Женщина из Удмуртии не может узнать, от чего в армии погиб ее сын
Фото: личный архив.
ИСТОРИИ|Особый случай

Женщина из Удмуртии не может узнать, от чего в армии погиб ее сын

Автор: | | Комментариев: 6 | Просмотров: 13244

Смерть 20-летнего Александра стала неожиданностью для всей семьи.

20-летний Александр из Камбарки всегда хотел пойти в армию. С детства занимался спортом, закончил Сарапульский колледж по специальности «учитель физкультуры», два месяца проработал в охране, а потом, наконец, отправился служить. Стремился попасть в элитные войска и попал. Но прослужил там всего 10 дней.

«Я добился, чего хотел!»

Его призвали 17 ноября 2015 года. Полгода он пробыл в «учебке» в Калуге. Там отлично себя зарекомендовал, имел много друзей, активно участвовал во всех мероприятиях. Его фотография даже висела на Доске Почета части. После сдачи экзаменов на «отлично» ему позволили выбрать, где он хочет продолжить службу. Парень не задумываясь ответил: «ОДОН!» (Отдельная орденов Жукова, Ленина и Октябрьской Революции Краснознаменная дивизия оперативного назначения войск национальной гвардии России имени Ф. Э. Дзержинского) – по сути элитные войска.

– Он мне тогда позвонил, и с искренней радостью в голосе сказал: «Мама, я добился того, чего хотел!». Я еще никогда не слышала у него столько радости. Но все оборвалось, – вспоминает мама, Татьяна Владимировна.

14 мая Саша уехал на службу в Москву. Определили его в отдельный батальон связи, в/ч 3128. Оттуда он звонил маме, рассказывал, что все отлично, обживается. Несколько раз подолгу общался с девушкой, написал ей пять писем, в которых, как всякий солдат, говорил о совместном будущем. Последний раз он позвонил девушке в ночь с 24 на 25 мая. Разговаривали на обычные темы, попрощались и договорились созвониться позже.

«Все из-за девушки»

Так прошло 10 первых дней службы в «ОДОНе». И вдруг отцу парня звонит командир части: «Ваш сын покончил жизнь самоубийством сегодня ночью». 27 мая тело Саши привезли в Камбарку.

– Зам. командира части сказал, что он покончил жизнь самоубийством из-за девушки. В его карманах нашли ее фотографии, на которых с обратной стороны были послания. Он мне отдал эти фотографии и свидетельство о смерти, – говорит мама Саши.

Также Татьяну предупредили, что уже возбуждено уголовное дело и к ней будут приходить следователи. Но следователей нет до сих пор – спустя 8 месяцев. В июне 2016 года Татьяна впервые попробовала сама узнать, как продвигается проверка по ее делу. И так начался долгий путь поиска истины, на котором она до сих пор не продвинулась ни на шаг.

Сначала Татьяна даже не знала следователя, которому передали дело. Она искала его в Интернете. Дозвонилась до него только 21 сентября, но тот сказал, что пока еще даже не видел дела и попросил перезвонить. Во второй раз, ссылаясь на конфиденциальную информацию, следователь не стал раскрывать материалы дела по телефону.

– Так шло время, постоянное молчание, постоянно что-то у него не готово было... А когда стала подавать жалобы, и вовсе стал грубить по телефону. В ноябре, после получения первой жалобы, мы опять позвонили следователю. Он ответил: «Я написал отказ от вашего дела. Зачем вы полезли выше? Я хотел решить с вами все по-хорошему. Я больше не хочу с вами общаться!» и бросил трубку. После этого мы еще отправляли несколько жалоб в прокуратуру, Следственный комитет и так далее. На сегодняшний день уже прошло почти 8 месяцев, а мы до сих пор не получили ни одной бумажки о результатах расследования. Мы уверены, что это было не самоубийство. Ни один из родственников, знакомых, друзей не верит в это, – рассказывает Татьяна.

Бюрократическая стена

Женщина обратилась к юристам, но даже подкованные специалисты не могут добиться правды. Обращения отправили везде, где можно – в Следственный комитет России, Генеральную Прокуратуру Российской Федерации, Главную военную прокуратуру, Главное военное следственное управление Следственного комитета России, Комитет солдатских матерей России.

– Уголовно-процессуальное законодательство предполагает проведение проверки по каждому подобному факту. По результатам проверки принимается решение о возбуждении уголовного дела либо выносится мотивированное постановление об отказе в его возбуждении. Как мы видим, на данный момент даже процессуальную проверку по факту гибели военнослужащего надлежащим образом никто провести не в состоянии, – рассказывает руководитель Юридического агентства Марданшиных Айрат Марданшин.

Но в ответ на все обращения приходил один и тот же ответ: «Ваше обращение рассмотрено. В соответствии с установленным порядком оно направлено...». И так все ниже и ниже, пока жалоба не дошла до конечной инстанции, которая отделалась простым: «Срок проверки продлен», хотя все максимальные сроки проведения проверки уже вышли.

– После проведения проверки заявительницу должны были уведомить о принятом решении и выслать его копию, а также разъяснить порядок обжалования данного решения. Но по факту никаких документов, кроме свидетельства о смерти сына, у заявительницы нет. Получается, что и оспорить она ничего не может! – рассказывает бывалый юрист Айрат Нурисламович.

Портал IZHLIFE будет следить за развитием событий.


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Ну конечно, кому нужна правда - и родителям этого парня она и не светит
  • ужас, юристы военкомата УР - помогите семье!
  • Мне кажется, раз дело пытаются замять (именно такие мысли навевает статья), то семье нужно создать резонанс: обращайтесь в федеральные сми, в "человек и закон" и т.п. Самостоятельно не справиться, только бить в набат. Парня очень жаль. Достойный человек. Сил огромных семье!
  • Это вряд ли. Одна "контора": друг против друга не пойдут
  • хороших людей теряем,а быдло проскальзывает.
  • ТВАРИ
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus