Ижевские школьники: Мы - последние, кто может сказать «Спасибо» ветеранам войны лично
Фото: архив редакции
ИСТОРИИ|Знай наших!

Ижевские школьники: Мы - последние, кто может сказать «Спасибо» ветеранам войны лично

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 1443

Портал IZHLIFE публикует трогательную подборку школьных сочинений о Великой Победе.

Каждый год обычные ижевские школьники пишут сочинения о войне, которые ничуть не уступают серьезным произведениям по искренности и трогательности. Мы отобрали самые серьезные и красивые сочинения и отрывки из них.

Три липы

«...Во дворе дома моей бабушки растут две липы. Их посадили в далеком 41ом году. У моего прапрадедушки, Николай Захаровича Безносова, было два брата - Анатолий и Андриан. Перед тем, как уйти на фронт, все три брата посадили по липе во дворе дома родителей.

Одно деревце погибло сразу. Это была липа Николая. Он погиб в 41 в битве за Москву в Смоленской области в селе Орджоникидзе.

Другое деревцо росло кривым. Это была липа Анатолий. С войны он вернулся инвалидом. Во время боевого задания ему оторвало руку.

Последнее деревце росло, цепляясь за жизнь. Эту липу посадил Андриан. Он долгое время находился в плену, но ему удалось сбежать...»

Двоеглазова Алена, школа № 93, 6б

Последнее поколение

«...Вы только задумайтесь! Вполне вероятно, что мы - последнее поколение, которое лично может сказать ветеранам спасибо за мирное небо над головой. Но память о войне должна жить, и она будет жить вечно, передаваться из поколения в поколение…»

Опарина Екатерина, школа №93, 11б

Парад героев

«От Бреста до Москвы 1000 километров, от Москвы до Берлина – 1600. Всего 2600 километров. Это если считать по прямой! Так мало, всего 2600 километров. Поездом – четверо суток, самолетом – четыре часа, а перебежками по-пластунски – четыре долгих года…

В главном параде в честь Дня Победы 24 июня 1945 года участвовало десять тысяч солдат и офицеров армий и фронтов. Прохождение парадных «коробок» войск продолжалось тридцать минут. Шли победители! Я считаю, что каждый, отдавший Победе самое драгоценное - жизнь! - достоин того, чтобы пройти в том парадном строю по Красной площади. Так вот, если всех погибших поставить в парадный строй, то эти «коробки» шли бы через Красную площадь девятнадцать суток…» Парадные «коробки» двадцать на десять. Сто двадцать шагов в минуту. В обмотках и сапогах, шинелях, «комбезах» и телогрейках, в пилотках, ушанках, «буденовках», касках, бескозырках, фуражках. И девятнадцать дней и ночей через Красную площадь шел бы этот непрерывный поток павших батальонов, полков, дивизий. Парад героев, парад победителей. Задумайтесь! Девятнадцать дней!...»

Вахрушева Варвара, школа №18, 11 класс

Дети войны

«Дети войны, вы детства не знали,

Спали тревожно и голодали.

В наше же время ребята не знают,

С чем вы столкнулись и как умирали.

Военные годы – тяжелые годы.

Многие плечи сгибали невзгоды.

Вы одолели тяжелое бремя.

Низкий поклон Вам за мирное время!»

Микрюкова Софья, школа №17, 7б

Россия стала стеной

«…Мне кажется смешным, что Гитлер хотел захватить и поработить всю Россию за каких-то пару жалких месяцев. Вот ведь глупец, он не знал, что Россия станет стеной, что она будет яростно бороться и не менее яростно умирать. Но планы Гитлера пали, и война шла долгих четыре года, четыре года ада и безумия <...> Каждый раз, когда я думаю о Великой отечественной войне, мне становится и грустно, и горько, и радостно, что мы смогли. Что они - смогли! Что они отдали свои жизни не напрасно…»

Шадрин Иван, школа №88, 8б

Софронов-Удмуртия

«Моего прадедушку зовут Фокей. Он прошел всю войну с самого начала и до победного конца. Но, пожалуй, стоит начать сначала…

В далеком 1937 году Фокея призвали на обязательную службу в армии. В 1941 году Фокей получил долгожданный отпуск и отправился домой к любимой жене и семье. Но началась война, и он не успел побыть дома.

Как и все солдаты, дед не забывал про дом, писал письма, говорил, что безмерно тоскует по родным. Никто из родных не сомневался в его возвращении, говорили: «Вернется, конечно, вернется». Однажды он написал, что получил небольшой отпуск, и ему удастся ненадолго заехать домой. Жена и мать Фокея ждали его, готовили соленья, чтобы накрыть стол к его приезду, хорошо встретить своего капитана. Но вместо деда пришла похоронка. Тогда все соленья были разбиты, как и надежды на будущее. Правда, спустя какое-то время, от Фокея как ни в чем ни бывало пришло письмо, писал, что жив, здоров, скучает. Повезло - похоронка оказалась ложной!

Дед был участником многих значимых событий. Он участвовал в прорыве блокады Ленинграда и освобождал Новгород: «…первым вошел в Новгород и сразу же установил связь с командованием…», Фокей служил в войсках связи. Также у него есть медали за освобождение Польши и Праги, а еще он был участником исторической встречи на Эльбе. Тогда дед получил от американского офицера, он называл его имя, но, конечно, сейчас уже никто не помнит, трофейные часы, кортик с выгравированной надписью и бинокль с отличной оптикой, сам подарил какой-то пистолет, обмен, надо сказать, считался равноценным.

К тому времени как Фокей оказался в Берлине, советские солдаты исписали все стены Рейхстага, не осталось ни одного свободного клочка, но Фокей все-таки нашел место и расписался: «Софронов-Удмуртия».

После войны его оставили служить в Вене, туда дед и перевез бабушку. Правда, жили они там всего два года, затем вернулись в родную Удмуртию.

Я горжусь своим прадедом, горжусь его храбростью, тем, что он, как настоящий сын России, защищал ее, не боясь за свою жизнь. И я очень рада, и благодарна своей бабушке - дочке Фокея за то, что она рассказала мне историю героя нашей семьи. Так что потом, когда я вырасту, я смогу рассказать ее своим детям, чтобы они тоже знали, гордились, а главное - не забывали великий подвиг российского народа…»

Учанова Екатерина, школа №17, 9в

Сапоги на память

«25 июня 1941 года, в четвертый день войны с Германией, моему прадеду Валентину исполнилось 13 лет. Мама уже к тому времени у них умерла. Редко им доводилось видеть и своего отца. Будучи кадровым военным, он постоянно находился в разъездах. А потому все воспоминания о нем сохранились у деда в ярких эпизодах встреч и расставаний. Одна из таких встреч, как оказалось последняя, состоялась во время войны.

По разнарядке колхоза деда вместе с другом отправили на строительство аэродрома в Пирогово, что возле Ижевска. Для работы дали им коня. Сто верст , расстояние для пацанов не малое, но они, жалея животное, не садились на него, всю дорогу протопали на своих двоих. В итоге, « убили» не только ноги, но и лапти. До слез было лаптей жалко. Нашли на стройке тряпки какие-то, веревки, резинки и уселись соображать себе обутки. Вдруг внимание деда привлекли военные.

- Смотрю, - говорит,  - военный начальник стоит, и голосом моего отца кому-то что-то объясняет. Голос его, а лицо узнать не могу. Все бородищей какой-то рыжей заросло.

- Тять, тятька, - тихонько позвал его дед. Офицер глянул на пацана, удивился, засмеялся, схватил, обнял, что было сил, и сказал:«Валька, сынок, вот так встреча!» Оказывается, отец только что приехал с фронта за пополнением, не успел еще помыться, побриться, сразу на объект. Времени на разговоры много не было. Отец распорядился, чтоб ребятам примус для кипятка выдали. А чтоб босой не ходил, дал сыну новенькие сапоги. Радости деда поредела не было. Сапоги военные, настоящие, гвоздочками подбитые. А запах кожи какой!

- Ну, нет, я их обувать не стану, - решил Валька. - Сохраню до возвращения отца с войны.

Обратно в деревню возвращались босые. Коня жалели, не садились. Не дойдя до деревни, от усталости и голода, упали. Но конь, которого они берегли, пришел на конный двор. Люди поняли, что стряслась беда, тут же отправились на поиски. Найти-то нашли, но друга уже не спасли. А моего деда выходили. Жить остался. И еще много и долго работал на благо победы. Строил железную дорогу Ижевск - Балезино. На колку дров на военный завод в Ижевск отправляли. Особенно тяжело доставалось на валке леса. Однажды от надсады у него кишки вывалились. Бабушка-повитуха собрала их, затянула в лубок и сказала:«Положите на печь, а там, как Господь даст». Через полгода начал ходить, а надсада на всю жизнь в виде выпученного живота осталась.

Не щадила война никого. Перемолола в своих жерновах и старых, и молодых. Смертельные раны были нанесены каждой семье. Отец моего деда скончался от ран в 43-м. А сам дед полгода не дожил до 70-летия Победы в ВОВ.

А сапоги, вот они, стоят передо мной . Они остались. Как память, как напоминание о днях тех страшных, о подвиге простых пацанов, моих ровесников. Новенькие, хрустящие, гвоздочками подбитые. И с запахом... войны»

Людмила Порцева, школа №30, 8б

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus