В Ижевске простились с переводчиком Андреем Мироновым, погибшим в Славянске
Фото: из личного архива Александра Наговицына.

В Ижевске простились с переводчиком Андреем Мироновым, погибшим в Славянске

Автор: | | Комментариев: 1 | Просмотров: 6228

О том, как сложилась судьба ижевского правозащитника и за что его арестовали 30 лет назад, рассказывает его друг.

24 мая группа журналистов, работавших на Украине, попала под обстрел под Славянском, в районе поселка Андреевка. Среди погибших был Андрей Миронов - уроженец Ижевска, известный правозащитник, журналист, работавший переводчиком у итальянского фоторепортера Андреа Рокелли. Оба были убиты осколками разорвавшейся рядом мины.

В Ижевске простились с переводчиком Андреем Мироновым, погибшим в Славянске
 Андрей Миронов (слева) и Андреа Рокелли. Фото: cesura.it

Похороны Андрея Миронова прошли в Ижевске в воскресенье, 1 июня. Отдать дань уважения Андрею Николаевичу пришли его родные, близкие, друзья, одноклассники. Похоронили его на Южном кладбище, рядом с отцом.

Андрей Миронов родился в 1954 году и долгое время жил в Ижевске. Его родители, Евгения Семеновна и Николай Алексеевич, были геофизиками, работали в организации «Удмуртская геофизическая экспедиция». По сути, они были одними из тех, кто стоял у истоков всей нефтяной отрасли Удмуртии.

Андрей учился в школе № 40, затем поступил в химико-технологический институт им. Менделеева в Москве, но бросил учебу, не проучившись и семестра. Вернулся в Ижевск, где работал в одной из химических лабораторий УдГУ.

В 1985 году Андрея Миронова арестовали, а весной 1986 года Верховным судом Удмуртии осудили по статье 70 «за антисоветскую пропаганду с целью подрыва Советской власти». Ему дали четыре года лагерей и три года ссылки, но в феврале 1987 года, в начале перестройки, он вышел на свободу. По сути, Андрей Миронов стал одним из последних политзаключенных Советского Союза.

В Ижевске простились с переводчиком Андреем Мироновым, погибшим в Славянске


«Андрея насильно, «под конвоем», вернули в Ижевск»

Об Андрее Миронове порталу Izhlife.ru рассказал его друг Александр Наговицын, режиссер, член Союза журналистов.

 

Александр Наговицын:
Мы с Андреем познакомились в конце 70-х. Оба работали в УдГУ: Андрей в какой-то химической лаборатории, а я был режиссером Студии Учебного ТВ, преподавал на кафедре педагогики и психологии. В то время я возглавлял киноклуб «Зеркало». Первая наша встреча, которая осталась в моей памяти: Андрей подошел ко мне с предложением подписать коллективное письмо в контору кинопроката. В письме было требование о том, чтобы в Ижевске показали фильм Андрея Тарковского «Зеркало». Письмо я подписать отказался. Андрей удивился. Я объяснил, что не хочу портить отношения с управляющим конторой, а фильм Тарковского я привезу из Свердловска и покажу его в киноклубе. Что после и сделал.

Через некоторое время Андрей Миронов уехал в Москву. Однако, по словам Александра Наговицына, примерно, в 1984 его насильно, практически «под конвоем», вернули в Ижевск. Здесь Андрей устроился на работу в Национальный музей.

- Вернули его как нарушителя паспортного режима - он работал грузчиком в хлебном магазине, устроившись на работу по чужому паспорту, а жил у старшего брата, - рассказывает Александр Наговицын. - Жил он в то время у старшего брата, не имея прописки. Выдворили его из Москвы «гэбисты». КГБ не нравилась его «социальная самодеятельность»: он организовывал встречи иностранцев с советскими людьми - то, что сейчас называют «культурным обменом». Но в СССР это, по сути, было взломом «железного занавеса», ведь нашим гражданам не полагалось знать, как живет весь остальной мир.

В Ижевске простились с переводчиком Андреем Мироновым, погибшим в Славянске

Против Миронова свидетельствовала его учительница из 40-й школы

- Ответить на вопрос, за что арестовали Андрея, однозначно нельзя, - продолжает Александр. - Его арестовали, потому что подозревали, что он шпион. В Москве он много общался с иностранными студентами института им. Пушкина, и это казалось КГБ очень подозрительным. Они следили за ним, проводили тайные обыски. Следили и за мной тоже. Например, стоим на остановке, Андрей показывает на двоих прохожих и говорит: «Эти двое следят за нами, ты уйди, а я проверю - один из них должен пойти за тобой».

В Ижевске простились с переводчиком Андреем Мироновым, погибшим в Славянске

Возможно, что при обысках среди вещей Миронова нашли тот или иной самиздат, и у властей наконец-то появился повод посадить его.

Александр Наговицын:
Если что-то действительно нашли, в чем я сомневаюсь - он ждал ареста и должен был быть «чист». Посадили его все-таки за антисоветскую пропаганду, то есть за разговоры, за организацию общения между иностранцами и советскими гражданами, за издевательство над офицерами КГБ, за распространение запретных и полузапретных книг, за инакомыслие посадили. Я был на суде два или три дня - выступал в качестве свидетеля. Больше всего мне запомнились показания, которые давала учительница 40-й школы. Она рассказывала, что уже в девятом классе Андрей не верил в учение Карла Маркса и в марксистко-ленинскую философию.

«У него было потрясающее чувство собственного достоинства»

Рассказал Александр Наговицын и о том, какими качествами обладал погибший под Славянском правозащитник.

- Он всегда говорил правду, - говорит Александр. - У него было потрясающее чувство собственного достоинства, несгибаемость духа, бесстрашие. Когда мы обсуждали с Андреем проект - фильм о правозащитниках, - он заявил, что фильм должен быть в первую очередь о чувстве собственного достоинства. О том, что вынуждает выйти человека на площадь, даже если знаешь, что власть потом за это с тобой расправится.

В Ижевске простились с переводчиком Андреем Мироновым, погибшим в Славянске

Миронов не боялся подставлять себя под удар, причем как в переносном, так и в буквальном смысле.

- Андрей боролся с режимом - правдой. Но в личных столкновениях с людьми он отвечал на удар силой своего духа, - говорит Александр Наговицын. - Он рассказывал армейскую историю, как его, «салагу» избивал «дед»: бил по лицу, перехватил взгляд Андрея, и в нем заметил жалость к нему, бьющему. И все, больше он его никогда не трогал. Еще Андрей был великолепным рассказчиком. Он мне рассказывал, например, о любимой Италии или Швейцарии - и эти рассказы были лучшими, что я когда-либо слышал или читал о странах. Вообще он был очень образованным человеком: обладал энциклопедическими знаниями, учил языки с огромной скоростью, дружил с точными науками. Андрей был настоящий «человек эпохи Ренессанса» - гениальный, разносторонний, гуманный...

Портал Izhlife.ru выражает глубокие соболезнования родным и близким Андрея Николаевича.


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Родился Андрей вовсе не в Ижевске, как у вас сказано, а в Иркутске. Я работал с Андреем в музее, был у него дома в Ижевске (на Коммунаров) и в Москве (на Маяковского), был знаком и с его отцом. Где-то у меня есть фотографии с ним, сделанные в Арсенале- он тогда ходил с бородой, как геолог. Во время нашей работы в музее Андрей все время ходил с маленьким магнитофончиком и слушал итальянскую эстраду, очень популярную тогда, - так он учил итальянский. Часто говорил, что итальянский легче, чем английский, похож на русский и приводил примеры счета, произношения и т.д. Суд был в прокуратуре на Советской - музейщики там тоже были, а перед судом тех, кто с ним контактировал, водили в КГБ, составляли протоколы. Меня там вежливо продержали 6 часов на четвертом этаже, было похоже на длинные коридоры без окон в \"17 мгновениях весны\", о котрых Андрей говорил, что шифровка Юстес-Алексу - это шифровка Берии - Штирлицу - и довольно смеялся. Вообще любимые разковоры Андрея тогда, в 80-е были про КГБ и коммунистов. Среди музейщиков на суде был и сексот из КГБ, я потом его много встречал на улицах города, когда сразу же после суда сексот уволился из музея, все вокруг знали о том, что это осведомитель, в том числе и Андрей, так как коллектив музейщиков очень маленький, а осведомитель ничего не делал, только появлялся вдруг и слушал, а начальство музейное - женщины - всем оперативно выболтало, что это осведомитель, только никому не говорите, - умоляли женщины, а то нам попадет. Сам Андрей говорил мне, что его выслали из Москвы в Ижевск за знакомство с семьей, отправившихся вплавь в Турцию из СССР, кажется на туристических или даже пляжных плавсредствах, но их поймали пограничники. В Москве он работал грузчиком в хлебном магазине. Иностранцы очень удивлялись, что грузчики в хлебных магазинах СССР такие грамотные - знают по несколько иностранных языков.

Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus