{echo }
К юбилею Александра Волкова: «Он, как настоящий мужик, не сдавал своих, но спрашивал с них по полной программе»
Фото: архив редакции
ИСТОРИИ|Моя история

К юбилею Александра Волкова: «Он, как настоящий мужик, не сдавал своих, но спрашивал с них по полной программе»

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 1826

О первом президенте Удмуртии – словами его бессменного пресс-секретаря Виктора Чулкова.

25 декабря 2016 года первому Президенту Удмуртской Республики Александру Волкову исполняется 65 лет. К этой дате политик выпустил свою четвертую книгу – мемуары «Когда я итожу…», отрывки из которой мы публиковали на сайте и в газете «Центр».

Заключительный же материал этой серии – выдержки из послесловия к книге. Написано оно Виктором Ивановичем Чулковым, много лет руководившем пресс-службой Президента Удмуртии. И здесь Александр Волков предстает перед нами таким, каким его знали только самые близкие люди.

Александр Волков и Виктор Чулков (в центре) на встрече с журналистами
Александр Волков и Виктор Чулков (в центре) на встрече с журналистами Фото: архив редакции

Восстанавливал не просто сельское хозяйство, а село в целом

Судьбе было угодно, за что ей отдельная благодарность, чтобы я провел рядом с ним 14 лет. Наверное, самых ярких, драматичных и насыщенных в его и без того богатой на события биографии.

Я пришел в пресс-службу Государственного Совета республики после того, как отгремел первый акт основных баталий, связанных с утверждением Александра Волкова фактическим лидером Удмуртии. Поначалу это обстоятельство меня сильно огорчило: открытая политическая борьба прошла без меня и сменилась повседневностью. Но быстро выяснилось, что объем работы, которую «волковская» пресс-служба должна делать в единицу времени в условиях «затишья», равнялся хорошему форс-мажору в других подразделениях Госсовета и Правительства.

Благодаря Волкову республика во многих сферах работала на опережение – в строительстве школ, садов, восстановлении села

Когда я начал это понимать, то перестал удивляться тому, что Президент постоянно работает на опережение: раз за разом угадывает те направления развития республики, которые лишь завтра, а то и послезавтра откроет для себя федеральная власть.

Он намного раньше федерального центра начал восстанавливать сельское хозяйство. Причем не только как узко понятую «сферу производства», а как сельский образ жизни, как единый социально-экономический комплекс, который в перспективе сформирует среду и уровень жизни, способные конкурировать с городскими.

Александр Волков во время рабочей поездки в один из районов республики
Александр Волков во время рабочей поездки в один из районов республики Фото: Константин Ившин

Понятно, что это задача не одного десятилетия. Но как ни крути, а уже сегодня городской житель может позавидовать большинству построенных им сельских «социальных объектов».

«Разобрал обшивку и ткнул строителей в щель между стеной и рамой»

Путь, пройденный республикой в этом направлении за 13 президентских лет, поразит любого, кто способен сравнивать и делать непредвзятые выводы. В 1999-2000 годах я объездил с Президентом все районы республики (и не только райцентры) и почти везде видел одно и то же – заброшенные поля, жалкие остатки коровников и зернотоков советской постройки, поросшие травой и молодыми березами фундаменты и цоколи недостроенных и брошенных 10-12 лет назад школ, больниц, клубов и детских садов.


Фото: архив редакции

Тут самое время привести цифры сегодняшних надоев, привесов, поголовья, количества новостроек. Но я скажу о другом. О том, что стоит за этими цифрами. А стоит за ними Президент, который возвращал жизни и работе на селе давно утерянные смысл и цель, а людям – чувство собственного достоинства.

В строящейся школе Волков разобрал обшивку и ткнул строителей в щель между стеной и оконной рамой

И это касалось не только работников СПК и фермеров, но и учителей вместе с учениками и их родителями, воспитателей с их воспитанниками, врачей с их пациентами, - всех, кто не сломался, не потерял себя, не опустился в результате жесточайшего эксперимента, который провели над российским селом наши реформаторы.

Не помню, в каком году, в строящейся школе он разобрал обшивку и ткнул строителей в щель между стеной и оконной рамой. В другом случае попросил отодрать пару половых досок и доказал подрядчику, что тот неправильно положил лаги. И таких примеров масса. Кому-то казалось, что Президент работает на телекамеру. А он искренне считает, что строить плохо значит обманывать людей, которых и так много лет обманывали. Себе он такого позволить не мог.

Перед открытием нового здания детского сада в Малой Пурге
Перед открытием нового здания детского сада в Малой Пурге Фото: Константин Ившин

Школы он начал строить с 2000 года, ревниво следил за тем, сколько школ в год строят другие регионы, радовался тому, что Удмуртия в лидерах, и недоумевал, почему федеральное Правительство игнорирует эту проблему: «Образование – это же государственное дело».

Федеральная программа строительства школ появилась в России только в октябре 2015 года

Та же история – и с детскими садами. Республиканская программа их строительства появилась за два года до того, как на уровне страны было принято решение об ускоренной ликвидации дефицита мест в дошкольных учреждениях.

Придуманная и продуманная им в полном смысле государственная программа строительства жилья для молодых семей не идет ни в какое сравнение с ее более поздним федеральным аналогом. По республиканской в год жилищные условия улучшали до 2 тысяч молодых семей. По федеральной в 2016 г. в числе счастливцев-новосёлов окажется, дай Бог, 100-150 семей.

Историческая встреча с Германом Грефом

Тут самое время вспомнить одну историю. Году в 2004 или 2005 Президент взял нас – меня и съемочную группу ГТРК «Удмуртия» - в рабочую поездку в Москву. За день мы побывали в кабинетах нескольких федеральных министров и к вечеру оказались в приемной тогдашнего министра экономического развития и торговли. Задача у Президента была одна – добиться федерального финансирования газификации сельских районов.


Фото: архив редакции

В комнату вошел Греф, выложил перед собой какие-то бумаги и с ходу задал Президенту убийственный, как ему, видимо, казалось, вопрос: «Александр Александрович, а насколько экономически целесообразно тянуть газопровод в деревню, где живет десяток старух?».

Дальше произошло то, чего не ожидал никто. И в первую очередь министр. По комнате словно пробежала тень, Президент налег грудью на стол, лицо его побелело и он, с трудом сдерживая себя, негромко, но яростно, ответил: «А эти, как Вы сказали, «старухи», считали экономическую целесообразность, когда отправляли на фронт своих мужей и детей? Когда всю войну и после войны чертоломили в колхозе за «палочки»? Они что – кизяками должны греться? Газа они не заработали»?

Виктор Чулков,
в прошлом - пресс-секретарь президента Удмуртии:
««Кизяки» здесь появились, думаю, от потрясения цинизмом той системы счета, которую предложил министр. Сам Президент был абсолютно уверен, что в отношении сельских жителей вершится кричащая несправедливость, которую он должен компенсировать в меру своих сил и возможностей»

 

После этого монолога министр резко изменил тон, и разговор перешел в деловое русло. А когда они прощались, я увидел в глазах Грефа выражение неподдельного уважения.

«Официальный образ Президента был несправедливо скупым»

Александр Волков умеет быть естественным и органичным даже в незнакомых или неожиданных ситуациях, мгновенно и точно реагирует на чужое слово, неизменно определяет и ведёт линию разговора, обладает даром устного рассказа и весьма близко к оригиналу воспроизводит чужие манеру речи и интонации, может ярко разыграть в лицах запомнившуюся ему сцену.


Фото: архив редакции

Но всеми этими качествами в публичной плоскости он пользуется предельно скупо. Во всей полноте они раскрываются только в частной обстановке, закрытой для постороннего взгляда. Он точно знает, где проходит граница между официальным и частным типами поведения, и я не помню случая, чтобы он позволил себе и другим ее переступить или передвинуть. Независимо от статуса и ранга этих «других».

Есть некий (и, думаю, весьма значительный) объем содержания его личности, который полностью закрыт для постороннего взгляда. А вместе с ним закрыта и та внутренняя – интеллектуальная и духовная - жизнь, которая определяет его взгляды, оценки, поступки.

«Помню, как он стушевался, когда заметил, что по манжете его белой рубашки расползается пятно крови»

Поэтому официальный, общедоступный образ Президента был несправедливо скупым, лишенным объема и ярких красок. Я бы сказал, лишенным того напряженного драматизма, который присутствовал и сегодня присутствует в его судьбе.

Думаю, мы никогда не узнаем, что он пережил во время смертельно опасной болезни и чего ему стоило возвращение к полноценной жизни. Помню, как он стушевался (что ему категорически не свойственно), когда вскоре после возвращения к работе, утром, здороваясь с нами, заметил, что по манжете его белой рубашки расползается пятно крови. Медсестра плохо закрепила катетер («бабочку») после укола.


Фото: архив редакции

А стушевался именно потому, что на мгновение потерял контроль над ситуацией, независимо от себя добавил в привычный, «канонический образ себя» недопустимую с его точки зрения частную, интимную подробность.

Своих не сдавал, но спрашивал с них по полной программе

Он никогда не выносил на публику претензии к своим подчиненным. Хотя ему не раз предлагали сделать это «для рейтинга». Это давало повод сплетничать о «президентском клане». А он, как настоящий мужик, не сдавал своих. Но «в тиши кабинетов» спрашивал с них по полной программе.

Я сам слышал, как в ходе президентских разборов полетов от страха стучали зубы проштрафившихся. И убирал их только сам и только когда окончательно убеждался, что они «не тянут лямку».

«Я сам слышал, как в ходе президентских разборов полетов от страха стучали зубы проштрафившихся»

С такими он расставался быстро, решительно, но очень аккуратно: после обязательной личной беседы и столь же обязательного предложения вариантов возможного трудоустройства (он заранее обговаривал их с потенциальными работодателями). Я не знаю случая, когда он отпускал бы человека, не справившегося с порученным делом, в никуда. Полагаю, чувствуя свою ответственность за его дальнейшую судьбу и предоставляя ему возможность проявить себя, встать на ноги в другом месте.


Фото: архив редакции

Вместо заключения…

Я видел его разным – и в звездные мгновения, и измученным болезнью, целиком поглощенным работой и позволившим себе немного расслабиться. Но никогда не видел праздным, унылым, подавленным, отказавшимся от борьбы, потерявшим лицо.

Его мироотношение - это довольно прихотливый сплав из во многом по-своему интерпретированных библейских истин, народной мудрости (здравого смысла), убеждений в примате государства и государственных интересов, соображений экономической целесообразности и умения внимательно прислушиваться и присматриваться к реальной жизни, вылавливать из ее далеко не всегда прозрачного и благоуханного потока самые актуальные (не популярные, не рейтинговые, а именно актуальные) тренды.

Этот фундамент - источник его несокрушимой уверенности в своей правоте, стойкости в критических ситуациях и способности доводить до логического завершения любой свой проект. 


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus