Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
Фото: Анастасия Малышева, из архива Валентины Гартиг.

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»

Автор: | | Комментариев: 1 | Просмотров: 11876

Ижевский искусствовед - о том, каким был наш город больше полувека назад. <фото>

С сегодняшнего дня в рамках рубрики «Прогулки по Ижевску» мы будем рассказывать не только об истории городских улиц, но и о людях, которых смело можно назвать ижевскими старожилами - в самом хорошем смысле этого слова. Они любят свой город, и потому видят его не безликим и провинциальным, а действительно уютным и интересным. А главное - они могут так рассказать даже о самых обычных переулках и дворах Ижевска, что и другие начинают замечать: наш город стоит того, чтобы неспешно по нему прогуляться.

Досье

Валентина Гартиг, искусствовед, член Союза художников России, Ассоциации историков искусства РФ.

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
Родилась в Ижевске в 1951 году.
Училась в школе № 24. Посещала факультатив по истории искусства, который вела Наталья Абрамовна Розенберг, доктор культурологи. Последовав ее примеру, Валентина Оскаровна поступила в Ленинградский госуниверситет им. А. А. Жданова на специальность «искусствовед». Закончила ЛГУ в 1973 году.
Работает в Удмуртском республиканском музее изобразительных искусств заместителем директора по науке. Занимается организацией выставок, реализацией разного рода проектов, в том числе - в рамках современного актуального искусства.
Увлекается живописью, любит путешествовать.
Замужем за известным ижевским художником Александром Ложкиным, есть сын Егор.
Кстати, фамилия Гартиг у нашей героини - от отца, Оскара Рейнгольдовича. Он родом из немцев Поволжья, поселившихся в Самарской области еще в середине XIX века.

Икра в Марисовском гастрономе и керосин на розлив

Искусствовед Валентина Гартиг, заместитель директора Музея изобразительных искусств, родилась и выросла на улице Революционной. Сейчас на месте усадьбы ее деда стоит новый корпус медакадемии, но Валентина Оскаровна прекрасно помнит, как выглядели окрестные улицы полвека назад. В рубрике «Прогулки по Ижевску» она расскажет, каким был наш город до того, как на смену деревянному, заросшему сиренью и черемухой Ижевску пришли типовые многоэтажки и офисы.
Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
 Дом, в котором родилась и Выросла Валентина Оскаровна, стоял на улице Революционной. Сейчас на этом месте - новый корпус Медакадемии.

- Я родилась в 1951 году в Ижевске, в старинном деревянном доме, принадлежавшем моему деду, - рассказывает Валентина Гартиг. - Это была настоящая усадьба - с садом, огородом, тянувшимся в сторону Пушкинской до стадиона школы № 30, и баней, которую моя бабушка, Евгения Петровна, гордо называла «флигерь» - именно так, с буквой «р» на конце. Еще у нас был небольшой садик с цветами - его бабушка называла «садок». Она - коренная ижевчанка, а потому в нашей семье старинные ижевские названия - например, переулок Коньшин, Горшечный - использовались очень долго, хотя сами эти улочки были давно переименованы. Я, конечно, жалею, что в свое время не записывала наши разговоры с бабушкой - настолько удивительные по современным меркам вещи она рассказывала. Например, о том, что до революции в Летнем саду проходили какие-то лотереи, где ее семья однажды выиграла корову.

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
 Та самая баня, которую бабушка нашей героини называла «фригерем». На заднем плане - жилые дома на улице Пушкинской. 

Именно с бабушкой связаны и первые детские воспоминания Валентины Оскаровны.

- На Пушкинской, там, где сейчас находится вторая городская больница, стояла деревянная избушка, из стены которой почему-то выходил водопровод, и мы с бабушкой ходили туда за водой, - рассказывает она. - А когда в 1961 году мы переехали к цирку, то газовой плиты у нас поначалу не было, и бабушка брала меня с собой на Центральный рынок за керосином. Его разливали в большие жестяные бидоны. Еще я помню знаменитый Марисовский гастроном на улице Пушкинской, там в стеклянных бочонках продавали красную и черную икру и горками стояли банки с крабами. А однажды наша собака Жук притащила оттуда связку сосисок - видимо, улучила момент, когда разгружали товар…

Валентина Гартиг:
Наш дом был очень интересным: с улицы он выглядел одноэтажным, а со двора было два этажа и мезонин. Помню красивейшую веранду с цветными стеклами - каюсь, несколько стеклышек разбили во время своих игр мы с сестрой… В нашем саду росли черемуха и сирень, и студенты мединститута лазили к нам ломать ветки для выпускного вечера, а собака их кусала. Напротив нас жили Долгушины. У них был очень красивый дом с резными дымниками, но главное - там были потрясающие интерьеры: старинная мебель, портреты на стенах, цветы в горшках. Позже, когда Долгушины переехали, их дом передали Мединституту, и в нем жили собаки, которых использовали для опытов.

По словам Валентины Оскаровны, в 1950-х улица Революционная вся была застроена старинными домами. Так что нашей героине повезло застать тот Ижевск, которого уже нет - патриархальный, деревянный и даже в какой-то степени дореволюционный.

«Резную мебель, сделанную руками деда, заменили «полировкой»

Дед Валентины Оскаровны, Вакх Федорович Ходырев, был краснодеревщиком и работал в ложевой Ижевского оружейного завода. Располагалась она в здании, позже перестроенном под резиденцию главы Удмуртии. В семье Гартиг хранится старинная фотография, на которой изображен Вакх Федорович - серьезный усатый мужчина в костюме и с бабочкой.

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
 На этой фотографии дед Валентины Оскаровны – Вакх Федорович (слева), - запечатлен в знаменитой ижевской фотостудии «Люкс», располагавшейся на перекрестке Карла Маркса и Советской. Кстати, его супруга, Евгения Петровна, приходилась родственницей фотографу Николаю Пономареву, которому и принадлежала студия.

- В Ижевск дед переехал из деревни - специально для того, чтобы работать на заводе, - рассказывает Валентина Оскаровна. - Когда они с бабушкой поженились, ей было 16, ему - 32. Бабушка рассказывала: повез он ее знакомиться с родителями, в местечко, которое почему-то называлось Старый Свет. Едут они на лошади, а бабушка плачет - никак не успокоится. Возница спрашивает: «Что ты плачешь?», а она отвечает: «Меня везут в Старый Свет, там все ходят вниз голово-о-ой!..» Вот так дед умудрился ей мозги запудрить.

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
 В 1950-х во дворах на Советской (за магазином «Светлана») стояло деревянное здание детского сада, куда ходила маленькая Валя. На фото она (третья слева) – на прогулке с другими ребятишками.

- Хотя дед Вакх умер до моего рождения, он во многом повлиял на то, что я стала интересоваться, а позже - профессионально заниматься искусством, - говорит Валентина Оскаровна. - По сути, он был художником - расписал в доме пол под паркет, мастерил изумительную резную мебель. Особенно мне запомнился диван, стоявший на первом этаже. Он был украшен зеленым граненым стеклом - под изумруд.

А бабушка делала филейные скатерти - сетчатые, украшенные разноцветной шерстяной нитью - гарусом. Сейчас такие можно найти разве что в Национальном музее. И мне безумно жалко, что, когда наш дом сносили в 1960-х, мы выбросили дедову мебель, а новую квартиру обставили совершенно дурацкой «полировкой». Правда, надо признать, не мы одни в те годы были столь глупыми - очень многие ижевчане, переезжая в небольшие квартиры, избавлялись от «старья».

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»   Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
«В детстве у меня была целая «коллекция» кукол, - рассказывает Валентина Оскаровна. – Я их просто обожала. Была даже фарфоровая кукла, которую сейчас можно найти, разве что, в музее».

С улицы Революционной семья Валентины Оскаровны переехала в многоэтажный дом на углу улиц Коммунаров и Ленина.

- В те годы улица Ленина именовалась улицей Труда, - рассказывает Валентина Оскаровна. - С нашего балкона был прекрасно виден овраг, на месте которого сейчас стоят жилые дома, был спортзал «Ижсталь», а сейчас магазин «Магнит».

«Данных у меня никаких не было, но я безумно любила балет»

Еще одно воспоминание Валентины Оскаровны, связанное со старым Ижевском, относится к детскому клубу, где она когда-то занималась в балетном кружке.

- Помню, это был старинный деревянный дом, выкрашенный голубой краской, - рассказывает она. - Видимо, до революции он принадлежал кому-то из купцов, потому что там были огромные комнаты, и фонтан - прямо в доме. Стояла эта усадьба чуть ниже нынешнего ДК Металлургов, на склоне, почти у самых трамвайных путей. Занятия с нами проводил балетмейстер Михаил Дружинин, человек, замечательный во всех отношениях - тонкий, умный, интеллигентный. 

Валентина Гартиг:
Вообще в те годы Ижевск же был не очень большим, поэтому таких людей все знали, их как-то сразу было видно. Например, оказалось, что я с детства знала профессора Зою Алексеевну Богомолову, известнейшего нашего литературоведа и критика. Запомнилась она мне после нашей случайной встречи на улице Коммунаров. Я бежала в школу - первоклашка, фартук набок, - а она шла в институт. Представьте: Ижевск пятидесятых, деревянный тротуар, а по нему идет, цокая каблучками, красивая женщина, темные волосы собраны в изящный узел, вся в черном, и только розовый шарф развевается за спиной. По меркам того времени - настоящая звезда! Правда, о том, что это была Зоя Алексеевна, я узнала гораздо позже, когда познакомилась с ней лично.

Кстати, в здании Музея изобразительных искусств, где Валентина Гартиг работает уже 34 года, когда-то тоже был балетный кружок - на базе городского Дворца пионеров.

- Здесь была балетная студия Леоноры Мамонтовой, супруги Анатолия Мамонтова - художественного руководителя ансамбля «Италмас», - рассказывает Валентина Оскаровна. - В большом зале, где сейчас проходят наши выставки, было и мое место у станка. Занималась я в одной группе с Любой Кунаковой, будущей примой-балериной Кировского театра. Данных у меня никаких не было, но балет я любила безумно. Получилось так, что спустя двадцать лет вернулась в это здание, но - уже в качестве музейного работника.

Частица старого Ижевска - прямо за окном рабочего кабинета

После того, как Дворец пионеров переехал на набережную пруда, особняк в классическом стиле на улице Кирова отдали Музею изобразительных искусств, который был создан на базе коллекции живописи Краеведческого музея.

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»

- В этом здании я работаю с апреля 1980 года, - говорит Валентина Оскаровна. - Мы тогда только-только начали переоборудовать его под музей. Когда меняли окна, приходилось тут и в праздники оставаться за сторожа. Конечно, за эти годы удалось добиться многого. Например, фонды выросли с 536 единиц до 12 тысяч. Но главное - в нашей коллекции есть действительно редкие и ценные полотна уровня Эрмитажа и Третьяковской галереи. Увидеть их может любой желающий - в апреле у нас возобновляется выставка «Мечты о большем», посвященная нашим самым уникальным экспонатам.

Рассказывая о музее, Валентина Оскаровна проводит для нас небольшую экскурсию по зданию. Спускаемся на первый этаж, где в отдельном зале - небольшая выставка под названием «У меня под окном расцветает сирень». Это - самая точная иллюстрация рассказа Валентины Гартиг об Ижевске.

Здесь и деревянный дом с мезонином высотой в человеческий рост - работа сарапульского актера театра и дизайнера Юрия Шутова, и бытовые зарисовки из жизни старого Ижевска - резное трюмо, советская пишущая машинка, «библиотечная» лампа с зеленым абажуром и какие-то мелочи, вроде изящного - работы позапрошлого века! - флакона из-под духов.

- А прямо за зданием музея сохранился целый квартал частных домов, где до сих пор можно уловить дух старого Ижевска - деревянного, заросшего сиренью, - говорит Валентина Оскаровна. - Например, если идти от Кирова вверх по Вадима Сивкова, можно найти дом с мезонином - почти такой же, в каком родилась я. Там я с удовольствием гуляю, когда выпадает минутка; правда, старых домов остается все меньше - на их месте строят коттеджи. Кстати, раньше подобную ностальгию у меня вызывал квартал старых деревянных домов в районе улиц Бородина и Свободы. Там росли клены и липы, и осенью в этом месте было безумно красиво - наши художники любили писать с натуры эти бархатные мокрые стволы и желтые листья. К сожалению, эти дома не сохранились - последний снесли года два назад, я чудом успела сфотографировать его на память.

Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»   Валентина Гартиг: «Ижевск моего детства - это резная мебель и заросли черемухи»
В Ижевске до сих пор можно найти строения, похожие на дом детства Валентины Гартиг – например, вот этот особнячок с мезонином (слева) на улице Вадима Сивкова, неподалеку от Музея изобразительных искусств.

Словарик старожила[url=http://][/url] 
Дымник - колпак, который надевается на трубу дымохода.
Марисовский гастроном - в советское время так неофициально называли гастроном, располагавшийся в одном из «сталинских» домов на улице Пушкинской - № 206. Называли его так в честь Валерия Константиновича Марисова, первого секретаря Удмуртского обкома КПСС, который также жил на этой улице, в доме № 200.
Мезонин - надстройка над средней частью жилого дома, часто - в виде небольшого «домика» с балконом.
Филейная вышивка - плетение сеток для салфеток, кружев, дорожек, скатертей, накидок на подушки и вышивание по ним узоров.
Флигель (просторечное «флигерь») - вспомогательная пристройка к дому, а также любая отдельно стоящая второстепенная постройка во дворе.

 

Читайте также:

Секреты музея изобразительных искусств Ижевска: привидение и картины за миллионы евро


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Только раньше были не ижевчане, а ижевцы, даже ижовцы. Отсюда старая поговорка - ижовцы-поножовцы. Название \"ижевчане\" фиксируется по местным газетам с 1960-х годов при кэгэбэшнике Марисове, когда старый Ижевск стал стремительно исчезать и появилось много \"понаехавших\" из-за появления Нефтемаша, Буммаша, Автозавода, завода Пластмасс. Колхозников освободили от крепостной зависимости, прикреплённости к земле, дали паспорта и они массово выезжали в город. Исчез своеобразный ижевский говорок, массовое распространиение получил русский с неким удмуртским отенком, но без знания удмуртского, на котором в Ижевске говорить было не принято. Стали ломать купеческие дома на улице Горького, застраивать кладбище стадионом, застраивать еврейское кладбище Буммашем. Это был  период массового уничтежения сирени и черёмухи на улицах Ижевска. Запах черёмухи и сирени, плывущий над городом весной, исчез, кажется, навсегда. Я помню сплошную черёмуху и сирень вдоль улицы 9 Подлесная, у Вечного огня, в саду перед входом во 2 корпус нынешнего УдГУ, на улице Коммунаров, много сирени было за деревянными палисадниками старых школ - у школы №24, 30, 27.... Вместе с сиренью и черёмухой стали исчезать \"мичуринские яблочные сады\" при школах. 60-е годы - массовое самосевное нашествие американского клёна, вместе с тополем вытеснувшее из гордода местные деревья. На старых фотографиях не найти америкаского клёна. Сирень и яблони на центральных улицах Ижевска помню до сих пор.

Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus