Откровения ижевского миллионера: - Жизнь как сон! Хорошо бы не просыпаться
Фото: Максим Коновалов.

Откровения ижевского миллионера: - Жизнь как сон! Хорошо бы не просыпаться

Автор: | | Комментариев: 2 | Просмотров: 22260
В простовато, но с вызовом одетом худощавом мужчине с густыми бровями а-ля лидер британской группы «Оазис» Ноэл Галлахер в Европе вряд ли бы заподозрили «успешного бизнесмена».

В простовато, но с вызовом одетом худощавом мужчине с густыми бровями а-ля лидер британской группы «Оазис» Ноэл Галлахер в Европе вряд ли бы заподозрили «успешного бизнесмена».

Он похож на художника или музыканта, перебивающегося случайными заработками «наемника», наконец, хипстера, ведущего «свободный образ жизни». Но не на ресторатора и владельца солидного куска общепита города.

Для Ижевска Максим Коновалов - явление уникальное. Он что-то вроде местного «евросетевца» Евгения Чичваркина - посылает «куда подальше» светские рауты и презентации, мотивированно полемизирует с властью, легко вставляет в разговор крепкое словцо и лихо куролесит до утра в собственных ночных клубах.

При этом в коммерческом успехе Максима Коновалова и его холдинга «Welcome group» никто не сомневается. У него уже двадцать два кафе, ресторана и ночных клуба и планируется открытие еще как минимум шести.

Общепит как общественная функция

Мы встречаемся с Максимом на летней веранде модного в последнее время в Ижевске «Бара веселых историй». Ресторатор попивает свежевыжатый апельсиновый сок и бросает непонимающие взгляды на официантку, время от времени спрашивающую: «Все ли у вас хорошо?». Случись иначе, она бы здесь, полагаем, не работала.

Буквально парой часов ранее общественность на большом заседании торжественно записала ижевский общепит в число «бутлегеров», «растлителей молодежи» и призвала «разобраться».

- Иногда мне хочется собрать воедино все существующие публикации, диссертации, монографии и книги о социальной роли общепита и выложить в доступном месте в Интернете. Ну, чтобы хотя бы ознакомились, - говорит с небольшой обидой Максим. - Почему у нас так и не могут понять, что кафе и клубы - действительно создают и питают городскую среду? В Питере лет пять назад общепит был раза в три более развитым, чем в Москве. А мы потом спрашиваем, почему город на Неве считается таким интеллигентным. Кафе, рестораны, ночные клубы - это те же парки и скверы. В Ижевске общественных мест, где люди могут эффективно взаимодействовать, мизерное число - сквер у Вечного огня да пешеходная улица напротив Президентского дворца! И где людям встречаться, знакомиться, влюбляться, делиться идеями? У нас нет ни мощных оборудованных и ухоженных парков, ни больших роллердромов, ни доступных спортивных арен. И, к сожалению, нет понимания важной функции предприятий общественного питания. В лучшем случае мы - плательщики налогов, в худшем - «обитель зла».

Кафе, рестораны, ночные клубы - это те же парки и скверы. И где еще людям встречаться, знакомиться, влюбляться, делиться идеями?

Максим приводит в пример американский опыт кофеен «Старбакс». Эта сеть первой предложила концепцию кофейни как «третьего места» - после дома и работы. В заведениях сети американцы проводят значительную часть своего времени - встречаются, решают дела бизнеса, просто читают газеты, наконец. О европейском опыте даже не говорим, там кофейни, ночные клубы, студии, картинные галереи, дизайнерские мастерские уже давно сплелись в единый высококультурный клубок, выдающий «на гора» гениев и задающий тон во всем мире.

- Тут на днях прочитал статью в «Русском репортере», рассказ о поездке журналистов в Республику Тыва, - продолжает ресторатор. - На въезде в город таксист их предупредил: после 8 часов вечера на улицу выходить опасно, работают «хирурги», беспредельщики, которые могут запросто зарезать за пачку сигарет. Ну, закроем мы сейчас все «плохие» заведения. Оставлю в стороне наших посетителей. Но неужели можно предположить, что завсегдатаи шашлычек и других злачных мест будут пить дома? Нет! Переместятся в подъезды и на лавочки у дворов! И я боюсь, что мы вполне можем получить что-то подобное «тувинской истории».

В 90-е годы многое прощалось

Для молодежи и обывателей Максим Коновалов - владелец ресторанов и ночных клубов. Но на деле основа «империи» - продажа шоколадных батончиков, конфет и продуктов питания. До начала 2000-х Максим и не помышлял о ресторанах и барах, планомерно осваивая рынок оптовой торговли продуктами в рамках компании «ДиК».

- В 90-е годы все бегали с кучей идей. Даже анекдот ходил: встречаются двое, продают и покупают вагон сахара, договорились, разбежались, один ищет вагон сахара, другой - деньги на него, - смеется Максим. - Студентами мы с товарищем, как и многие, занялись перепродажей «шмотья». А потом случайно в довесок взяли в Москве партию сигарет. И сообразили, что продукты людям нужнее! Взялись за «марсы», «сникерсы» и «баунти». Работали, как сейчас называют, на обороте: утором вложил пять копеек, вечером получил семь, на копейку прибыли живешь, копейку добавляешь в капитал. До сих пор, кстати, не верят, что мы «ничьих будем», не принадлежим к тем или иным «структурам».

В 90-е работали на обороте: утром вложил пять копеек, вечером получил семь, на копейку прибыли живешь, копейку добавляешь в капитал.

На вопрос «Где деньги, Зин?», Максим разводит руками. Не было ни стартового капитала, ни каких-то родственников, у которых занимали под честное слово. Только удача, определенная доля наглости и принцип «Хочешь жить - умей вертеться».

- Помню, в определенный момент, кажется, в 1994 году, мы обнаглели настолько, что решили: нам пора «брать» на Удмуртию официальную дистрибуцию главного поставщика, компании Mars, - вспоминает Максим. - Позвонили в Москву, нас «перекинули» на Самару, сообщили, что подпишут контракт, если мы будем в месяц продавать на 50 000 рублей, и это при том, что в тот момент иной раз и до 5 000 рублей не «дотягивали». «А, говно вопрос!» - радостно ответили мы. Уже потом нам рассказали, что мы были самыми частыми гостями в офисе Mars. Все оптовики брали сразу на 50 000 рублей, а мы «мотались» по 2-3 раза в неделю по 5-6 тысяч рублей. Привезли, раскидали по магазинам, получили деньги, снова купили товар.

Максим признается, что первый миллион рублей заработали за полтора-два года. В середине 90-х начали осваивать новые бренды, выходившие на рынок России. А к 2000-м в руках Максима и партнеров сосредоточились официальные дилерства по 8 из 10 ведущих иностранных производителей продуктов питания, таких как Mars, Ferrero, Cadbury, «Объединенные кондитеры» и другие.

- 90-е годы – своеобразное время, - говорит Максим Коновалов. - Можно было допускать массу ошибок, которые сейчас не простят ни конкуренты, ни клиенты, ни госорганы. После кризиса, скажем, конкурсы на работу были бешенные и, по большому счету, мы спокойно требовали от людей невозможного, не особо задумываясь о системах поощрения и мотивации, создании комфортного климата в коллективе и прочих «фетишах» современных управленцев. Ну, и деньги: сейчас порой мы ловим десятые доли процента прибыли, а тогда - десятки процентов.

Впрочем, при всей «обычности» развития бизнеса «родом из 90-х», Максим Коновалов остался, а другие исчезли. Почему? Возможно, дело в двух красных дипломах экономистов, которые украшают стены кабинетов Максима и его партнера. Предприниматель часто любит вставлять в разговоре фразу «Я плохой управленец, но хорошо умею считать деньги». Не исключено, что виновата уникальность предложения - все же как бы плохо ни жила страна, дети просить шоколад у родителей не перестали. Думаем, сыграла роль и правильная любознательность. Чуть ли не чаще других слов в разговоре Максим Коновалов употребляет словосочетание «Я тут на днях вычитал». Он действительно перелопачивает тонны и гигабайты информации по профилю, без страха заимствует хорошие идеи и тут же проверяет их на деле. Сам бизнесмен утверждает, что в основе успеха компании лежат чуть ли не библейские принципы, а себя называет бизнесменом-идеалистом.

В кризис 1998 года половина коммерсантов выбрала путь «Идите в ж…у, мы не заплатим». Мы же рассчитались со всеми. Даже с венграми.

- В молодости нам все казались умнее нас, поэтому мы не спорили, а делали. Первые конфликты с поставщиками, когда мы стали противопоставлять себя, отстаивая точку зрения, начались только через 6-7 лет деятельности, - говорит Максим. - Когда мы что-то начинали, пытались все делать идеально. И в ответ люди отвечали нам тем же. В кризис 1998 года половина коммерсантов выбрала для себя путь «Идите в ж…у, мы не заплатим». Мы же рассчитались со всеми, даже с венграми, чей сок тогда ввозили, выйдя на импорт. «Кинуть» всех для нас было как-то не честно, вопрос об этом даже не ставился. И после таких взаимоотношений мы продолжаем работать со всеми, но уже на совершенно другом уровне доверия. Помните рекламу «Альфа-банка» «Быть честным - выгодно»? В бизнесе есть моральные нормы, которые нельзя переступать. Бывало, что нас на этом «имели». Но не скажу, что те люди приобрели что-то большее.

Ресторатор - тяжелая профессия

Жизнь - это большое стечение обстоятельств - уверяет Максим. Ресторанный бизнес на предпринимателя обрушился, как лавина на зазевавшегося горнолыжника.

- В 2002 году один из топ-менеджеров компании заболел идеей общепита - съездил в Москву, приходил ко мне на прием, что-то бормотал про кофейни, писал бизнес-планы, - рассказывает Максим. - В том же году жизнь свела с директором известного в прошлом магазина «Ландыш». На ее объекте «схлестнулись» интересы двух бизнес-структур города. Мы и стали эдакими белыми рыцарями-спасителями: заключили договор со всеми сотрудниками магазина и выкупили их доли. Так появилось кафе «Баскин Роббинс», а позже «Кофе Семь». Прознав о ситуации с «Ландышем», на нас вышел один из совладельцев кафе «Салют» (на этом месте построен клуб «Пятница»). Его и еще четверых пенсионеров-акционеров не устраивало, что владеющая пятой частью директор ни с кем прибылью не делилась. Ситуация повторилась, мы выкупили 80 процентов акций, но «выносить тело» последней «пятой части» пришлось уже с охраной. И в итоге вопрос стоял лишь в том, что мы будем делать: развивать ресторанный бизнес или, как часто бывает, откроем кофейню и клуб «для себя». Решили - бизнес. Мой партнер остался управлять «ДиКом», а я стал ресторатором и оставил функции «финансовой настройки».

Что мы будем делать: развивать ресторанный бизнес или, как часто бывает, откроем кофейню и клуб «для себя»? Решили - бизнес!

Сказать, что Максим рад «званию» ресторатора - будет очень большим преувеличением. Часть предприятий холдинга до сих пор балансирует на грани рентабельности, другая досталась в управление и тянет за собой багаж прежней, далеко не идеальной репутации, третья, являясь коммерчески успешной, все же требует значительных усилий по наладке системы обслуживания. Наконец, став в последние годы публичным лицом, благодаря все той же «чичваркинской» открытости, Максим вынужден вести блог, отвечать на десятки писем в Интернете о «злобных охранниках» и решать сотни мелких проблем, которые так или иначе отвлекают от глобального.

Но у Максима Коновалова есть то, что французы называют «rebellion», дух бунтарства, помогающий «гнуть свою линию и достигать успеха». Оставим в стороне общий посыл о «европеизации Ижевска» через концептуальный по виду и массовый по сути общепит, о котором бизнесмен может говорить часами. И сосредоточимся на практике. Ресторанный бизнес - непаханое поле для экспериментов. Массу идей, подсмотренных за границей и полученных из книг, на тренингах, Максим с садистским удовольствием внедряет в ресторанном холдинге.

- Персонал сложно мотивировать на тяжелый труд, объяснить, что рано или поздно он принесет им успех, - приводит пример ресторатор. - Те же официанты. Мы много раз слышали от них, что мы такие барыги, наживаемся на бедолагах и платим маленькие зарплаты. И ввели систему учета чаевых, заставили сдавать в конце дня «на пересчет». Показательный пример - девушка-официант из одного нашего заведения. Она уже была готова уволиться со скандалом. Но доработала до окончания месяца. Ей показали - ты получила в общей сложности 38 тысяч рублей. Единственное, что она спросила: «Где эти деньги, куда я их девала?». И заявила, что будет работать у нас два года минимум.

Максим уверен - хороший управленец, какие бы системы он ни выбирал для мотивации персонала, должен сохранять уважительное отношение к подчиненным.

Я не позволяю себе неделями не появляться в офисе и много работаю, что передается моим непосредственным починенным.

- Я знаю заведения, где руководство стоит на позиции «Я начальник - а вы быдло», у меня большие сомнения, что такие подчиненные приносят реальную пользу и прибыль, - говорим Максим. - Я, скажем, не позволяю себе неделями не появляться в офисе. Много работаю, что плавно передается моим непосредственным подчиненным. Не повышаю голоса и не унижаю. Другое дело, что я хвалю редко, но над этим тоже работаю. В конечном итоге все это складывается в такое понятие, как бренд работодателя. Мне важно, чтобы работать у нас было престижно.

В бизнесе нельзя ставить цель заработать

Ресторатор смеется - недавно по Ижевску поползли слухи: Максим Коновалов собрался в «дауншифт», осенью отойдет от дел и посвятит себя путешествиям. Виной тому - пост в его блоге, в котором сообщалось: в сентябре у «Welcome-Group» появится новая структура топ-менеджеров, которая позволит основателю сосредоточиться на стратегических решениях, развитии и тонкой надстройке системы.

- В бизнесе нельзя ставить цель заработать 1 или 10 миллионов условных единиц. Как только ты заработаешь их, сразу теряешь интерес и смысл развиваться, - утверждает Максим Коновалов. - Сейчас нарастает гигантская волна молодых предпринимателей, которые объединяются в союзы и в ассоциации. В последние полгода я участвовал во встречах пяти подобных сообществ. И каждый раз, когда я говорил, что не стоит работать ради денег, на меня смотрели, как на идиота. В нашей стране большая часть народонаселения предпочтет 1000 рублей сейчас, чем 100 000 рублей в течение двух лет. В одной из прочитанных мною книг автор, владелец сети автосалонов, приводил хороший пример. Семья предъявляет претензию автосалону на 1000 долларов. Они неправы, и владелец гипотетически может им отказать. Но он помнит, что среднестатистический американец покупает за жизнь 10 машин, каждая по 25 000 долларов. И отказ означает потерю гарантированных 250 000 долларов выручки. Я мыслю так же, ориентация на сиюминутную прибыль для меня не важна.

Каждый раз, когда я говорил молодым предпринимателям, что не стоит работать ради денег, на меня смотрели, как на идиота.

Стало быть, время вставить колкий вопрос: а как же миллион долларов?

- Миллион долларов? Да есть он у меня! - как-то раздраженно и смущенно откликается ресторатор. - Но у меня нет баснословных счетов в банке, все деньги находятся в компании, в обороте. Случись что, я не смогу поступить, как Михаил Фридман из «Альфа-капитала», - вложить 1 миллиард долларов в бизнес из собственных накоплений.

Отвечая на последний вопрос - предложение сравнить себя нынешнего и того, начинающего, - Максим надолго задумывается.

- Я до сих пор не верю, что все это происходит со мной, - наконец произносит бизнесмен. - Правда! Какой-то сон! Хорошо бы дольше не просыпаться!

Кто старое помянет

Евгений Даниленко, директор дизайнерской студии «Sign»:

- Первый мой опыт сотрудничества с Максимом Коноваловым был совершенно будничным. По заказу компании «ДиК» делали на складе какие-то полки и стеллажи. Зато на втором проекте, как говорят, душа развернулась. В создании кофейни «Кофе Семь» Максим принимал непосредственное участие, он предлагал идеи, вникал в любую мелочь, обсуждал каждый мазок кисти. В итоге получилось заведение, которое уже почти 8 лет не требует какой-либо доработки. Помню, мы сильно спорили, стоит ли устанавливать столики в окнах, я был убежден, что горожане не решатся «выставлять себя на показ», а Максим настаивал на обратном. Конечно, мы не думали, что ресторанный бизнес Максима Коновалова будет настолько успешным, тогда казалось, что кофейня - очередная попытка людей, заработавших денег где-то в другой сфере, открыть точку общепита для себя. Но все сложилось иначе.

Михаил Болычев, Управляющий Ижевским операционным офисом ОАО «РусьБанк»:

- С Максимом Коноваловым мы однокурсники. Познакомились в первый же день занятий - вместе с другими студентами нас отправили в колхоз на двухнедельный сбор картошки. В вузе Максим был одним из лучших студентов, например, только у него и еще двух ребят была «пятерка» по высшей математике. Всегда рассудительный, четко знающий, чего он хочет и как этого достичь, Максим не создавал впечатление человека, который не устроится в жизни. Из отрицательных качеств, как это ни странно, не могу припомнить ничего, разве что слегка вспыльчив, когда «доходит до точки». В студенческие годы Максим увлекся игрой в преферанс, продолжаем играть достаточно регулярно и сейчас.

Досье «Центра»

Максим Коновалов

Родился 12 сентября 1973 года в Воткинске. Окончил экономический факультет УдГУ в 1995 году.

Основатель и совладелец ТК «ДиК» и ресторанного холдинга Welcome-group, в который входят клубы «Пятница», «Бар веселых историй», Virgin, боулинг «Огни», кофейни «Кофе Семь», «Москва», сеть пиццерий «Mama Pizza», сеть спортбаров «Кружка за кружкой» и пивной ресторан Welten.


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • УВАЖАЮ таких людей, которые добиваются в своей жизни нечто большего, чем покупка крутого автомобиля напоказ!!! Если есть  цель в жизни, то всегда ее достигнешь!!! Проверено! Работает! Удачи в дальнейших планах!

  • Да! такие люди нужны нашему городу.Хотелось бы их видеть и в Гос комитете по
    моложёжной политике.Учить бизнесу молодых нужно.Иначе всем конец!!!!!!!!!!!!!! 

Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus