100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
Фото: 1914 год. В Ижевске провожают на фронт участников Первой мировой войны.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России

Автор: | | Комментариев: 3 | Просмотров: 9453

Вспоминаем истории ижевчан, сражавшихся в «германской» войне. <фото>

19 июля (по новому стилю 1 августа)1914 года началась Первая мировая война, ставшая одной из самых кровавых в истории. За четыре года было убито 22 миллиона солдат и мирных жителей, около 55 миллионов ранено, больше 7 миллионов пропало без вести. В нашей стране ее называли «великой войной», «второй Отечественной» и «германской».

К столетию этого события мы расскажем о наших земляках - участниках Первой мировой, а также о том, чем жил Ижевск в эти четыре года.

Ижевский оружейник в немецком плену

- Мой дед, Григорий Михайлович Дмитриев, родился в 1886 году, - рассказывает Ирина Шайнурова, пенсионерка, в прошлом - врач. - До войны он работал на Ижевском оружейном заводе, был инженером. Дмитриевы - коренные ижевчане, причем среди родственников деда, если верить старым фотографиям, были и священнослужители. После революции у них отобрали деревянный особняк на улице Красной. Какое-то время они переезжали с места на место, пока дед не купил 2-этажный домик на Красноармейской, повыше «Детского мира». В этом доме я выросла. Сейчас там стоит офис «Удмуртнефти». Самого деда в живых я уже не застала, но помню его портрет, висевший у нас над письменным столом.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
 Григорий Дмитриев воевал в Первую мировую, а через тридцать лет проводил на фронт Великой Отечественной своего сына Юрия. Фото: из архива семьи Дмитриевых.

На фронт Григория Михайловича призвали в 1914-м, и, судя по всему, уже в 1915 году он попал в плен. При этом надо сказать, что условия содержания офицеров были довольно сносными.

- С войны дед привез слайды, на которых видно, что офицеры в плену чувствовали себя довольно свободно. Они могли гулять по территории лагеря, позировали, сидя в беседке или лежа в шезлонге, носили военную форму и погоны. При этом обязательные работы для пленных были несложными: на одной из фотографий, например, офицеры сгребают листья в цветущем яблоневом саду.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России   100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
В 1915 году Григорий Дмитриев попал в плен. Так как он был офицером, условия, в которых его содержали, были вполне сносными: пленным позволяли гулять, ходить в церковь, читать, отдыхать. Фото: из архива семьи Дмитриевых.

 

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России   100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
На этой фотографии, которую Григорий Михайлович привез с войны, видно, что обязательные работы в лагере для пленных были несложными: офицерам, например, приходилось сгребать листья в цветущем яблоневом саду.

«Пока дед воевал, его жена и дочь эмигрировали в Австрию»

До начала войны Григорий Дмитриев успел жениться - его избранницей стала ижевская пианистка.

Когда дед вернулся из плена, оказалось, что его жена эмигрировала за границу вместе с маленькой дочерью, - рассказывает Ирина Юрьевна. - Думаю, она просто не выдержала здесь без него, тем более что в стране вовсю шла Гражданская война. О том, как сильно дед переживал эту потерю, мы знаем из писем, которые он писал домой из поездок - после войны он вернулся работать на завод, и его часто посылали в командировки.

Одна из таких поездок оказалась судьбоносной: в Иркутске Григорий Михайлович познакомился со своей второй женой, Евдокией.

- Он перевез в Ижевск из Иркутска не только молодую жену, но и ее маму с подругой, - говорит Ирина Юрьевна. - Причем моя бабушка не работала ни дня - семью полностью содержал дед.

Ветерана Первой мировой добила Великая Отечественная

У Григория Михайловича и Евдокии Матвеевны было двое детей - сын и дочь.

Ирина Шайнурова:
В 1941 году мой отец, Юрий Григорьевич, прямо с выпускного отправился на фронт. Он был радистом в разведроте. Дед писал ему письма со словами поддержки. Но уже в 1942-м отец заболел туберкулезом, его демобилизовали. В Ижевск он приехал совсем больным, и тогда дед все бросил, купил домик в деревне под Чуром, завел корову. Несколько лет он выхаживал Юрия, пока, наконец, в Ижевске не открыли туберкулезный госпиталь.

Григорий Михайлович умер в 1948 году от туберкулеза - скорее всего, подхватил болезнь от сына.

- Можно сказать, что война его все-таки добила - пусть и не Первая мировая, а Вторая, - говорит Ирина Юрьевна. - Но сына он выходил. Кстати, лежа в госпитале, мой отец параллельно учился в мединституте и после его окончания стал врачом-фтизиатром. Решил, что должен знать как можно больше о болезни, которая его мучает. Умер отец рано - в 40 лет, и тоже от туберкулеза, но при этом успел стать основателем целой династии врачей. Мы с мужем оба - врачи-фтизиатры, моя сестра - гастроэнтеролог, тетя была педиатром, а наш сын - рентгенолог. И, безусловно, мы стараемся сохранить память о дедушке, благодаря которому мой папа сумел выжить и прожить достаточно долго, чтобы завести семью и спасти немало пациентов.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
 Фото: topwar.ru

 

Из письма Григория Дмитриевича сыну на фронт, 1942 г:
«Дорогой, родной наш Юрочка! Вот сегодня получили твое письмо от 19 января сего года, где ты пишешь о вашем контакте с бабушкой-хозяйкой. Спасибо ей за заботы о вас, дорогие защитники нашей Родины. Ты так картинно расписал приготовление блинов, а главное - жирный суп из свинины, - когда я прочел, у меня даже потекли слюнки, да еще с поллитровой прибавкой на троих, - это, действительно, «адмиральский» обед. Вам ведь нужно набираться сил, чтобы победить врага, ведь впереди предстоит вам всем много еще трений и боевых испытаний…»

Георгиевский кавалер родом из Бураново

Несколько уроженцев Удмуртии, воевавших на фронтах Первой мировой, стали полными кавалерами Георгиевского ордена. Один из них - Яков Флорович Байсаров, дед знаменитой художницы Зои Лебедевой. Он родился в 1884 году в деревне Егорово, которая позже вошла в состав села Бураново.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
 Яков Байсаров - один из немногих уроженцев Удмуртии, получивших в Первую мировую сразу четыре Георгиевских креста. Фото: из архива Зои Лебедевой.

- Историю жизни деда записала моя мама, Анастасия Яковлевна, - рассказывает Зоя Лебедева. - По ее словам, в 1904 году деда призвали в армию, и пять лет он служил в городе Орле. Вернувшись домой, он женился на девушке Матрене, чья семья жила через дом от Байсаровых. У них родились две дочери, а когда бабушка была беременна в третий раз, Якова Флоровича отправили на войну.

Воевал он на Юго-Западном фронте под командованием генерала Алексея Брусилова, одного из лучших полководцев Первой мировой. Заработал контузию, трижды был ранен. Домой вернулся с четырьмя Георгиевскими орденами, включая главную солдатскую награду - золотой крест 1-й степени.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
 Фото: Википедия

Четверо сыновей стали жертвами раскулачивания

Возможно, именно эти кресты и сыграли роковую роль в судьбе семьи Байсаровых. После революции Яков Флорович, в отличие от остальных ветеранов Первой мировой, не пожелал расстаться с царскими наградами. Так что кто-то из местных вполне мог позавидовать и донести на Якова властям.

- Нашу семью раскулачили в конце 20-х, - говорит Зоя Михайловна. - У Байсаровых было действительно крепкое хозяйство: Яков с братом Елизаром выстроили большой дом, амбар и конюшню, завели скотину, купили землю. В кулаки их записали потому, что дед отказался вступить в колхоз. Семью выселили из дома, забрали все имущество - оставили только то, что было на них.

Байсаровы поселились в доме, который раньше принадлежал беднякам: по комнатам гуляли сквозняки, спать приходилось на голой печи, укрывшись, чем придется.

Зоя Лебедева:
У Якова Флоровича и Матрены Ипатовны было шестеро детей, младшему из которых не исполнилось и двух лет. Выжили двое: 18-летняя Анисья, к тому времени уже переехавшая в семью мужа, и 5-летняя Анастасия, моя мать. А четверо сыновей Якова Флоровича один за другим умерли от скарлатины.

Дом деда спасли после пожара

Добиться справедливости Якову Флоровичу удалось только после того, как в газете «Правда» вышла статья Сталина «Головокружение от успехов», где критиковались некоторые «перегибы», допущенные во время коллективизации. Власти признали, что с раскулачиванием братьев Байсаровых они поторопились, и дом семье вернули. В 1950-х его по бревнышку перенесли из Егорово в Бураново. Сейчас здесь хранятся вещи и фотографии, связанные с историей семьи.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России   100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
Дом, выстроенный почти 90 лет назад братьями Байсаровыми, напоминает крепость: два этажа, просторный чердак, толстые стены, которым оказался не страшен даже огонь.

- В 2011 году дом горел, и большая часть семейного архива была уничтожена, - говорит Зоя Михайловна. - Другие бы просто разобрали его и выбросили, но я решила, что дом нужно восстановить. Пять месяцев мы с сыном Яшей - названным, кстати, в честь деда, - работали на пепелище: выбрасывали хлам, вычищали бревна и доски от золы. Помогали нам мои друзья и знакомые. А часть бревен - тоже времен деда Якова - стали основой нового объекта - арт-сарая, который сын выстроил буквально на днях. Здесь мы с молодыми ижевскими режиссерами планируем устраивать кинопоказы.

Интересно, что перед своей смертью, в 1957 году, Яков Флорович рассказал дочерям, где он спрятал Георгиевские кресты, полученные им за подвиги на фронтах Первой мировой. Оказалось, что они зарыты в землю под порогом куалы - летней кухни.

Справка

Кого награждали Святым Георгием?

Орден Святого Георгия Победоносца учредила в 1769 году Екатерина II. Награждали им воинов, проявивших в бою доблесть, отвагу и смелость. Орден был высшей боевой наградой в нашей стране вплоть до 1918 года, а восстановили его статус только в 2000 году.

Орден вручали только офицерам. Полными кавалерами Георгиевского креста стали четыре российских полководца: Михаил Кутузов, Михаил Барклай-де-Толли, Иван Дибич-Забалканский и Иван Варшавский, граф Паскевич-Эриванский.

В 1807 году был учрежден так называемый «солдатский Георгий» - серебряный крест для нижних чинов. Этот Знак избавлял от телесных наказаний и давал прибавку к жалованью. В 1856 году ввели четыре степени для солдатского Георгия.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
 Фото: sammler.ru

Тем временем

Ижевск дал фронту 1,5 миллиона винтовок и карабинов

- Это была первая война, в которой успех определялся в первую очередь не гением полководцев, а уровнем развития военного дела, - рассказывает Светлана Брызгалова, старший научный сотрудник научно-экспозиционного отдела Национального музея Удмуртской Республики им.К.Герда. - И заводы нашего края сыграли здесь решающую роль. 48% всего стрелкового оружия, произведенного за период Первой мировой, было сделано в Ижевске. Это более 1,5 млн винтовок и карабинов. Если в 1914 году на ижевских заводах работало около 9 тысяч человек, то за годы войны эта цифра увеличилась до 42 тысяч.

В Ижевске изготавливали патронные обоймы, гранаты, колючую проволоку (всего 100 тысяч пудов за годы войны). В Воткинске делали паровозы и пароходы, Сарапул шил сапоги, в Глазове делали гранаты, снаряды, подковы для лошадей.

На износ работали все: на заводах был введен 14-часовой рабочий день, женщины и дети трудились наравне с мужчинами - в три смены, без праздников и выходных. Крестьяне вытачивали ложевые болванки, а частные оружейные фабрики делали стволы для Ижевского завода.

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
 Вятская губерния по количеству мобилизованных занимала третье место в России: отсюда на фронт ушло более 90 тысяч человек. Из четырех уездов, позже вошедших в состав Удмуртии, на войну отправились около 30 тысяч человек. Всего же за годы войны было мобилизовано 15,5 миллионов россиян.

Прямая речь

Письма с фронта: рев снарядов и ядовитый газ*

Из письма** Г. Северюхина в Ижевск, июнь 1915 года:
«18 мая немец пустил машинами какой-то зеленый ядовитый отравительный газ - у нас некоторые люди только через 15-20 минут падали безжизненно на землю, помирали кровяной рвотой в рот, нос и уши; отравлено было по фронту версты на 4 длины, т. е. 217-й, 218-й, 53-й и 54-й полки, из которых померло наполовину, а вторая осталась, хотя живые, но неизвестно, когда мы вылечимся, язык говорит, а на сердце давление и все члены, как у окормленного таракана от буры. Не знаем, поможет ли медицина».

**Письмо было конфисковано военным цензором.

Из письма безымянного солдата в Ижевск, сентябрь 1916 года:
«Над головой рвутся снаряды, журчат пули, подле тебя падают люди - раненые и убитые, стоны, крики. Да что еще ужасней этого, я сам не знаю. Сначала я страшно трусил снарядов, бегал от них, но сейчас уже привык, думаю: «Все равно от судьбы не убежишь». А бывает еще, Катя, так: целый день в бою идет дождь, весь промокнешь, а ночью - ужасный холод и спишь на голой земле, так всю ночь тебя трясет, как в лихорадке, зуб на зуб не попадает… а кушать - хорошо если который день есть, но так бывает, что столько дней живешь мечтой об одесских пирожках, а курим такую дрянь, что целый день голова болит, например, кукурузные листья. Так вот, Катя, житье-то, а ты еще выдумываешь там сидишь, да ведь там ты гораздо больше пользу принесешь, а о здешних «сестрах милосердия» я бы написал, да, боюсь, цензура не пропустит».

*Все письма опубликованы в сборнике документов «Удмуртия в период Первой мировой войны. 1914-1918». Ижевск, 2006.

Наши Герои

Кавалерист-девица сто лет спустя

100 лет с начала Первой мировой: пока ижевский оружейник был в плену, его семья уехала из России
 Фото: adm-sarapul.ru

Антонина Пальшина-Придатко - уроженка деревни Шевырялово Сарапульского уезда, в годы Первой мировой повторившая подвиг своей знаменитой землячки Надежды Дуровой.

Антонина родилась в 1897 году, рано лишилась родителей, какое-то время жила у своей сестры в Сарапуле, а потом уехала в Баку, где работала в булочной. Каждый день, наблюдая за тем, как с местной пристани отправляют солдат на фронт, она и сама захотела воевать. Остригла косу, надела солдатскую форму, уехала в прифронтовой Саракамыш. Там за 15 рублей купила лошадь и отправилась на передовую, назвавшись Антоном.

В бою ее ранило, а в госпитале обман раскрылся. Тогда Антонина поступила на курсы медсестер и с очередной партией выпускниц уехала во Львов. Там выбрала удобный момент, снова переоделась солдатом и вошла в состав 6-й роты 75-го Севастопольского полка.

Наша землячка стала кавалером двух Георгиевских крестов и двух Георгиевских медалей: она участвовала в разведке, выносила с поля боя раненых, а в одном из наступлений заменила раненого взводного.

В сентябре 1917 года Антонина Пальшина вернулась в Сарапул, но очень скоро снова ушла воевать - вместе со своим первым мужем она сражалась на фронтах Гражданской войны.

Второй муж Антонины Тихоновны погиб в Великую Отечественную. Сама она тоже просилась на передовую, но ей было отказано. Тогда Пальшина отдала свою сарапульскую квартиру эвакуированным, а сама жила и работала в колхозе. После войны трудилась медсестрой. Часть своей пенсии до конца жизни она регулярно сдавала в Фонд мира.

Скончалась Антонина Тихоновна в 1992 году, похоронена в Сарапуле.


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Статья интересная. По фотографиям из плена могу судить, в каких условиях мог жить в германском плену мой дед, 1880 г.р., на 10 лет моложе Ленина. В плену он научился немецкому языку, в 1918 году, во время революции в Германии бежал из плена, приехал в Россию, а там - гражданская война. Что касается Ижевска, то бараки и землянки для германских пленных были на Пойме, но некоторые военнопленные  снимали квартиры в городе, кто мог, так ходили по городу свободно. Из плена можно было писать письма домой, как из русского, так и из германского. Мой дед из плена письма в воронежскую деревню писал, а бабушка знала, что он в плену и ходила босиком в Киев молиться - в лавру - за него. От деда и бабушки не осталось даже фотографии - раскулачили и посадили, дети умерли в голодомор 33 года, отец стал беспризорником, поехал зайцем в Москву лет в 6-7 посмотреть на Сталина, а там его поймали, так как он ходил по Москве босиком, ботинки вытащили из-под головы, которые он использовал в качестве подушки, когда спал на скамейке. Отправили в детприемник в Даниловский монастырь.  В Ижевске в гимназиях были госпитали, умерших хоронили в заречном кладбище, более свободном и новом, открытом, кажется,  в 1916 году, как и Успенская кладбищенская церковь.  На старой фотографии там много деревянных свежих крестов.

  • Статья интересная, но тезисы светланы Брызгаловой, приводимые в статье недостоверны: она приводит данные о выпуске СТВОЛОВ, которые из Ижевска отправляли в Тулу и Сетрорецк. Винтовок и карабинов было произведено значительно меньше. Кроме того, и 42 тыс. рабочих на Ижзаводе заводе быть никак не могло: всё население города составляло около 70 тысяч на канун Революции. Кроме того, в статье есть и иные ошибки. Жаль, что на этот раз журналист не прибег к консультации профессиональных историков.

  • Цитата: Алексей Коробейников
    население города составляло около 70 тысяч на канун Революции.
    В вятской печати приводятся другие цифры - очень резкое возрастание населения с 50 до 150 тысяч человек накануне революции. Найти белую бумажку на окне - значит берут квартирантов - в Ижевске было трудно, со слов одного из мемуаристов, участников штурма Зимнего дворца, прибывшего из Петрограда военнообязанного рабочего, который \"дунул\" обратно в Питер, т.к. ему в этой \"деревне\" не понравилось - говорили, что Ижевск крупный промышленный центр, \"а тут какая-то деревня\". Думаю, что приведенные цифры все же реальны.
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus