заказ. Закинули деньги на счёт, списание кредитной карты перекрыли. Что делать с остальными платежами, все ещё не понятно.

Вечерние новости печальны, всем косметическим бизнесам запрещено принимать клиентов. За нарушение запрета — до года лишения свободы. Воображение рисует картину, как через две недели мне блокируют бизнес-счет, через три — семейный, как закрываются все кредитки, наличных в кармане совсем чуть. Еды запасли недели на две.

«Не паникуй», — говорят подруги. А я вспоминаю, как во время развала СССР папа добыл мешок макарон. Мы ели их несколько недель на завтрак, обед и ужин, вареные, жареные и в запеканке. До сих пор не очень люблю макароны в форме «рожек».

Ближе к полуночи звонит хозяин квартиры.

«Плохо...», — отвечаю на его вопрос, как дела. — «Мы не сможем заплатить тебе за квартиру 10-го числа».

И слышу в ответ: «Все хорошо, все будет хорошо, мы как-то это решим».

Открываем вдвоем с мужем бутылку дешёвого вина. Выпито два бокала. Не сказано почти ни слова.

День 5. 17 марта 2020

«Решили взять кредиты»

Кажется, я перешла период неприятия. Начинаю смиряться с полным хаосом и крахом. Мне совершенно не нравится та реальность, к которой мы идём. Но я также понимаю, что ничего изменить уже не могу.

Мы приняли решение взять кредиты, и оставить эти деньги на жизнь. Мы будем ждать компенсации малому бизнесу, вероятно Сашка сможет встать на пособие по безработице. Мы не оплатим кучу счетов в ближайший месяц, а, может, и два. Но тут мы бессильны.

Дети чихают, смотрю на них с подозрением. Объявила, что в случае болезни комната старшего становится госпиталем — она самая изолированная и с отдельным туалетом. Старший сначала возмутился, но согласился, что это оптимально.

Меня достали сообщения в соцсетях, с предложениями присоединиться к их успешному бизнесу без вложений. Люди, не тот момент, вы ещё не понимаете?

Мы проанализировали, что ещё мы можем сделать. Сводили младшего к семейному врачу, получили «нагоняй», что притащились, но нам дали рецепт на его астматические препараты для ингаляций. Вечером в аптеке я не смогла выкупить лекарство — его нет.

Вечерние новости совсем добили меня: правительство настоятельно рекомендовало не покидать дома без острой надобности. А между строк читалось, мол, вы все равно не послушаетесь, и мы вас все равно принудительно закроем.

Нашли семейный сериал, посмотрели две серии. Выпито по бокалу вина, утверждена семейная стратегия на ближайшее время.

Фото: facebook.com/tatyana.lapiner

День 9. 21 марта 2020

«За три дня не потратили ни одного шекеля»

Все вокруг говорят о «новом мире», о том, что будет лучше и честнее, рассуждают о новом уровне человеческих отношений. Я тоже присоединюсь, когда пойму, где мой путь в этот новый чудный мир. Пока я чувствую себя здоровой, крепкой и инициативной. На расстоянии 2 метров от меня — мой бизнес и мое средство к существованию. Но руки мои связаны, я ничего не могу с этим сделать. Я просто наблюдаю, как он погибает.

Бездействие при невероятном желании действовать. Тем, у кого в семье остался хоть один человек с доходом, наверное, не поймут...

Была суббота, и мы решили устроить шаббат, прожили его без режима и без занятий. Впервые с начала карантинных мер я взялась за книгу. Сашка пришел снимать короткое видео, и я поняла, что в пижаме и непричесанная. Решено, с завтрашнего дня возвращаюсь к уходу за собой. Два учебных часа буду тратить на бюрократию и переговоры. Два часа личного времени — на перезагрузку, книги, рукоделие, рисование.

Вечерний анализ семейного бюджета: за три дня не потрачено ни одного шекеля. Завтра придется сходить в магазин.

Вечером снова накрыла волна отчаяния. Вытащили с Сашкой друг друга из нее за уши.

«Переживут те, у кого нервы крепкие, и сила воли», — подумала я.

День 10. 22 марта 2020

«Ваш сын был в одной поликлинике с больным коронавирусом»

— Татьяна? Мама Артемия? — голос в трубке спокойный, не то, что в банках. — Это из Министерства Здравоохранения. Ваш сын был у стоматолога, в это время в поликлинике сидел больной короной.

Далее следовали инструкции, что делать: Темка и Сашка (ребенок ходил на прием с папой) должны быть изолированы.

Наш номер больного — 639. Пока я не знаю, зачем мне эта информация. Мне велено записать ее, а так же номер горячей линии, куда в случае появления симптомов я буду звонить.

— Линия очень загружена, придется дозваниваться некоторое время, имейте ввиду, — предупредила женщина.

Обоих я должна зарегистрировать на сайте, там же получить подробное описание, что и как делать.

— Но мы и так все на карантине, — говорю я.

— Тем не менее... Почитайте инструкции.

— Я со старшим сыном тоже должна закрыться на карантин?

— Распоряжения касается только Артемия и его папы.

Этот звонок был в 14 часов дня. Семья уже стояла надо мной с гантелями и гирей - по расписанию у нас начиталась тренировка.

С утра и до этого момента я брала штурмом сайт правительства, заполняя данные для личного кабинета на иврите. У меня хорошая зрительная память, и много друзей. Иначе я бы на справилась. Я просто запоминаю строчки и порядок, не особо понимая на иврите, что им надо.

Свою регистрацию я пробила. После тренировки и полдника планировала приступить к регистрации Сашки. И вот... ещё две регистрации — теперь на сайт минздрава.

С помощью подруг через воцап заполняю данные достаточно быстро. Но вместо «членов семьи» почему-то читаю «раковины». Не улавливаю, зачем им эти данные, пишу в строку цифру от балды, и отправляю анкеты.

Бланки за Сашку на открытие личного кабинета на сайте правительства я уже заполнять не буду. Все. Нервный лимит закончился. Это завтра.

Хорошо, что утром успели пробежать «десятку». Потому что до 29 марта мы не выходим совсем. Стоматолог был 15/03, уже неделю после того возможного заражения мы живём вместе, обнимается, целуется. Поэтому я решила, что сидим дома все.

«Не паникуй»

«Все будет хорошо».

«Как вы себя чувствуете?»

Все у нас хорошо, симптомов нет. Настроение стабилизируется. По статистике, трем из четырех нас все равно придется переболеть. По мне — так без разницы, когда.

Вечером досмотрен первый сезон не самого умного космического сериала. Взрослые настаивают на перерыве, дети требуют второй сезон.

День 12. 24 марта 2020

Утром напрыгала на балконе 3 км. С завистью глядя сверху на тех, кто просто бежал внизу.

Получила за день звонков 5 поддержки от клиенток и приятелей. Это так приятно. Вы пускали когда-нибудь «волну» на трибунах стадиона? Я вспомнила, как мы делали это на открытие Олимпиады в Сочи. Десятки тысяч людей, синхронно, красиво, с ощущением мощи.

Завтра тоже кому-то позвоню, это хорошая «волна» звонков поддержки.

После обеда старшему стало плохо. Головная боль, тошнота, слабость, ломка в теле. Это десятый день после контакта с заболевшим, на все смотришь с подозрением. Уложила его в кровать, померила температуру — нет. Через полчаса Даньку вырвало, и он отрубился на 3 часа. Проснулся свеженьким, бодреньким и голодным. Данька молодец, умеет в любой непонятной ситуации просто идти спать.

«Ты видела, что в новостях?»
«Нет, не смотрю».

«Ты слышала, что...»

«Нет, не слушаю».

Живём по режиму дня, в котором есть: подъём,

утренняя скакалка,

завтрак с семьей,

30 минут свободного времени,

2 часа учебы,

обед,

час свободного времени,

часовая семейная тренировка,

чаепитие на балконе,

полчаса уборки,

время настольных игр,

приготовление ужина,

ужин под совместный просмотр кино,

отбой.

Моего личного времени в этом дне всего 2,5 часа. И я не готова тратить его на просмотр новостей. Наверно, потому что не верю, что там скажут что-то реально важное для меня сейчас.

Вечером выпит бокал вина с друзьями из Берлина. В скайпе. Сказала им, что в июле, кажется, не прилечу. И они показали мне свою квартиру с телефона.
Тот ещё суррогат общения...

День 13. 25 марта 2020

«Первые заразившиеся — помидорки»

Есть хорошая новость — у нас в доме появились заразившиеся, и это помидорки. На моей балконной рассаде поселилась некая белокрылка. Скайповые консультации с бабушками не были оптимистичными. Скорее всего, теперь эта зараза расползется по всем растениям.

Заражённые кусты изолированы и посажены на карантин. Все растения обработаны ядом.

Другие члены семьи заражению не подверглись. Через три дня сможем выходить на улицу.

Посетила первый онлайн-урок на моем курсе дизайна. Очень переживала, как будет. Всё-таки иврит при реальном присутствии в классе и иврит по интернету — это не одно и то же. Оказалось норм. Чуть менее динамично, но все предельно понятно.

Служба занятости приложила нерабочим бизнесменам бесплатные курсы. Зашла посмотреть: английский для бизнеса, Фотошоп, Фейсбук, эксель, ВордПресс, продвижение в соцсетях, SEO... Надо брать!

Сашке позвонила медсестра, уточнила, как его состояние. Школьная медсестра старшего тоже позвонила; наводит порядок, попросила переслать данные о прививках.

Обещали вернуть дистанционное образование детей. Ждали все утро. И снова взяли учебу на себя.

Написала хозяйке помещения салона @thesova, что с 15 марта по распоряжению правительства не имею возможности вести профессиональную деятельность и ...бла-бла-бла, прошу отложить платежи по аренде. Спасибо MilenaRozenberg за помощь в переводе текста. Хозяйка ответила, что ушла думать.

Сашка работает над заказом: снимает фото для каталога шоколада Bruno | chocolate Когда он раскладывает свои модели по квартире, запах стоит такой, что вся семья, как голодные стервятники, кружит рядом.

«Ты уже эту конфетку снял? Она тебе больше не нужна?» — пристает Тема.
«Кыш!» - отмахивается Саша, — «Ещё не согласовано».

Вечером под космический сериал и ужин выпито по бокалу розе BarkanReserved. Обсуждали, что вкус знакомый, где-то он встречался. Искали в вине нотки фруктов, цветков бергамота и базилика.

Фото: facebook.com/tatyana.lapiner

День 14. 26 марта 2020

«Срочно пересматриваем меню»

«Саша, тебе будет стыдно, что ты проспал зарядку», — муж с трудом просыпается.

«У меня сегодня аэробная в кровати», — заявляет он, и переворачивается на другой бок.

«Ага, тренировка на низком пульсе».

«На очень низком!»

Думала, начну пост с сообщения, что в семье дезертир. Но Саша встал. Сначала с кровати, потом в позу утканассана.

Сегодня первый день, что я ничего не заполняла, не отправляла, никуда не дозванивалась. Ни одного административного активного действия. Весь день плавно прошел

по нашему режиму. А вечером закончился ужином и сериалом.

Теперь я точно знаю — бездействовать гораздо труднее, чем действовать.

На весах за неделю +500 гр. Срочно пересматриваем меню. Убираем хлеб из рациона, кофе днём пьем с 3-мя орешками. Ужины облегчаем. Организм в шоке, что практически нет движения.

Перед сном созвонились с друзьями в воццапе. У них двое младенцев. И нет балкона. Как же хорошо, что наши парни взрослые и самостоятельные.
Мило поболтали, посмеялись с ноткой черного юмора. Вместо того, чтобы завтра живьём собраться на пятничный ужин....

День 15. 27 марта 2020

«Карантин поднимет мальчиков в рейтинге женихов»

У нас игра в домашний ресторан Лапинеров. Каждый вечер ужин готовит новый шеф. Теперь я спокойна — дети научатся готовить, и даже будут получать от этого удовольствие. Карантин поднимет мальчиков в рейтинге женихов)))

Кажется, открыли подачу документов для постановки частных предпринимателей на биржу труда. Убилась переводить формы для заполнения, но справилась с помощью ФБ и подружки. Но когда все было готово, сайт завис. Вечером проверила — он всё ещё не работал. Будет чем заняться в ближайшие дни.

Морально настраиваюсь на разговор об аренде с хозяйкой салона. От нее сейчас многое зависит. Прокрутила голове три варианта ее ответа, и три пути выхода из кризиса для The SOVA. Все вполне себе норм. Так что, в воскресенье я готова общаться.

Поболтали с подружкой — как ни странно Таней — пришли к выводу, что мы-то точно не пропадем, и депрессии нам не свойственны просто потому что мы Тани.

Позвонила землячка Бэлла, болтали почти полчаса. Я с подросткового возраста столько на телефоне не висела! Бэлла вкалывает на заводе, работает по 12 часов. Для передвижения по городу им всем уже выдали разрешения. Значит, все только начинается.

Вечером выпили под ужин от шефа Дани бутылку французского розе. А когда дети уснули, ещё долго собирали в голове паззл из кусочков информации в попытке собрать полную картинку. И что думаете? Не получилось)))

День 16. 28 марта 2020

«Последний день заточения»

Последний день нашего полного домашнего заточения решаем отпраздновать лазаньей. Готовим все вместе, поедаем с аппетитом.

Изоляция заканчивается, симптомов короны ни у кого нет, но младший покашливает. Для верности проверяю температуру — ее нет.

Несколько дней назад отодвигала платеж по кредиту на бизнес до июля. Таково было правительственное распоряжение. В банке мне сказали «ок, и будьте здоровы». И сегодня кредит сошел со счёта... Будьте и вы здоровы, что ещё скажешь.

Хозяйка моего салона на просьбу отложить на время оплату аренды или часть оплаты, ответила, что и у нее есть обязанности и расходы. И добавила, что 1 апреля ждёт всю сумму по договору. Может, у нее юмор такой, и это первоапрельская шутка? Ничего, главное, пусть будет здорова.

Две недели карантина и становится понятно, что в новых условиях спасение утопающих — дело рук самих утопающих. В этих джунглях выживет сильнейший. И тот, у кого много друзей)

Устала думать, анализировать, бороться с ветряными мельницами, злиться и пытаться понять. Если такова наша новая реальность, придется ее принять (выбора-то все равно нет). И по максимуму провести это время с пользой. Но с йомришона!

А сегодня сплела кашпо, прибрала цветы и нарисовала акварельный замок.

В бой — завтра.

Фото: facebook.com/tatyana.lapiner

День 17. 29 марта 2020

«Впервые за полторы недели выехали в город»

И вот мы снова бежим. По радиусу 100 метров от дома у нас получился круг в километр с копейками. Какое же это счастье — выйти и пробежать.

Впервые за полторы недели выехала в город. Овощная база в десяти км езды от нас работает. На входе замеряют температуру, выдают перчатки и контролируют количество покупателей внутри. То же самое, но без температуры в большом супермаркете и в русском магазине. К счастью и восточная лавка пряностей тоже открыта, там тоже закупилась.

Когда Саша разбирал грузовик покупок, вдруг уточнил, все ли со мной в порядке.

«Это было по плану?» — он выложил на стол четыре пакета с черносливом.

«М..м...», — я не обратила внимания, сколько его купила, просто в голове все время крутилась мысль, что надо купить чернослив на салат со свеклой и к кофе. — «Зато он весь разный: подсушенный, вяленый, с косточкой и в герметичной упаковке!»

Да... странно вышло.

Мне нравится, что людей стало меньше, что они не жмутся больше ко мне, а держат дистанцию, меньше криков через три ряда. Люди очень интеллигентно приняли новые правила жизни. И, блин, мне это подходит...

Весь день я ловила хозяйку помещения салона. Поговорить удалось только вечером. И все, на что я могу рассчитывать — это 10 процентов скидки. Теперь мне предстоит все просчитать и принять важное решение. Прогноз и расчет зависит от того, когда мы снова сможем работать. А это как раз — главная неизвестная. Без нее уравнение плохо решается. У вас есть мысли на этот счёт?

Я смотрю на другие карантинные страны, которые закрылись за пару недель до нас, и они всё ещё в карантине...

Наш уютный режим дня, по которому мы прожили две недели, пора менять. Думаю, у нас будет меньше семейного и свободного времени, его займут учеба и самообразование. Надеюсь, дети поддержат эту инициативу.

Вечером в кровати старший рассказывал, как он хочет в поход на несколько ночей. Вспоминал, как это было здорово. И добавил, что первым делом после карантина мы всей семьёй должны пойти на трек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Закрытые мечети и студенты-медики на подмогу: сводка коронавируса в Удмуртии за 30 марта

Коронавирус в Ижевске: подборка полезных телефонов для ижевчан


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus