Фотограф Евгений Аксенов: «Неважно, кого я снимаю – президента или деревенского мужика. Со всеми разговариваю одинаково»
Фото: личный архив.
ИСТОРИИ|Моя история

Фотограф Евгений Аксенов: «Неважно, кого я снимаю – президента или деревенского мужика. Со всеми разговариваю одинаково»

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 3831

Один из самых известных фотографов Удмуртии о том, как добиться успеха. <фотографии Евгения Аксёнова>

Его фотографии публиковали еще в советских газетах и журналах. Его снимки не раз признавали лучшими на всевозможных российских конкурсах. Он был личным фотографом Михаила Калашникова и снимал многих влиятельных людей Удмуртии. Евгений Аксенов начал заниматься фотографией еще в начале 1970-х, но до сих пор остается одним из самых известных и востребованных фотографов республики. Как ему это удается? Об этом и не только наш разговор.


Евгений Аксёнов снимал виды Удмуртии сверху задолго до появления коптеров Фото: личный архив

«Для меня фотография творчество, а не ремесло»

- Для многих фотография - это способ заработать. В работе таких фотографов нет творчества, это качественное, добротное ремесло. Я же всегда занимался и занимаюсь творчеством, - говорит Евгений Аксенов. - Всякий раз, когда меня начинало уводить в сторону, жизнь разворачивала меня и подсказывала: «Твое призвание, парень, вот здесь. Занимайся фотографией, у тебя это получается. Зачем ты еще куда-то лезешь?» В конце концов, я понял, что фотография - это мое.

Когда Евгений Аксенов говорит о жизненных отвлечениях, он имеет в виду, четыре года работы оператором на телевидении и три года … фермерства в середине 1990-х!

- У меня было почти 13 гектаров земли в Киясовском районе и 20 пчелосемей. Но я оказался неудачливым фермером, вернулся в Ижевск и снова занялся фотографией, - с улыбкой вспоминает мастер.

«Учился снимать по газетам»

Но все это было намного позже. Сначала были детские впечатления.

– У меня был дядька, который занимался фотографией. Хорошо помню, как в каком-то чулане он проявлял пленку, печатал фотографии. Опустишь листик засвеченной фотобумаги в проявитель и смотришь, как проступает изображение. Это было здорово!

Первый фотоаппарат мне купили еще в первом классе. Как многие в те годы, я занимался в фотокружке, но ничему там не научился. В старших классах дед подарил мне «Зенит-В», это был хороший фотоаппарат для той поры. После школы поступать никуда не стал, пошел работать.

– Ну, так в советские годы и не учили нигде на фотографов.

– Да, тогда даже книги по фотографии было трудно достать. Поэтому я учился снимать по центральным газетам и журналам. Разглядывал фотографии, которые в них публиковали. Все же советская школа фотографии была очень сильной.

Своим первым наставником в фотографии я считаю Володю Кошаева (Владимир Кошаев долгое время работал в УдгУ, а сейчас он доктор искусствоведения, профессор, преподает на факультете искусств в МГУ - Прим. ред.). С ним я познакомился в фотолаборатории механического института, куда устроился после школы. С Володей мы до сих пор дружим, правда, очень редко видимся.

Пейзажи Евгения Аксенова - это тот случай, когда фото лучше тысячи слов

Потом я работал на «Ижстали» - занимался фотографией в исследовательском институте металлургической технологии. И, в конце концов, оказался в газете «Комсомолец Удмуртии».

- Именно тогда ваше имя зазвучало. Те, кто постарше, наверняка, помнят ваши фоторепортажи в «Комсомольце Удмуртии».

– Да, в годы перестройки для меня зазвучали медные трубы, тогда я стал лауреатом премии Союза журналистов СССР. Потом побеждал в других конкурсах, печатался во многих центральных газетах, в том числе в «Комсомольской правде», «Огоньке», хотя никогда к этому специально не стремился. Просто я из разряда тех людей, которые если начинают чем-то серьезно заниматься, полностью погружаются в этот процесс, не думая о результате. И результат обязательно приходит.

Встреча с гуру

– Когда вы поняли, что именно так нужно относиться к тому, чем занимаешься?

– Это было еще до «Комсомольца». Московские друзья предложили познакомить меня с известным фотографом. Я подобрал большую пачку своих фотографий и приехал в столицу. Гордый собой, пришел в старую московскую квартиру, в которой меня встретил интеллигентный мужичок средних лет. Он взял мои снимки и, практически не глядя, начал, молча, откидывать их в сторону – один, второй, третий…

В итоге в его руках осталось всего три фотографии, которые он не отбросил. Я в этот момент стоял рядом и от стыда был готов провалиться сквозь землю! Понял тогда, что все, что делал до сих пор, извините, г... ! И вот мужичок этот поднимает на меня глаза и говорит: «А ты молодец». И тут я осознал, как надо относиться к тому, что делаешь.

Звали этого фотографа Александр Иосифович Лапин. Это был один из самых известных преподавателей фотографии в нашей стране, работы которого не раз выставлялись за рубежом и сейчас находятся в коллекциях Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина, в художественном музее Вашингтона, в частных галереях.

Правда, тогда я не осознавал в полной мере, с мастером какой величины мне довелось общаться. Тем не менее после встречи с Лапиным у меня все пошло по нарастающей. Он дал мне какой-то внутренний толчок. Больше мы никогда с ним не виделись.

 
На вопрос, как добиться такого же проникновенного взгляда, как у героев его фото, сам мастер отвечает, что нужно просто любить людей и разговаривать со всеми одинаково вне зависимости от ранга
Фото: Евгений Аксенов
 
«Когда я работал над книгой о православии Удмуртии, близкие начали думать, что я ударился в веру, так глубоко я во все это нырнул. Отнюдь. Просто, если хочешь добиться высокого результата, нужно погрузиться в тему. А для того, чтобы общаться с мирозданием, никакой религии не надо»
Фото: Евгений Аксенов
 

Фото: Евгений Аксенов

«Снимать людей – самое сложное»

– Евгений Николаевич, у героев ваших фотографий какой-то особый взгляд. Кажется, что они заглядывают тебе в душу. Как у вас это получается?

– Я и сам не знаю. Наверное, просто люблю людей. Когда снимаю, не думаю о том, что у меня получится. Технически все делаю на автомате. Во время съемки сосредотачиваюсь в первую очередь на общении с человеком.

Мне неважно, кто передо мной – глава Удмуртии, топ-менеджер крупной компании или деревенский мужик. Я со всеми разговариваю одинаково. Когда человек видит, что ты с ним искренен и свободен в общении, он сам начинает открываться тебе.

Конечно, бывают непростые для съемок люди. Например, мне было очень сложно работать с Александром Волковым (экс-глава Удмуртии. – Прим. ред.). На первой портретной съемке он не спешил открыться, но потом работать с ним было уже гораздо проще.

 
Снимки Евгения Аксенова, вошедшие в фотоальбом «Русский ангел», давно стали классикой портретного жанра
Фото: Евгений Аксенов

– Есть у вас какие-то приемы, которые помогают снять напряжение с человека, чтобы в кадре он выглядел естественно?

– Обычно, когда снимаю руководителей компаний, топ-менеджеров, спрашиваю: «Рыбак? Охотник?». Это самые распространенные в их среде увлечения. Если человек подтверждает, прошу вспомнить самую большую пойманную рыбу, дорогой трофей. Ну, а если не рыбак и не охотник, тогда интересуюсь, есть ли дети, внуки. В результате выражение лица у героя моментально меняется.

Снимать людей - самое сложное в нашем деле. Тут фотограф должен быть еще и психологом, уметь найти и вытащить из человека то прекрасное зерно, которое есть в каждом из нас.

 

- Каких людей вам снимать интереснее?

- Самых простых. Они настоящие, менее закрытые. Хотя среди обеспеченных, известных и влиятельных тоже встречаются хорошие люди.

Личный фотограф Калашникова

– Последние десять лет жизни Михаила Калашникова вы были его личным фотографом. Как оказались вхожи в семью легендарного оружейника?

– Это довольно интересная история, подтверждающая, что все в жизни переплетено. Когда открывали музей Калашникова, мне позвонила его дочь Елена, попросила поснимать. Я, разумеется, согласился и рассказал об этом своей матери. И тут она мне сообщает, что оказывается когда-то наша семья жила в одном подъезде с семьей Калашниковых, что с Леной мы играли вместе во дворе!


«В детстве Калашников не был для меня легендарным конструктором, он был просто сосед в военной форме» Фото: Евгений Аксенов

Я этого не помнил, поскольку мы уехали из этого дома, когда я учился в третьем классе. И вот мама мне говорит: «Ну, как же ты не помнишь! Михаил Тимофеевич вас, пацанов, еще на елку к себе домой приглашал!». Тут я начинаю вспоминать этого соседа. Но тогда Калашников не был для меня легендарным конструктором, он был просто сосед в военной форме.

Потом я рассказал эту историю Лене. Оказалось, что она тоже ничего не помнит. Так, много лет спустя мы с ней подружились заново и до сих пор дружим.

- Как вы относитесь к тому, что сейчас фотографом себя считает практически каждый, взявший в руки зеркальную камеру? Это же дискредитирует профессию.

- Я стараюсь не оценивать никого и ничего, поскольку все в жизни двойственно. Каждый видит одно и то же по-своему. Для кого-то Аксенов - прекрасный фотограф, а кто-то скажет: «Да кто он такой?». Поэтому я просто не обращаю внимания на такие вещи.

Из города в деревню

– Евгений Николаевич, год назад вы переехали из Ижевска в деревню. Что вас на это подвигло?

– Есть внешние причины, о которых я говорить не буду, но есть и внутренние. Меня всегда привлекала природа, чистота жизни. И, в конечном итоге, все сошлось в одну точку. В 90-е годы я уже переезжал в Шихостанку Киясовского района, но тогда не был готов к деревенской жизни, а в этот раз все произошло естественно. Хотя сельским хозяйством уже не занимаюсь, не мое.


«Коллекции уже много лет, в ней есть растения 1972 года посева» Фото: личный архив

– Что же вы делаете в деревне? Судя по фотографиям в соцсети, много гуляете с собакой и по-прежнему занимаетесь кактусами.

– В деревне всегда работы не меряно! У нас с женой большой участок, на котором я занимаюсь ландшафтным дизайном. Пару лет назад даже выкопал большой пруд, в нем и рыба водится, и растения прижились.

Что касается кактусов, моей коллекции уже много лет, в ней есть растения аж 1972 года посева. Сколько всего у меня кактусов, не знаю, не считал, но 28 «квадратов» круглогодично отапливаемой теплицы забиты под завязку.

А еще осенью прошлого года мы с женой завели аляскинского маламута. Собака привнесла в нашу жизнь свежую струю. Она учит нас принимать жизнь такой, какая она есть. К сожалению, в повседневной суете мы не задумываемся о чем-то более глубоком, а это гораздо важнее окружающей нас мишуры.


«Собака привнесла в нашу жизнь свежую струю. Она учит нас принимать жизнь такой, какая она есть» Фото: личный архив

«Хотел бы быть художником, но медведь наступил мне на руку»

- Есть ли что-то такое, что бы вам очень хотелось запечатлеть, но пока не получается?

- В книге «Родная земля» с моими фотографиями природы Удмуртии, которая вышла в свет в 2008 году, нет людей. Только на одном снимке, сделанном с легкомоторного самолета, можно разглядеть маленькую фигурку человека на перепутье дорог. Поэтому сейчас я хочу сделать книгу о людях Удмуртии. Пока этот проект у меня в голове, надеюсь, что удастся реализовать его и на бумаге.

- Если бы не фотография, чем бы вы занимались, можете представить?

- Понятия не имею! Вне фотографии я себя не мыслю. Конечно, я хотел бы быть художником, как мой дед и средний брат. Но я для себя решил, что мне медведь на руку наступил (смеется), а в фотографии все же полегче.

ДОСЬЕ

Евгений Аксенов

  • Родился 13 июля 1956 года в Ижевске.
  • Фотограф, лауреат Премии Союза журналистов СССР.
  • Автор и соавтор многих фотопроектов. Выставка «Русский ангел» объединяет работы Аксенова за несколько десятилетий. Фотоальбом «Родная земля» посвящена природе Удмуртии, а фотокнига «Да исправится молитва моя…» – православию в республике.
  • Женат, есть две дочери от первых двух браков. Старшая – журналист, младшая – актриса, играет в театре, снимается в кино и на телевидении.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus