Художник из Нижнего Новгорода Артем Филатов: музей заброшенных деревень в Удмуртии – уникальный проект
Фото: Диля Ахмадишина

Художник из Нижнего Новгорода Артем Филатов: музей заброшенных деревень в Удмуртии – уникальный проект

Автор: | | Комментариев: 0 | Просмотров: 2080

Один из организаторов фестиваля уличного искусства «Новый Город: Древний» рассказал, почему считает Ижевск пионером в искусстве

В рамках выставки «Трагедия в углу» в ЖК «Колизей» прошла творческая встреча с художником из Нижнего Новгорода Артемом Филатовым. Перед мероприятием он поделился с порталом IZHLIFE планами издать книгу об арт-истории в родном городе и рассказал, почему считает Ижевск пионером в искусстве.

СПРАВКА IZHLIFE

Артем Филатов является организатором фестиваля уличного искусства «Новый Город: Древний» в Нижнем Новгороде. Мероприятие переосмысливает проблемы сохранения исторического наследия города. В рамках его с 2014 по 2016 годы приглашенные художники создавали свои авторские проекты на домах, предложенных самыми активными жителями исторической застройки. Специально для создания работ каждый художник изучал историю дома, воспоминания живущих в нем жильцов, чтобы создать произведение, которое максимально отражало ценность выбранного места. Молодое искусство Нижнего Новгорода напрямую связано с городским пространством – художественные проекты часто опираются на контекст и проблемы исторической застройки. Эта отличительная особенность, подчеркнутая во время проведения фестиваля «Новый город: Древний», привела к возникновению понятия «нижегородское уличное искусство».

– Как ваши родители отнеслись к вашей профессии?

– Родители меня поддерживали во всем, даже тогда, когда я занимался граффити. Я уходил ночью рисовать, это, конечно же, было нелегально, мама слышала, что я ухожу, и закрывала за мной дверь, провожала.

– Что вам нужно для работы и откуда черпаете вдохновение?

– Наверное, не столько (необходимо. – Прим. ред.) вдохновение, сколько та территория, где я могу работать и заниматься исследованиями. Со мной не происходит такого, что я сажусь и вдруг внезапно из неоткуда ко мне приходит вдохновение. Я сам стараюсь найти ту проблему, с которой мне было бы интересно работать. Это может быть история конкретного здания, городская деревянная архитектура или жизнь людей, которые живут в этих домах.

То есть если я работаю с исторической территорией города, то проект должен рождаться в непосредственной коммуникации с жителями исторических домов. Если я работаю, например, со зданием бывшего Музея нижегородской интеллигенции, я должен, как минимум, обладать полной информацией из архивов, посвященной этому музею и его истории. Как максимум – работать с градозащитниками, активистами, экскурсоводами, бывшими сотрудниками музея, которые понимают, что больше подходит музею, а что меньше.

Фото: Диля Ахмадишина

– История Музея нижегородской интеллигенции очень запутанная. Расскажите, что с ним происходило и как вам удалось отстоять его?

– Музей нижегородской интеллигенции – это здание, которое пустует с 2014 года. И мы своими собственными силами, силами художников и друзей, сняли его в аренду в 2017 году, чтоб провести выставку «Обратно домой». Эта выставка получила премию «Инновация» как лучший региональный проект. К сожалению, с тех пор здание продолжает быть закрытым, потому что процесс возрождения объекта весьма длителен. Тем не менее уже сейчас угроз зданию стало меньше. После выставки был большой резонанс, мы начали диалог с городской властью и областным правительством, и у них есть желание развивать территорию музея. Конечно, это сделать в одночасье очень тяжело.

Там есть застройщик, который хотел строить большой современный жилищный комплекс или торговый центр рядом с музеем. Это значит, что пока застройщик что-то планирует, то невозможно заниматься развитием здания музея. Сейчас, насколько я понимаю, планируется изъять разрешение на то, чтобы там что-то строили. Хотя ущерб этой территории застройщик уже нанес, снеся историческое здание – деревянное ремесленное училище.

Сейчас мы работаем, <…> чтобы вернуть здание музея в «красные линии», которые смогут уберечь здание от ранее запланированного его переноса в музей архитектуры под открытом небом «Щелковский хутор». Об этом уже публично заявлено правительством области и это очень важный первый шаг.

– Как создавалась инсталляция и почему принято было именно вот такое решение ее оформить?

– Это первая инсталляция, которую я делал вместе с другим художником Владимиром Чернышевым из Нижнего Новгорода. Это был наш дебют на территории, можно сказать, современного искусства, когда нас позвали на Московскую международную биеннале молодежного искусства в 2014 году. Мы решили сделать произведение, связанное с контекстом, в котором мы работали. Если я рисовал больше в городе, то Владимир Чернышев больше изучал заброшенные деревни, совершал экспедиции. Поэтому мы решили так же организовать экспедицию, во время которой собрали огромное количество досок от разрушенных, сожженных домов для того, чтобы воссоздать в пространстве Музея Москвы инсталляцию «Пустой дом». Это подобие дома-франкенштейна, и в каком-то смысле бриколаж, получившийся из обломков прошлого.

Дом был заперт, и в него нельзя было зайти. Контекст «Пустого дома» и ситуация связанная с ним отсылает нас к потере традиционной культуры, крестьянской культуры, которая сильно пострадала в советское время. Было приятно, когда люди, которые тоже встречались с этой проблемой на территории Норвегии, выражали большой интерес к поднятой теме. При этом важно помнить, что в Норвегии ситуация с сохранением исторического культурного наследия, конечно же, находится в совершенно другом состоянии.

Фото: vk.com

– В 2019 году вы собирались издать книгу. О чем она будет и не изменились ли планы?

– Книга в своем рабочем варианте называется «Краткая история нижегородского уличного искусства», её я пишу вместе с куратором Алисой Савицкой, работающей в ГЦСИ «Арсенал». Название является оммажем на труд известного куратора Ханса-Ульриха Обриста, который написал «Краткую историю кураторства» и «Краткую историю новой музыки». В своей книге мы рассказываем не всю историю уличного искусства в Нижнем Новгороде, а сосредотачиваем внимание на определенной школе, течении, которое существовало, развивалось и достигло своего пика в 2013-14 годах. «Нижегородское уличное искусство» в итоге пришло и к институционализации, студийной работе, галереями, зарубежным фондам и коллекциям. В будущей книге мы рассказываем о том, как строилась коммуникация между художниками. Важно понимать, насколько были связаны между собой эти авторы, которые сейчас работают совершенно по-разному. Мы так же рассмотрели, как художники работали с городом, как выстраивали свои отношения с политикой, как они соотносили себя с той эстетикой, которая существовала в городе. Все-таки многие художники занимались изначально живописью на домах, поэтому было важно изучить, как они ее адаптировали по отношению к публичному пространству. Большое внимание мы уделяем индивидуальным и коллективным практикам художников: экспедиции, работы на заброшенных деревянных постройках, выставки и опыт фестиваля уличного искусства «Новый Город: Древний». Мы собираемся подвести определенный итог тому феномену, который мы лицезрели последние 10 лет. Так как вместе  с изменением Нижнего Новгорода меняются и художники, то определенные методы устаревают или перестают работать из-за изменившегося контекста. И в этом смысле важно это проговорить и дать научное объяснение этим подходам и методам. Это на самом деле уникальный шанс, который дал нам музей современного искусства «Гараж», полностью финансирующий издание этой книги.

Все это очень важно, потому что, в принципе, когда мы говорим об уличном искусстве и его дальнейшем развитии, будь то монументальная живопись или сотрудничество с галереями, многие критики и искусствоведы меньше всего интересуются генезисом уличного искусства. Именно для того чтобы сделать определенный историографический задел мы и пишем эту книгу.

Фото: Диля Ахмадишина

– Какие у вас творческие планы?

– Сейчас я готовлюсь провести выставку в 2019 году в нижегородском крематории. Благодаря таким экспертам, как Сергей Мохов, который выпускает журнал «Археология русской смерти» и  издал книгу «Рождение и смерть похоронной индустрии. От средневековых погостов до цифрового бессмертия», я могу более сознательно исследовать тему кремации. Я уже познакомился с директором и собственником нижегородского крематория, обсудил необходимые вопросы, чтобы на их территории сделать будущий междисциплинарный проект. Я хочу попробовать осмыслить достаточно табуированную с одной стороны, но при этом очень животрепещущую тему.

– Знакомы ли вы с Ижевском? Как оцениваете здесь уровень художников и в принципе уличного искусства?

– Я не могу это оценивать, потому что я человек извне, и я не провел столько времени, чтобы это сделать, и не проведу, к сожалению. Будет намного интереснее спросить людей, которые здесь работают и живут. Тем не менее про Ижевск я много знаю и очень интересуюсь тем, что здесь происходит. Я очень рад, что знаком с группой «Город Устинов», я слежу за их проектами, в том числе видел их выставки в нижегородском «Арсенале». Также в Нижнем Новгороде живет и работает Александр Юминов, основатель «Kama Records». У него сейчас большой проект под названием «Народный музей исчезнувших деревень» в деревне Сеп. Он сформировал его вместе с жителями этой деревни, собрал для экспозиции архив и найденные артефакты. Это потрясающе, конечно. Так же в Нижнем Новгороде проходила выставка под названием «Актуальная Удмуртия». В ней участвовала прекрасная Зоя Лебедева, которая в своем родном селе возрождает традиционную культуру – вязание и фольклор. Современное переосмысление традиций позволяет им не превратиться в архаизмы.

Тот же самый «Город Устинов» так же работает с наследием, которое существует и у советского, и у досоветского Ижевска. И «Kama Records» так же соединяет современную электронную музыку с традиционными песнями, которые свойственны этому региону. Не много в России таких мест, где так гармонично считается прошлое, настоящее и будущие.

– Какое ваше впечатление от ЖК «Колизей», где сейчас проходит выставка «Трагедия в углу», насколько здесь удачно все вписалось на ваш взгляд?

– Здесь более удачное пространство для выставки, чем Музей Москвы, это однозначно. Выставка в Москве мне показалась какой-то «сырой», а здесь все по-другому. Может быть, кому-то покажется, что не до конца проведен ремонт, но это большой плюс для выставки. Смотрится намного интереснее и честно по отношению к зрителю. Мне сложно судить о комплексе в целом, особенно исходя из архитектурных его особенностей, будет понятно, когда сюда переедут жители <…> Хорошо, что компания проявляет интерес и предоставляет свое пространство. Это не столько вопрос рекламы, сколько реальное поощрение художественных инициатив в регионе.

Фото: Диля Ахмадишина

Напомним, выставка «Трагедия в углу», которая открылась в новом ЖК «Колизей» и объединила 34 работы молодых художников из 14 регионов России, впервые проходит в пространстве жилого комплекса. Высокие потолки комплекса позволили удачно представить объемные инсталляции, фотографии, картины и другие арт-объекты уникальной экспозиции.

12+


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
    Социальные комментарии Cackle
    Подпишись и получай
    главные события дня на почту
    ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

    С нас короткое письмо - каждый вечер
    Спасибо, я уже подписался
    Система Orphus