Верните мой 2008-й: как выглядят 10 лет спустя ижевские эмо, готы, рэперы и панки

Автор:     Соавтор: Анастасия Волкова | | Комментариев: 2 | Просмотров: 13487

И что они приобрели благодаря причастности к своей субкультуре

2000-е – время расцвета различных неформальных субкультур. Сегодня же большинство тех, кто красил волосы в кислотные цвета, облачался в черное и носил ирокезы, сменили образ, воспитывают детей и лишь иногда вспоминают о прошлой жизни. Куда ушло их увлечение и чем они сейчас живут, эти люди рассказали IZHLIFE.

«Реакция окружающих на внешний вид тренировала самооценку»

Юлия Каменская – РR-специалист и редактор, работает с крупными компаниями. Теперь уже сложно представить, что в студенчестве эта девушка носила рваные штаны, «гриндерсы» на массивной платформе, ошейники, цепи и делала боевой макияж. Тогда она причисляла себя к рокерам.

Фото: личный архив

– В университете было явное деление на сегменты молодежи. Нужно было примкнуть к кому-то, иначе ты останешься в стороне. В основном это было деление по музыкальным интересам. В семье любили рок, и первые кассеты, а потом и диски с песнями Шевчука, Кипелова, Шнурова заняли свои места в моей комнате. Выбора, быть или не быть рокером или неформалом, по сути, не было.

Юлия говорит, они были яркими пятнами в достаточно серой среде. Но быть не такими, как все, оказалось непросто. Например, приходилось покупать мужские брюки и перешивать под себя. Косухи, толстовки и «гриндерсы» заказывали через знакомых в других городах и странах.

– Сегодня люди вообще не реагируют на необычный образ. А тогда это вызывало бурные взгляды, шушуканья, обсуждения. Когда заходили в общественный транспорт целой компанией, вокруг образовывалась такая карантинная зона. Это был большой кайф. Это дико тренировало самооценку. Потому что ты начинаешь себя принимать в любом своем состоянии. У тебя перестает возникать боязнь оценки со стороны.

Вопреки мнению общества, юные рокеры не были асоциальны или агрессивны. Чаще всего это были обычные парни и девушки, которые вместе учились, дружили и взрослели. Только выражали себя необычно.

– Мы были за творчество, за общение. Все ребята из моей компании играли на каких-то инструментах. Мы устраивали ночные концерты, невольные слушатели которых, естественно, вызывали полицию. Когда подходили полицейские, мы предлагали им спеть что-нибудь. Они очень смущались, совещались, но потом обычно заказывали песню. Что-то из «ДДТ», «Короля и Шута», «Сектора газа» или «Чайфов».

Эпатаж стал сходить на нет после университета. Устроившись на работу, Юлии пришлось соответствовать другим стандартам.

– Мне очень нравится, что сегодня в моду вернулись вещи тех времен. Сегодня можно купить ботинки с массивной подошвой и уже не выглядеть как-то странно. Снова вернулись цвета хаки, военная стилистика – парки, мешковатые брюки. Поэтому частичку культуры можно всегда держать рядом с собой, и это никого не будет напрягать. Ну а любовь к рок-музыке – ее никак не выкорчевать из души, она всегда со мной.

Били за то, что не такой

10 лет назад будущий переводчик Линар Давлетгареев открыл для себя эмо-музыку. Яркая, эмоциональная, агрессивная, местами лиричная. Но просто слушать было мало, захотелось делать что-то свое и делиться чувствами с публикой. Нашел компаньонов и создал свою группу MULTIPASS* – вскоре она стала очень популярной среди ижевской неформальной молодежи.

Фото: личный архив

– Игре на гитаре я обучился сам. Мы играли небольших в клубах. Приходили школьники, студенты, которые тоже считали себя эмо. В 2007-2010 годах таких представителей субкультуры было много. Мы пытались соответствовать иностранным исполнителям. Ставили волосы сзади на гель, носили узкие джинсы, делали пирсинг, тоннели, татуировки.

Поклонники знали Линара под псевдонимом Давлет. Но его новый образ нравился далеко не всем.

– Один раз я покрасил волосы в красный цвет. Это было слишком вызывающе, люди не были к этому готовы. Представители эмо вызывали сильный негатив у дворовых ребят. Бывало, нас избивали. Однажды ко мне на улице подошли ребята и потребовали, чтобы я снял браслет и пирсинг, хотели привести меня в обывательский вид. Когда я отказался, ударили по лицу. Мы раздражали их только потому, что были другие. Когда я вернул темный цвет, почувствовал себя невидимкой. И это чувство было приятным.

С возрастом к Линару пришла практичность. Он понял, что выделяться – это дорого и неудобно. Волосы стали короче, пирсинг и тоннели исчезли. А вот любовь к музыке никуда не делась.

– Наша группа существует до сих пор. Сейчас такой популярности уже нет, потому что представителей субкультуры стало мало. Людей на концерты приходит меньше раза в два. Мы не собираем большие стадионы, но есть такие слушатели, которые приезжают к нам из других городов. Недавно был концерт в Москве, одна девушка прилетела на концерт из Берлина.

Линар говорит, его увлечение помогло определиться в жизни. Музыкант нашел себя в интересной профессии – он инженер студийной звукозаписи.

Влюбила не каблуками, а широкими штанами

В 2006 году Елена Коробейникова попала на концерт танцевальной хип-хоп группы. И… влюбилась в танцора. Короткими платьями и высокими каблуками этого парня было не взять. Тогда Лена записалась в школу хип-хопа. Стала осваивать уличные танцы.

Фото: личный архив

– Хип-хоп, крамп, брейк-данс – это было очень модно. В то время выходило много зарубежных фильмов про уличных танцоров. Каждый пятый подросток, наверно, занимался в школе уличных танцев. Меня привлекала еще и музыка. Очень динамичная, невозможно было не двигаться в такт. Хотелось в танце выразить ту бурю эмоций, которая бушевала внутри.

Пару месяцев, и широкие штаны, безразмерные футболки и кепки из танцзала перетекли в обычную жизнь. Лена говорит: чем шире надевала штаны, тем больше было обсуждений.

– Малознакомые люди думали, что я крутая, высокомерная, странная, с большими понтами. Весь внешний вид говорил об этом. Но в глубине души я такой не была. Совсем незнакомые обсуждали за спиной. Но меня это вообще не трогало, было все равно, что думают окружающие.

Вскоре Лена открыла для себя баттлы. Все как в кино: агрессивное танцевальное сражение между участниками, толпа зрителей и музыка, которая сотрясает танцпол.

– Сложных элементов делать не умела, только парочку фризов из нижнего брейка. Однако своего первого соперника победила.
Но главная победа – спустя 10 лет боевая девушка все-таки добилась своего танцора. Но долго отношения не продлились, как и увлечения танцами.

– Крайний свой танец я станцевала на выпускном вечере в университете. Основное мое увлечение сегодня – фотография, которой тоже стала заниматься в студенческие годы. Можно сказать, что именно фото и увлекло больше, чем танцы, поэтому их и забросила. Но танцы не только сделали меня более выносливой, но и подарили людей, с которыми мы уже 10 лет идем по жизни вместе.

Из металлиста в анимешники

В свои 17 лет Роман Пушкарев уже считал себя металлистом. Но вскоре к увлечению тяжелой музыкой присоединилось еще одно неформальное хобби.

Фото: личный архив

– Друг принес диск с аниме-сериалом. Мне понравилось. Рисованная история оказалась ярче, эмоциональнее обычных фильмов. А еще это были хорошие и занятные сюжеты. Но самое интересное – это люди, увлеченные аниме. Многие выглядели необычно, но дело даже не во внешности. Они более открытые, с отличным чувством юмора, гораздо ярче остальных людей.

С такими же любителями японской культуры Роман стал участвовать в аниме-фестивалях. Они устраивали костюмированные игры – косплеи. То есть переодевались в того или иного персонажа, назывались его именем, употребляли аналогичные речевые обороты и лексику. Ради такого некоторые даже шьют на заказ костюмы, чтобы максимально соответствовать своему герою.

– В одной такой поездке случился казус. Я помню, как на меня странно смотрели, когда я вез картонный гроб в другой город. Сделал реквизит для выступления. Это должна была быть обычная мебель вроде тумбочки или шкафа. Только шкаф получился очень похожий на гроб. Времени переделывать не было, да и материала тоже. Выглядело это просто безумно!

Любимый персонаж Романа – Джокер из комиксов и фильмов про Бэтмена. По его словам, это самый лучший злодей всего кинематографа.

– Образ Джокера меня очень сильно очаровал. Он абсолютный хаос, сочетание безумия с гениальным интеллектом. В нем есть свобода и приверженность своей цели. Вообще косплей – это поиск новых эмоций. Особенно если живешь по принципу дом-работа, многие вещи покрываются серостью. А тут есть что-то неординарное, что помогает испытать новые ощущения.

Со временем у друзей начали появляться семьи. Сам Роман устроился в частную IT-фирму системным администратором. Но даже сейчас каждый год  ребята собираются вместе на аниме-фестивале «Акибан».

Считали ижевские кладбища «неинтересными»

Екатерина Стрелкова в детстве была меланхоличной, любила пасмурную погоду. О том, что эти черты присущи готам, во времена без интернета она еще не знала. Неожиданная смерть брата укрепила мрачный склад характера.

Фото: личный архив

– Оказалось, у меня не было ни одной черной вещи. Постепенно на этом фоне стала больше черного покупать. Даже не задумывалась о каком-то готическом стиле. Музыку слушала разную, в основном рок, панк. Когда переехала из Воткинска в Ижевск учиться, увидела на так называемом «болоте» похожих на меня людей. Стало любопытно узнать, кто они. Так, через новых знакомых стала проникаться готической музыкой.

Екатерина признается, что жесткого пристрастия к мистицизму и эзотерике не было. В основном только музыкальный интерес. По душе пришелся и провокационный имидж.

– В будни так одевалась на потеху публике. Надоедала рутина, а встряхивать окружающих было в радость. В милицию за наш вид, конечно, не забирали, но подозрительные вопросы возникали. Однажды надоели эти разговоры, и я убежала от полицейских. Зато друзьям пришлось давать за меня в два раза больше объяснений.

Известно, что готы – частые посетители кладбищ. Екатерина подтверждает, ижевские готы действительно там бывали.

– У нас кладбища простые, ничего интересного нет. Нет таких памятников культуры, как в Германии, откуда пошел этот стиль. Некоторые все же ходили на кладбища ради забавы. Для одной из девушек–готок такая вылазка оказалась печальной. Это было в 2008 году. На Нагорном кладбище обнаружили тело молодой девушки. Она была в черном длинном пальто, черных сапогах, черной юбке с воланом, красной кофте. Ее называли Мистерия. Предполагают, что хулиганы заметили идущую по безлюдному месту девушку и напали на нее.

Завершение увлечения было банальным: работа, дом, семья. Сейчас Екатерина работает ювелиром, воспитывает трехлетнюю дочку. Снова достает из шкафа черные вещи только по случаю концерта – раз в год. Говорит, сегодня наводить мистический имидж ежедневно просто нет времени.


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • статья супер, многие через это прошли. ))
  • Скучаю по 2005-2006 годам, эхх, было время, жаль, сейчас нет той романтики.
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus