Военный комиссар Удмуртии: «Тот, кто служил, не считает, что армия – это зря потраченное время»
Фото: архив редакции
ИСТОРИИ|Моя история

Военный комиссар Удмуртии: «Тот, кто служил, не считает, что армия – это зря потраченное время»

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 2479

Накануне весеннего призыва Александр Комлев рассказал о том, как он сам оказался в армии и служили ли его сыновья.

Накануне весеннего призыва, который начинается 1 апреля, мы встретились с военным комиссаром Удмуртии Александром Комлевым и узнали, как он сам оказался в армии, служили ли его сыновья, и почему женщин-военнослужащих становится все больше.

– Александр Георгиевич, как вы сами попали в армию?

– Благодаря жене. Я родился и вырос в Кемерово, потом родители решили переехать в Барнаул, а моя будущая супруга осталась в Кемерово. Так вот, чтобы быть рядом с ней, я поступил в Кемеровское высшее военное училище связи.

Родители, которые к военному делу не имели никакого отношения (папа всю жизнь проработал на ТЭЦ, мама – бухгалтером), моим выбором профессии были довольны. Они считали, что студенческая жизнь – это слишком вольно для меня. К тому же в школе я занимался борьбой, объездил с командой множество городов нашей большой страны. Так что все данные к поступлению в военное училище у меня были.

– Сколько мест службы вам пришлось поменять, прежде чем вы оказались в Ижевске?

– Поездить пришлось, конечно. Почти каждая моя новая должность была сопряжена с переездом на новое место службы: в Германию, в Оренбургскую область, в Москву, Башкирию… Как-то посчитали, что младшему сыну пришлось сменить восемь школ. Поэтому и собственное жилье у нас появилось только в 2004 году. Но мой пример еще не самый показательный. У меня много знакомых, которые сменили полтора десятка и более мест службы. Для военнослужащих моего поколения это в порядке вещей.

«Чтобы попасть в армию, ребята делают даже лазерную коррекцию зрения»

«Предлагали остаться в Германии, но я вернулся»

– Где было сложнее?

– Пожалуй, в Германии. Я попал туда в 1989 году, сразу после окончания военного училища, начинал командиром взвода связи одной из мотострелковых дивизий группы советских войск. Воинские части за переделами нашей страны испытывают определенное моральное давление. Поэтому, выполняя любую задачу в чужой стране, чувствуешь особую ответственность, испытываешь гордость за свою родину.

– Гордость? Несмотря на то, что в 1989 году в России в магазинах были пустые полки и продукты продавали по талонам?

– Да, Германия, победу над которой одержала наша страна, таких проблем не испытывала. В бытовом плане там все было хорошо, но это вызывало чувство восхищения, а не зависти, и не мешало мне и моим сослуживцам гордиться своей страной. Нам всем хотелось, чтобы и наша страна жила также.

В 1991 году Александр Комлев с семьей вернулся домой. Уже вчетвером – в Германии родился его младший сын. Признается, предлагали остаться, но он отказался, хотя были и такие, кто воспользовался этой возможностью.

– Потом не жалели, что не остались в Германии? Вы же вернулись в непростое время, когда все в нашей стране, в том числе армия, не жили, а выживали.

– С супругой, родителями мы не раз беседовали на эту тему. Говорю откровенно: я никогда не жалел и не жалею о том, что мы вернулись в Россию. Я не представлял, как это можно навсегда остаться в чужой стране. Родители воспитали меня патриотом, а армейская среда это чувство во мне только усилила. Звучит громко, но это действительно так.

Наверное, я достаточно консервативен, но с тех пор в Германии ни разу не был. Зачем? Приеду, посмотрю, а дальше что? Для меня важнее другое. Например, чтобы биатлонисты выступали не с немецкими винтовками, а с нашими ижевскими. Вот это волнует гораздо больше. Так я воспитан.

– О патриотизме вы много говорите и на встречах со школьниками, призывниками. Как вернуть это чувство?

– Родители, учителя только собственным примером должны прививать чувство патриотизма детям. И делать это нужно постоянно, а не по праздникам – 1 сентября, 23 февраля и 9 мая. Иначе патриотов мы не воспитаем.


Фото: архив редакции

Как ижевские сугробы удивили сибиряка

– В Удмуртии вы живете и работаете с 2000 года. Какие были первые впечатления от Удмуртии?

– Хотя я родился и вырос в Сибири, объездил много городов нашей страны, в Ижевске меня удивили сугробы – мы переехали сюда зимой. Помню, идем с женой по центру города, а там сугробы выше человеческого роста! Нас это тогда настолько впечатлило, что мы схватились за голову: куда едем! Ну, и известная шутка об Удмуртии – крае вечнозеленых помидор, нам тоже была известна.

– Если говорить о солдатах-срочниках, ребята из Удмуртии отличаются от призывников из других регионов?

– Все отмечают, что наши призывники спокойные и исполнительные, поэтому с удовольствием берут их на службу.

– А сами парни хотят служить в армии?

– Сложно ответить на тот вопрос, хотя задают мне его часто. Отвечу так: в 90 процентах случаев не хотят служить в армии не сами ребята. Это родители не хотят отпускать их из-под своей опеки, хотя армейская служба сейчас совсем не та, что раньше. Как-то я даже сравнил ее с курортом. Так, например, солдаты могут звонить родным, спать час после обеда, ходить в увольнения в выходные и праздничные дни, их обеспечивают одеждой и спортивной формой, в казармах они живут в кубриках всего по 3-4 человека. Кроме того, значительно улучшилось качество питания. Большинство во время службы набирают вес.

Еще часто бывает так: молодые люди, желающие служить, не проходят по состоянию здоровья, а те, кто хотят «откосить», наоборот, оказываются здоровыми. Есть случаи, когда ребята, чтобы попасть в армию, делали лазерную коррекцию зрения, операцию по удалению варикоза.

Отслужившие парни не считают, что армия – это потраченное попусту время. Я сужу об этом по анкетам, которые заполняют вернувшиеся солдаты-срочники. 95 процентов из них оценивают свою службу в армии по пятибалльной шкале на «хорошо» и «отлично». Анкетирование, которые мы проводим уже несколько лет, анонимное, поэтому тут все честно. Ребята отмечают, что армия научила их самодисциплине, умению работать в команде, владеть современными видами оружия. Это тоже важно и нужно – мы же должны уметь себя защитить при необходимости.

Кстати, заметно улучшились условия службы и у контрактников. Лучшее свидетельство тому – женщины-военнослужащие, которых у нас 40 тысяч. Они и раньше служили, но их было не так много. Женщины в армии – это показатель того, что улучшилась ситуация с денежным довольствием, с жильем, которое теперь можно получить с помощью военной ипотеки.

«Армия научила держать слово»

– У вас два взрослых сына. Они в армии служили?

– Мы с супругой изначально решили, что наши сыновья должны отслужить в армии. Но старший сын, к сожалению, не прошел по состоянию здоровья, работает риелтором. А младший служил, сейчас он офицер УФСИН. Мы никогда не давили на сыновей, обоим предоставили свободу выбора. Решение, кем быть, каждый принимал самостоятельно, и я считаю это правильно.

– Александр Георгиевич, вы уже почти 30 лет при погонах. Чему научила служба в армии, изменила ли она вас?

– Любой коллектив воздействует на человека. Недаром говорят, с кем поведешься от того и наберешься. Что касается меня, то армия привила мне чувство ответственности. Поэтому я практически никому никогда ничего не обещаю. Многие обижаются, воспринимают это как завуалированный отказ. Но я так устроен, считаю, что если что-то пообещал, слово свое обязан сдержать.

ДОСЬЕ

Александр Комлев, 49 лет

  • Военный комиссар УР, полковник.
  • Родился 6 июля 1967 года в Кемерово.
  • Окончил Кемеровское высшее военное училище связи и военную академию.
  • В Удмуртии работает с 2000 года. 3 марта 2007 года назначен военным комиссаром УР.
  • Женат, двое сыновей. Есть внук и внучка.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus