Следж-хоккеист Владимир Каманцев: Я смог подняться с самого дна, и сейчас у меня все есть
Фото: Анастасия Малышева
ИСТОРИИ|Моя история

Следж-хоккеист Владимир Каманцев: Я смог подняться с самого дна, и сейчас у меня все есть

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 2911

Спортсмен рассказал о том, как стал инвалидом, подсел на наркотики, но смог перебороть себя и жить дальше.

Это сейчас Владимир Каманцев – известный следж-хоккеист, серебряный призер Паралимпийских Игр – 2014, счастливый семьянин. Но еще несколько лет назад его жизнь была скорее существованием.

– Вернувшись домой после Чеченской войны, десять лет я боролся с самим собой. Я был тварью, а стал творением… – говорит Владимир Каманцев.


Фото: Анастасия Малышева

«Мечтал стать разведчиком, а стал инвалидом»

20 февраля 2000 года Владимир Каманцев помнит в мельчайших подробностях. Помнит, как попала в него первая пуля, и он ребрами вжался в землю – так хотелось поглубже в нее зарыться. Помнит, как ранило в ногу, и боль пронзила все тело – от пяток до макушки головы. Помнит, как весь бой переживал о том, что из-за ранения в руку потерял автомат, а это подсудное дело, могут и посадить. Владимир Каманцев прекрасно помнит все до того момента, пока рядом с ним не взорвалась граната, и он не потерял сознание. Очнулся только тогда, когда его с горы спускали товарищи…

– Я вернулся с войны совсем другим. И не только физически. Тут, дома, все жили в мире, в суете. Войне была где-то далеко, в Ижевске о ней никто не думал, – вспоминает Каманцев. – Мне нравилось в армии, там я был нужен. Быть нужным – это вообще главное в жизни. А тут я, 20-летний парень, который еще недавно занимался спортом, служил в армии, собирался поступать в высшую школу ФСБ на разведчика, стал инвалидом и оказался не у дел, выпал из обоймы… Все меня жалели, и это удручало. Я был обижен. Хотя сейчас понимаю, что обида – это лишь повод ничего не делать…

На дне

Десять лет врачи пытались сохранить Владимиру ногу (ему пробило седалищный нерв – самый крупный в организме человека). Старший боевой товарищ, афганец Наиль Зиятдинов, возил его по больницам, договаривался с докторами в разных городах России.

– Нога потеряла чувствительность, стопа висела, мышцы не работали, кости стали хрупкими, начали гноиться. Сначала мне отрезали мизинец, потом второй палец, третий. Я был на эмоциях. Только идешь на поправку, и опять все сначала: больница, операция. Я устал от всего этого. Тогда-то и появились в моей жизни наркотики, – говорит Владимир. – Только лет через пять я начал осознавать, что не могу без наркотиков, что это проблема моей жизни. Мне приходилось постоянно искать деньги, обманывать людей, брать то, что плохо лежит. Я погрузился на самое дно… Так с переменным успехом я прожил с наркотиками десять лет. Чудовищное время, но оно мое, его никуда не денешь.


Фото: Сергей Грачев

«Я выиграл войну с самим собой»

– Однажды я встретился со школьным другом. Он сразу понял, что со мной происходит – сам через все это прошел, но справился с зависимостью. Сашка предложил мне помощь, но я отказался.

Еще год меня кружило-вертело. Как-то я вышел гулять с собакой, сижу на лужайке и понимаю, что остался один. Даже мама, когда меня видит, опускает глаза. И позвонил Сашке. Он рекомендовал мне питерский христианский реабилитационный центр. И там мне помогла вера в Бога. Я принял все правила, не противостоял режиму. И выиграл войну с самим собой.

Кто-то теперь считает, что я сектант. На что один мой друг, далекий от религии человек, сказал мне: «Если тебе помог Бог, так почему нет? И пусть люди говорят, что им хочется». Легко упасть, тяжело подняться.

В это время Наиль Зиятдинов договаривался с врачами Санкт-Петербургской военно-полевой хирургии о том, чтобы Каманцева взяли на очередную операцию. Именно тогда Владимир решил… ампутировать ногу.

– Я уже лежал на операционном столе, а врач спрашивал меня: «Может, ты все же передумаешь?», но я сказал: «Режь!». Ампутация ноги была моим взвешенным решением, о причинах вы знаете…

Владимир Каманцев признается, что лишившись ноги, испытал облегчение. Звучит чудовищно, если не знать, какие мучения она ему доставляла.

– В первый же день после операции я встал на костыли. Подвигло меня на это еще и то, что в палате находилась симпатичная девушка, которая ухаживала за своим дедом. Просить ее выйти, чтобы справить нужду в судно, было неудобно. Я начал двигаться, выходить на улицу. Делал все, чтобы быстрее привыкнуть к своему новому состоянию.


Фото: архив редакции

«Вратарь – это полкоманды»

Вернувшись в Ижевск, Владимир Каманцев узнал, что в Удмуртии есть сборная по следж-хоккею.

– Первые три дня я катался в поле, а потом тренер предложил встать на ворота. Эта идея мне не понравилась, но один из игроков сказал: «Вратарь – это полкоманды». И эти слова врезались мне в голову. Я понял, что недооцениваю роль голкиперов.


Фото: личный архив

В составе сборной России Владимир взял «серебро» на Паралимпийских играх – 2014, завоевал «золото» и «серебро» международного турнира LAPP CUP-2014 (Лап Кап). В феврале 2015 года – «серебро» на Кубке четырех наций в Канаде. А осенью прошлого года спортсмены клуба «Удмуртия» стали серебряными призерами международного турнира «Кубок Югры», выступая в составе команды Московской области «Академия».

– Я думаю, что у нас есть шанс выступить на Чемпионате мира в этом году. Если не пустят, буду отстаивать честь родной Удмуртии. Мы с ребятами не расслабляемся, продолжаем тренироваться. К тому же в марте нас ожидает чемпионат России, – говорит Владимир.

«У меня есть все!»

– Менее чем через год после Паралимпиады вы женились, а в прошлом году стали отцом. Ваша жена сама сделала первый шаг.

– Да, Настя первая обратилась ко мне в соцсетях. Написала, что интересуется следж-хоккеем. С этого все и началось. Мы два года переписывались, – Настя жила в Томске. Встретились в 2014 году после Паралимпийских Игр. С тех пор мы вместе.

– Вы стали отцом в 36 лет. Рождение сына вас изменило?

– В нашей семье растет два парня. Я счастлив, что Настин сын Лешка, который учится во втором классе, меня принял, называет папой. А Мирону в апреле исполнится год. С его появлением я стал более нежным, терпеливым. И это важно. У меня никогда не было полноценной семьи. Родители развелись, когда я был еще мальчишкой. Поэтому моя семья – самое ценное, что у меня есть. Это мой мир, смысл всей моей жизни. Все, что я делаю сейчас, – для них.


Фото: личный архив

– Что будет дальше, после следж-хоккея, задумывались?

– В этом году я заканчиваю спортивный факультет ИжГТУ. Хочу помогать ребятам, у которых есть проблемы со здоровьем. Буду говорить им о том, что ко всем испытаниям и неудачам нужно относиться с радостью. Они даются нам неслучайно: преодолев их, мы получаем нечто большее. И я тому наглядный пример. Раньше моя жизнь была пуста, а сейчас наполнена. Любимая семья, друзья, работа – у меня все есть!


Фото: личный архив

ДОСЬЕ

Владимир Каманцев, 37 лет

  • Серебряный призер Паралимпийских Игр в Сочи-2014, вратарь клуба «Удмуртия» и сборной России по следж-хоккею. Заслуженный мастер спорта России.
  • Участник второй Чеченской кампании в 1999-2000 гг. Награжден орденом Мужества за мужество и отвагу, проявленные в бою под Шатоем в феврале 2000 года.
  • Женат.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus