Трехкратный чемпион мира, призер Олимпийских игр Иван Черезов: «Нельзя было уходить из спорта. Я только начал получать кайф»
Фото: Калашников Media
ИСТОРИИ|Моя история

Трехкратный чемпион мира, призер Олимпийских игр Иван Черезов: «Нельзя было уходить из спорта. Я только начал получать кайф»

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 10891

Глава Федерации биатлона Удмуртии рассказал о спортивной карьере и работе на Концерне «Калашников»

– Вам часто говорят, что вы похожи на Юрия Гагарина?

– Впервые слышу, – расплылся в фирменной гагаринской улыбке мой собеседник.

Он не был в космосе, но тоже пережил «время первых». В спорте. Один из лидеров мужской сборной России по биатлону середины «нулевых» Иван Черезов два года назад завершил спортивную карьеру. Почему нельзя было этого делать и чем сейчас наполнена его жизнь? Об этом и не только наш разговор.

«Предлагали стать тренером, но у меня характер не тот»

– Иван, вы ушли из спорта, но спокойнее ваша жизнь не стала: Концерн «Калашников», Федерация биатлона Удмуртии и даже политика. Как вас на все хватает?

– Время покажет, хватает ли меня на все. Хотя разъездов, действительно, стало еще больше, просто они стали намного короче. Бывает, утром я вылетаю в Москву, а вечером возвращаюсь. Большую часть времени занимает работа в концерне, где я занимаюсь олимпийскими видами спорта. Руководство Федерацией биатлона с этой деятельностью тесно связано. Что касается политики (Иван был доверенным лицом Владимира Путина, участником движения Putin Team. – Прим. ред.), это же временно. Моя позиция была такая: если нужно, я искренне готов помочь республике, в которой родился, вырос и живу. Вот и все.

– Какие были варианты, чем вы будете заниматься после ухода из спорта?

– Был вариант работать тренером. Но у меня характер не тот. Тренеру нужно уметь объяснять одно и то же несколько раз. Причем делать это сдержанно, не срываться. А если меня кто-то не поймет со второго или третьего раза, могу и не выдержать, – смеется Иван.

– По вам и не скажешь – излучаете спокойствие.

– Это только видимость. 

– Работа на заводе имеет свою специфику. К чему пришлось привыкать?

– Завод – это прежде всего режим. Это огромное предприятие, которое производит большой объем продукции, в котором все спланировано на долгий срок. В спорте все происходит намного быстрее.

– Но спортсмены тоже живут в соответствии с четырехлетним планом.

– Да, но в спорте ты с мая по ноябрь занимаешься подготовкой и в сезоне уже показываешь результат. А на заводе, чтобы его получить, требуется гораздо больше времени. К этому пришлось привыкать. Еще если в спорте что-то не получается, ты понимаешь, как можно исправить ситуацию, корректируешь что-то по ходу. А на огромном предприятии так быстро скорректировать планы не получается. Твою хотелку на следующий день никто не исполнит.

«Дудь? А кто это?»

– Иван, на заводе вы занимаетесь не только спортивными винтовками, но еще и выступаете в роли журналиста «Калашников-медиа».

– Ну, я не со всем еще журналист, – улыбается мой собеседник. – Хотя мы достаточно неплохо отработали этот сезон. Мои интервью с ребятами из сборной России по биатлону на этапах Кубка мира в Рупольдинге и Антхольце набрали два миллиона просмотров, а в Тюмени – уже 2,7 миллиона.

– Так вы наш Юрий Дудь!

– А кто это? – спрашивает Иван.

Я объясняю, что это один из лучших интервьюеров России, программы которого в интернете набирают миллионы просмотров.

– Все понял, это молодой парень, который работал на «Матч ТВ». Ну так вот, количество просмотров сюжетов на «Калашников-медиа» показывает, насколько высок интерес к биатлону, – сравнение с Дудем ничуть не льстит Ивану Черезову.

– Вы с кем-нибудь советуетесь, как брать интервью, как работать в кадре? С вашим другом, например, Ильей Трифановым?

– Илья Трифанов, Дмитрий Занин и Дмитрий Губерниев (корреспонденты и ведущие телеканала «Матч ТВ». – Прим. ред.) во многом мне помогают, но это касается организационных вопросов. Журналистских советов у них не прошу, хотя они профессионалы, конечно. Но я на их популярность не претендую.

Интервью для меня – это общение с друзьями. Я же сам из этого мира: знаком с тренерами и ребятами. В этом есть большой плюс: мне проще договориться со спортсменами о том, чтобы после финиша они подошли ко мне в микс-зоне и ответили на пару вопросов. Не все биатлонисты хотят общаться с журналистами, особенно если гонка не удалась. А когда они видят меня, подходят. И тут уже всем журналистам перепадает, – смеется Иван.

– Просмотрела несколько ваших интервью. Вы сознательно не задаете острых вопросов?

– Да, в разговоре я стараюсь затрагивать только те темы, которые вызовут у ребят положительные эмоции. В нынешнем сезоне очень тяжелая ситуация в биатлоне: есть недопонимания между спортсменами и тренерами, плюс допинговый скандал. Обо всем этом спортсменов и без меня многие журналисты спрашивают. Поэтому мне не хочется поднимать такие темы.

«Командный дух – понятие абстрактное, но когда он есть, его чувствуешь»

– Пусть я буду в числе тех «многих журналистов», но не спросить не могу. Что происходит в российской сборной, почему нет результатов?

– Что значит «нет результатов»? У отдельных спортсменов они есть. Понятно, что всегда хочется большего, – Ивану явно не нравится мой вопрос. Такое чувство, что он принимает его на свой счет, что до сих пор считает себя частью сборной.

– Раньше, когда выступали вы, Николай Круглов, Максим Чудов, мы, болельщики, знали, что будет гонка – будет медаль. Сейчас этой уверенности нет совсем.

Иван нахмурился, молчит, но я продолжаю давить на больную мозоль.

– Почему вы сражались с Бьорндаленом и даже опережали его на финише, а Бьорндалену нашего времени – Фуркаду – нет равных?

И опять молчание. Только слышен стук пальцев моего собеседника по столу.

– Тут комплекс причин, – наконец, начинает отвечать Иван. – Во-первых, тренеры должны работать единой командой. Иначе, такова психология человека, начинается конкуренция. Во-вторых, нужно дать наставникам возможность работать спокойно. Тогда они смогут строить планы на несколько лет вперед, не будут бояться, что сезон закончится и их выкинут. В-третьих, спортсмен должен верить в тренера, а тренер в спортсмена. Сборная должна быть единым живым организмом, в ней должен быть командный дух. Вроде бы это такое абстрактное понятие, но если этот дух есть, его чувствуешь. Командный дух наряду с подготовкой способствует высоким результатам.

«Золотая четверка» – Иван Черезов, Николай Круглов, Дмитрий Ярошенко, Максим Чудов – в 8 эстафетах сезонов 2006-2007 гг. и 2007-2008 гг. не опускалась ниже 2-го места Фото: www.bolshoisport.ru

«Нельзя было уходить из спорта…»

– Как тогда мотивировать себя на дальнейшую работу, когда результата нет? Вы как никто другой это знаете, после травмы вам пришлось начинать в спорте все сначала.

– После травмы (в 2011 году на летнем чемпионате России в Уфе Иван упал на лыжероллерах и получил двойной перелом ноги. – Прим. ред.) болевой синдром не проходил полтора года. Но куда сложнее было психологически. Я привык побеждать, а тут даже на всероссийских соревнованиях в десятку не попадал. Это сильно било по голове, организм говорил: «Ты пробежал, потратил много сил, но удовлетворения не получил. Так зачем напрягаться?».

Этот период  длился достаточно долго. Но чувство ответственности не давало мне бросить спорт. Я понимал, что в сезон нельзя встать и уйти. К тому же руководство Тюменской области продолжало меня поддерживать, хотя, по большому счету, я не оправдал надежд: сломал ногу уже через год после перехода в сборную этого региона и не попал на Олимпиаду в Сочи.

Но даже после этого мне не сказали «до свидания», я услышал другие слова: «Хочешь продолжать бегать, давай, мы тебя поддержим». И я шел дальше, цеплялся за какие-то удачные старты, которые иногда все же случались.

И только в 2016 году, через пять лет после травмы, когда я решил завершить спортивную карьеру, вновь начал испытывать кайф от нагрузок, от гонок, от техники передвижения на лыжах. Я как будто окончил вуз и понял, наконец, как нужно правильно бегать.

– Почему же вы тогда ушли?

– Нельзя было этого делать. До травмы я бегал, потому что бегается. Цели, конечно, были. Эх, тяжело это все объяснить... – чувствуется, что и спустя два года Иван по-прежнему остро переживает свое решение «завязать» со спортом. – Хорошо, давайте так. Представьте себя на старте. Уверены ли вы, что будете в призах?

– Думаю, что даже у спортсменов этой уверенности нет, а у меня тем более.

– Я же эту уверенность обрел, работая в 2015 и 2016 годах с Андреем Крючковым (сейчас тренер Антона Шипулина и Алексея Волкова. – Прим. ред.). Выходя на старт, я знал, что сегодня, к примеру, буду в десятке. И это давало такое внутреннее ощущение кайфа! У меня тут же появились результаты, я стал выигрывать на этапах Кубка России, вновь поехал на Кубок мира.

Но в Рупольдинге меня поставили на «двадцатку», а это такая специфичная гонка. Показать в ней хороший результат не всегда получается (Иван финишировал 57-м. – Прим. ред.). И меня снова отправили в Россию.

Потом я не попал на чемпионат Европы и тогда, в январе 2016 года, решил: пора уходить. Но сезон нужно было добегать. Хотелось поддержать тюменскую команду на чемпионате России. И я начал тренироваться так, как будто меня захлестнуло цунами. Я с тренировок уходить не хотел. Это был такой кайф! 

За последние пять минут Иван произнес слово «кайф» уже несколько раз, и я понимаю, что недаром спортсменов называют эндорфиновыми наркоманами.

– Вы нашли замену тому ощущению кайфа, которое вы получали в спорте?

– Я люблю экстрим: квадроциклы, снегоходы, мотоцикл. Не так давно познакомился с ребятами из Воткинска, они гоняют на квадроциклах и снегоходах каждые выходные. Иногда я к ним присоединяюсь.

«Квартиру мне подарил Хорошавцев. Премиальных не хватило даже на «однушку»

– Последние шесть лет в спорте вы выступали за Тюменскую область. Здесь, в Удмуртии, многие вас тогда не поняли…

– В 2008 году, если мне не изменяет память, 16 тренеров и спортсменов Удмуртии перешли в команды других регионов. В 2010-м ушел я, два тренера и еще несколько ребят. Хотя мне предлагали перейти в Тюменскую область еще в 2005 году. Но это было перед самой Олимпиадой, и я отказался. Понимал, что это будет некрасиво с моей стороны. На Олимпийских играх нужно выступать за тот регион, который тебя поднимал.

В 2009 году тюменцы вновь сделали мне предложение. И я снова отказался, но на этот раз с оговоркой: «Если после Олимпиады у вас еще будет желание видеть меня в своей команде, можем этот вопрос обсудить». И вот после Игр в Ванкувере меня пригласили в команду Тюменской области.

Я приехал в Ижевск, переговорил с министром спорта, председателем правительства, президентом республики. Честно рассказал, что мне предлагают в Тюмени. Я не торговался, не говорил: «Предоставьте мне такие же условия, останусь». Такой вариант я не рассматривал. Просто объяснил руководству Удмуртии, почему ухожу.

– Почему вы не ушли в 2006 году, сразу после Олимпиады в Турине, откуда привезли серебро?

– После Игр в Турине мне в республике пообещали трехкомнатную квартиру, участок под строительство дома и место для гаража. Я тогда подумал: подарите однокомнатную, и то будет хорошо. Через несколько дней узнал, что Удмуртия выделила мне премию 500 тысяч рублей. Этих денег не хватало даже на покупку однокомнатной квартиры. Я тогда сказал своему тренеру Виктору Чурину: «Не обижайтесь, но буду менять регион».

Я не собирался никого шантажировать, бегать по верхам, но эта информация сразу дошла до Виктора Геннадьевича Хорошавцева, который тогда только-только возглавил Федерацию биатлона Удмуртии. Он сказал: «Пусть не переживает, я подарю ему трехкомнатную квартиру». В этой квартире я с семьей и живу до сих пор. Правда, потом нашлись люди, которые подали эту историю по-другому…

И сейчас поддержка ведущих биатлонистов в Удмуртии оставляет желать лучшего. К примеру, спортсмены уровня Ульяны Кайшевой, получают в Удмуртии 30 тысяч рублей. Если Ульяна перейдет в другой регион, где биатлон в приоритете, будет зарабатывать 60-70 тысяч. Кроме того, там у нее не будет проблем с инвентарем, со сборами, даже если вдруг ей придется уйти на самоподготовку, и жильем.

– Вы сейчас так про Ульяну Кайшеву говорите, как будто что-то знаете.

– Нет, я просто привожу пример. Вдруг ее позовут, а мы ничего в ответ предложить не сможем, – не подтверждает мои предположения Иван. – Такое за последние годы с нашими биатлонистами уже не раз случалось.

Но мне почему-то кажется, что его слова имеют под собой реальное основание. Заполучить спортсменку, занимающую второе место в рейтинге Союза биатлонистов России по итогам этого сезона, сборные других регионов наверняка не отказались бы.

Председатель правления Федерации биатлона Удмуртии не скрывает, что если Ульяну Кайшеву пригласят в другой регион, родная республика ей ничего в ответ предложить не сможет Фото: Калашников Media

Многодетный отец

– У вас было много возможностей уехать из Ижевска. Почему вы остались?

– Да, можно было переехать в Тюмень, но там у нас никого нет. Родные, друзья – все в Ижевске. Жене пришлось бы трудно одной с детьми, я же постоянно в разъездах.

– С удивлением узнала, что у вас уже трое сыновей!

– Да, и это непередаваемые ощущения. Смотрю на младшего сына, ему нет еще и двух лет, и ловлю себя на мысли, что он меняется каждый день, что таким он уже не будет никогда. Чтобы эти ощущения испытать, нужно еще одного ребенка родить.

Сейчас у Ивана и Ирины Черезовых уже трое сыновей Фото: личный архив

– Девочку для полного счастья.

– Все так говорят, – смеется многодетный отец. – Дети – это здорово. Старший сын учится в четвертом классе 41-го лицея. Он не спортсмен. Ходит в бассейн уже несколько лет, но так, хочу-не хочу.

– Что же его интересует?

– Саша – математик, в этом году мы ездили с ним на олимпиады в Питер и Казань. Он занимается в архитектурном кружке, много читает, любит программу «Орел и решка», а еще хорошо готовит. В весенние каникулы попросил записать его в детский кулинарный клуб, сын там уже завсегдатай. Вот, посмотрите, что Саша приготовил на день рождения мамы, – Иван показывает мне в телефоне фотографии красивых десертов.

– Вас расстраивает, что сын далек от спорта?

– Меня расстраивает то, что он не хочет заниматься им совсем. У второго сына, ему 6,5 лет, другие интересы. Он занимается карате и недавно получил пояс новичка. Еще Даниил попросил записать его в музыкальную школу. Сейчас ходит на подготовительные курсы, хормейстер его хвалит. Ну и к школе готовится.

– Неужели вам не хочется, чтобы хоть кто-то из сыновей встал на лыжи?

– В этом году Даниил занял первое место на лыжных соревнованиях в детском саду. Моя позиция тут такая: я хочу, чтобы сыновья занимались спортом до 20 лет, и если у них будет получаться, если им удастся попасть в спорт высших достижений, я буду только рад. Помогу чем смогу.

Те ощущения, которые Иван испытывал в спорте, сейчас он находит, гоняя на квадроциклах Фото: личный архив

«Хотел завязать с биатлоном еще в 10 классе»

– Я пришел в биатлон случайно: во втором классе одноклассник позвал меня с собой. Я и пошел. Потом мы подтянули в секцию еще друзей. Так что, первые пять лет я, можно сказать, тренировался за компанию. Одновременно занимался еще футболом, хоккеем, карате, шахматами, пожарно-прикладным спортом, спортивным ориентированием, ИЗО и даже бальными танцами. Родители не возражали, напротив, были рады, что я занят делом, что не сижу по подъездам.

В 10-м классе пришло время больше внимания уделять учебе, нужно было определяться с будущей профессией. Тогда я решил завязать с биатлоном, поскольку в предыдущем сезоне у меня ничего не получалось. В Удмуртии я занимал 20-30 места. И когда после соревнований мама спрашивала меня, как я пробежал, отвечал: «Не знаю, протоколы еще не готовы, скажу завтра». На следующий день мама благополучно об этом забывала. Так вот, когда я сообщил ей о своем решении уйти из биатлона, мама посоветовала подождать до конца месяца. Это было в октябре. Потом начался гоночный сезон, кризисное состояние прошло, и я на республиканских стартах начал занимать только 1-2 места. Вопрос выбора профессии был решен.

ДОСЬЕ

Иван Черезов

Родился  18 ноября 1980 года в Ижевске.

Трехкратный чемпион мира и двукратный призер Олимпийских игр 2006 и 2010 годов в эстафетных гонках.

В сезоне 2006-2007 гг. показал лучший результат в точности стрельбы – 93,1%.

С 2010 года и до завершения спортивной карьеры в 2016 году выступал за Тюменскую область.

С 2016 года – директор по спортивным проектам Концерна «Калашников».

С ноября 2017 года – глава Федерации биатлона Удмуртии.

Женат, трое сыновей.


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus