Из геологов в ювелиры: как камни изменили жизнь жительницы Удмуртии

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 2960

Верит ли профессиональный геолог в целебные свойства камней и может ли «неправильный» минерал навредить владельцу?

Ирина Корионова родилась в семье геологов под Магаданом, где ее родители работали на золотых приисках. Трехлетней малышкой она ранней весной в валенках на босу ногу начинала убегать на ближайшую речушку без спросу: ведь там были… камушки.

Фото: личный архив

– К обеду полпоселка искало дочку начальника партии*. Потом видели: по единственной дороге маленький «медвежонок» очень тяжело идет домой, – вспоминает Ирина.

Взрослые пугались из-за этой тяжелой походки: вдруг девочка сломала руку или ногу. Однако дело было в другом: малышка набивала полные карманы и варежки камней. Что не помещалось, шло в валенки, которые потом опять натягивались на босые ножки.

– Дома все это отнимали, я ревела. Все думали, что я устала и у меня болят ноги, а мне просто было жалко, что камни отняли, – улыбается Ирина.

Когда маленькие девочки играли в кукол, а мальчики в машинки, я играла в камушки

В 60-х годах в Мурунтау, который располагается на территории современного Узбекистана, открыли месторождение золота. Отца Ирины пригласили туда на работу начальником партии, и они переехали из -70 в +70°С. Вскоре глава семьи скончался, но на прииске продолжила работать мама Ирины, тоже геолог.

Когда геологи разведывают территорию, они берут пробы камней и грунта. Каждый образец хранится в отдельном подписанном мешочке. Однажды до такой «сокровищницы», пока взрослые были в поле, добралась маленькая Ирина…

– Я поразвязывала, все понассыпала, все намешала… Полугодовой труд партии накрылся. Меня не поругали. Я не знаю, что говорили геологи между собой, но меня не побили, – вспоминает она.

От геолога до ювелира

Жизнь геолога – это всегда переезды, поэтому фактически воспитанием Ирины очень часто занимался ее старший брат, пока мама была «в полях». Так, однажды подростком она оказалась на каникулах в незнакомом поселке.

– Местные пацаны идут и говорят: хочешь в поход? Куда, чего… ничего не спрашивала. И я ушла в первый маршрут на байдарках по Сырдарье на неделю. С этого начался сбор моих камней по рекам, – рассказывает Ирина.

С того первого сплава прошло уже 44 года. До сих пор Ирина продолжает заниматься водным туризмом. За это время она получила звание кандидата в мастера спорта по водному туризму (горные реки) и поработала инструктором для военных и гражданских.

И буквально из каждого похода домой привозились камни. Рано или поздно работающий на месторождении геолог захочет забрать красивый образец в личную коллекцию.

– И дома у тебя образуется полочка. А потом у тебя образуется шкафчик. А потом дома у тебя образуется пещера. И ты живешь такая, как дракон, – объясняет Ирина.

У меня украшения от месторождения до изделия. Я могу пойти, добыть, привести камень в порядок и дать ему оправу

Затем наступает следующая стадия: камень хочется сделать еще более привлекательным. Например, отполировать. Для этого приходится читать, как их правильно обрабатывают.

– Сначала ты в поле на коленочке на стеклышках поплевал, почесал, помотал его…. Потом присадки, специальные порошки, пасты, круги… И мы получаем приполированные образцы, – объясняет специалист.

Такие образцы тоже начинают скапливаться дома, и тут наступает следующая стадия – знакомство с обработкой металла и ювелирным делом. Приходится осваивать совершенно другую профессию.

– Ты же барышня, тебе как-то хочется нацепить это на себя. Ты говоришь: что-то как-то бы колечко бы… Работа грязная, вонючая, противная… Но конечный результат – вот такая красота, – демонстрирует изделие мастер.

Так из Ирины получился мультипрофессионал: геолог, камнерез и ювелир.

Каменная сокровищница

В лавке Ирины можно найти около 100-120 видов минералов в изделиях и образцах фактически со всех территорий бывшего СССР: от Чукотки до Средней Азии и Калининграда. Есть среди них и довольно редкие, например, чароит. Его добывают на единственном в мире месторождении – на реке Чара в Сибири.

У мастерицы целый штат помощников. Кто-то работает с камнями, кто-то занимается исключительно ювелиркой, а кто-то – заготовками. Изделия выполняют как по эскизам заказчиков, так и собственным.

– Когда вы придумали и сумели до меня донести – это лучший вариант. Потому что мои постоянные клиенты, которые меня знают, могут мне по телефону сказать: Ир, я серафиниты хочу,сантиментов 5-6, придумай что-нибудь, – рассказывает мастерица.

Стоимость изделий варьируется в зависимости от сложности работы и стоимости камней. Цена на некоторые может доходить до 60 тыс. рублей.

– Вот такой браслет родился, с бирюзой. Он обошелся в 17 тысяч. Когда за ним пришла заказчица, она сказала: это копейки для такой работы, – показывает снимок Ирина.

Фото: личный архив

Время, потраченное на изделие, зависит от его сложности и размера. Так, на кольцо простой формы у мастера уходит около 6 часов, половина из которых уходит на обработку камня. Есть и сложные заказы, когда на одно изделие тратят до 3 месяцев.

Каменные амулеты и обереги

Однажды к Ирине обратилась девушка из Москвы и попросила ее выполнить четыре медных кольца со вставками из апатита, ставролита, кианита и родонита. Заказчица объяснила, что это особый амулет, который ей порекомендовала сделать гадалка.

– Дело в том, что она назвала минералы, с которыми не делают украшения. Может, кто-то и сделал, но я этого никогда не видела в жизни. Мне эти камни не нужно было добывать: они все были дома, в коллекции, – вспоминает мастерица.

Примерно через полгода после сдачи заказа к Ирине с подарками приехала мама этой девушки. Оказывается, что за это время та нашла высокооплачиваемую работу, вышла замуж и уже ждала ребенка.

– Мне кажется, что гадавшая женщина назвала такие камни, потому что понадеялась, что девушка не найдет их никогда, – пожимает плечами Ирина.

Совсем недавно мастерица выполнила другой необычный заказ – камни для гадания. Они улетели во Францию

Давно известно, что люди определяют «полезные» камни, которые подходят по знаку зодиака, имени, дате, часу и дню рождения.

– Если мы с вами все это соединим и найдем повторяющиеся, это камни, которые будут вашими талисманами, – рассказывает Ирина.

Фото: личный архив

Такие амулеты или обереги направлены на то, чтобы подталкивать нас на исполнение наших желаний. Однако тут следует быть осторожным.

– Есть камни, например, гранат, которые усиливают энергетику. И человек, если он и так холерик и на него еще гранаты нацепить, – так он вообще с ума сойдет от этого, – предупреждает мастер.

Впрочем, Ирина, исходя из своего опыта, уверена, что человек почти всегда интуитивно выбирает именно «свой» минерал.

– Вот зашел человек в магазин, ничего про камни не знает. И я еще за ним не иду, только «здравствуйте» ему сказала. И он подошел и «играет» стоит. Потом спрашивает: какие у меня камни? И мы понимаем, что первый камень, который он взял – это был его. 98% людей подходят к своим камням, – делится мастерица.

Кто требовательнее: мужчины или женщины?

Традиционно считается, что украшения – это чисто женская слабость, однако в лавке есть специальный «мужской» шкаф. Ирина Корионова убеждена, что мужчины гораздо более требовательные заказчики, поэтому старается работать для них только по их эскизам.

– Мальчики меньше бегают по магазинам и выискивают. Они покупают стихийно – увидели и зашли. Были случаи, когда мы делали мужские коллекции. Цвет не тот, размер не тот, форма не та, – рассказывает мастерица.

Однако в плане проработки эскизов практически любой мужчина даст 100 очков форы женщине.

Фото: личный архив

– Недавно мужчине делали браслет – здесь пластина твердая, здесь кожа в три ряда и сделали на пластине в кастах** три граната. Сама я такой браслет придумала бы или нет, не знаю, – делится Ирина.

Верят ли геологи в магическую силу камней?

Очень многие люди не только коллекционируют камни, но и верят в их магические или целительные силу. Сама мастерица считает, что некоторые убеждения не лишены логики: ведь прежняя фармакология была натуральной, и люди лечились камнями и травами.

– В минерале один высвобождающийся ион из кристаллической решетки. При нагревании любой предмет расширяется, то ничего не исчезает, все превращается во что-то. То, что отделилось, если приложили к себе близко, то оно попало в нас.

Поэтому роликовые массажеры из нефрита и кварца действительно могут работать на благо.

– Приходят и сами говорят: голова раскалывается, спать не могу – дай кусок аметиста! Они кладут его под подушку, а потом звонят через два дня и говорят, что полегчало, – вспоминает Ирина.

Еще один распространенный вариант – рекомендация носить янтарные бусы при проблемах с щитовидной железой. Ирина уточняет, что янтарь должен быть необработанным.

– Янтарь немного колючий, он массирует, и идет выделение янтарной кислоты, которая поступает в организм на гомеопатическом уровне. Ну и эффект плацебо никто не отменял, – улыбается мастерица.

Собственная коллекция

Помимо постоянно пополняемой коллекции образцов из походов у Ирины есть и своя собственная, домашняя, подборка. Собирать она ее начала в 21 год с простенькой нитки бус из малахита.

Фото: личный архив

– Мы пилили камни, полировали, что-то делали… но с каким-то другим чувством. Чтобы создавать собственную коллекцию украшений, мою личную коллекцию камней – такого не было. И когда я увидела эту ниточку, я ее захотела. Мы купили ее, – вспоминает мастерица.

Затем коллекция пополнилась узбекской бирюзой с месторождения Ауминза, сейчас оно полностью выработано, камень больше не добывают.

– Этот голубо-зеленый цвет – говорят, это слезы принцессы Фирюзы, которая потеряла своего принца, не могла больше выйти замуж и все время плакала. Ее слезы падали на землю и превращались в эти камни, – рассказала Ирина местную легенду.

Супруг превратил бирюзу в кабошоны***, которые вставили в серебряные серьги.

– Есть коллекция, которую все, когда домой приезжают, проверяют: не пропало ли что-нибудь. В коллекции 58 бус и 60 колец в разных металлах, в разных формах, в разных стилях примерно от XIV века до сегодняшнего дня: на каждые 50 лет – самые модные украшения, – рассказала Ирина.

Не смотря на то что супруг Ирины – тоже геолог, никто из их детей не пошел по родительским стопам. Старший сын стал весьма успешным режиссером, средний ходит по морям, а дочь получила дипломы юриста и психолога. Однако все они могут не только починить порванные бусы, но и самостоятельно обработать камень.

*Партия - группа людей, проводящих геологоразведку на тему поиска полезных ископаемых.

**Каст (оправа камня) – общая деталь всех ювелирных изделий с камнями.

***Кабошон – способ обработки драгоценного или полудрагоценного камня, при котором он приобретает гладкую выпуклую отполированную поверхность без граней. Обычно отшлифованный кабошон имеет овальную или шаровидную форму, плоский с одной стороны.


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus