«Сильный, волевой, крепкий руководитель»: что говорят о деле над экс-главой Удмуртии свидетели?

Автор: | | Комментариев: 1 | Просмотров: 5615

IZHLIFE собрал самые яркие цитаты и подробности с процесса

В Завьяловском районном суде продолжаются допросы свидетелей по делу экс-главы Удмуртии Александра Соловьева. Процесс длится уже несколько месяцев, 19 марта планируют допросить действующего министра транспорта и дорожного хозяйства региона Алексея Горбачева. IZHLIFE собрал показания ключевых свидетелей и самые яркие цитаты, которые уже прозвучали.

«Лишь бы не убили за такие вещи»

Бывший руководитель казенного учреждения «Безопасность дорожного движения Удмуртской Республики» (КУ УР «БДД УР») Олег Храмов рассказал в суде, что летом 2014 года (ориентировочно конец августа-начало сентября) его вызвали к замминистра транспорта Удмуртии Александру Михайловичу Соловьеву (известному как Соловьев-маленький). Тот поручил Храмову ехать в командировку в Москву «прямо сейчас», цель командировки обозначил как «получение ценных бумаг», каких именно якобы не уточнялось.

Мужчина удивился и спросил, почему нельзя отправить самолетом или поездом, но ему сказали: «все вопросы потом». Он специально спустился к Виктору Вахромееву – он в тот момент занимал пост министра транспорта и дорожного хозяйства региона – за уточнением, согласован ли факт командировки. Тот ответил, что да, необходимо ехать прямо сейчас, машина «Киа Соренто» ждет у министерства, заезжать за вещами домой времени нет, необходимо только получить топливо и взять пару человек с собой, чтобы ехать непрерывно, сменяясь за рулем.

Храмов взял водителя и своего подчиненного, начальника отдела весового контроля, и выехал из Ижевска еще до обеда

– Я человек мобильный, ставят задачу – я пошел выполнять. Синдром отличника есть такой, – отметил в суде экс-руководитель КУ УР «БДД УР».

Приехали ночью, утром Олег Храмов позвонил по номеру телефона, который смс-кой скинул ему Соловьев-маленький. Ему назвали адрес, это оказался практически центр Москвы (точно улицу и дом Храмов вспомнить не смог), он пытался договориться, чтобы к ним выехали навстречу, но ему категорично заявили: прибыть необходимо строго по адресу.

По приезде выяснилось, что это банк (по данным следствия, «Руссобанк») и там его просили подождать. Поэтому Храмов и его сопровождающие дошли до Москвы-реки и погуляли там. Когда они стояли на мосту, ему позвонили и попросили подойти в банк. Там его встретил мужчина, провел в комнату.

– Стою жду, выходит, заходит быстро, несет пакет и дипломат, кладет на стол и дипломат, и пакет, открывает, говорит: «Забирай и езжай». У меня глаза на лоб удивленные – там в банковских упаковках лежат деньги, купюрами по… ну красные, по пять тысяч. Они все упакованы были банковскими лентами и в пакете. Ну сказать, у меня был шок… У меня выбор стоял: отказаться, но вроде как приехал, задача поставлена – надо выполнять. Я говорю: «Мне считать что ли сейчас?». Мне говорят: «Нет, все забирай».

Я первый раз увидел… Даже представления не имел, сколько (там денег. – Прим. ред.). Ну дипломат весь заполнен, свободного места в дипломате не было... И в пакете в один ряд лежали. <…> Из дома-то выходишь надо смотреть, что в кармане несешь, а тут…
Олег Храмов, бывший руководитель КУ УР «БДД УР»

Расписываться за эту сумму Храмова никто не заставлял. Он вернулся в машину, положил пакет и дипломат в машину, сказал спутникам срочно ехать домой, позвонил экс-замминистру транспорта.

– Я еду, голову ломаю, лишь бы не убили, как говорится, за такие вещи.

Около Малой Пурги Храмов еще раз позвонил Соловьеву-маленькому, тот поручил завезти все к нему домой в Шунды и передать жене.

Храмов заявил в суде, что позже Александр Михайлович сказал ему, что он «молодец» и «тебя не забудем». Лишних вопросов он задавать не стал, потому что «не наказали и слава Богу»

– Я лицо подчиненное, и лишнее любопытство может обернуться увольнением как минимум.

Напомним, что, по версии следствия, первую часть взятки в размере 33 млн рублей в августе-сентябре 2014 года привез как раз Олег Храмов.

О Соловьеве-маленьком

«Мог добавить зарплату, мог не добавить»

«Был на дне рождении у него, но большую дружбу не водил»

Александр Михайлович – финансовый руководитель министерства. Все вопросы финансовые решал только Александр Михайлович. Все.
Олег Храмов, бывший руководитель казенного учреждения «Безопасность дорожного движения Удмуртской Республики»

О Викторе Вахромееве

«Виктор Павлович для меня – корифей дорожной отрасли. Знает всю историю, все дороги. Я его уважал»

«Складывалось впечатление, что в финансовых вопросах у Александра Михайловича больше информации, чем у Виктора Павловича»

О Соловьеве-большом

Единственное, мы встречались на охоте, когда Александр Васильевич приезжал к нам, мы оказались в одном месте. Поздоровались, никаких вопросов. Всегда здоровался, всегда на совещаниях подходил.
Олег Храмов, бывший руководитель казенного учреждения «Безопасность дорожного движения Удмуртской Республики»

«Александр Васильевич на самом деле сильный руководитель»

Свои показания дал и бывший премьер-министр Удмуртии Виктор Савельев. Он заявил, что еще в самом начале его работы председателем правительства они с экс-главой Удмуртии распределили, кто какую отрасль курирует. Дороги и реализация строительства Камского моста отошли Александру Васильевичу как «профессиональному дорожнику». На вопрос стороны обвинения, существовал ли негласный порядок о расходовании бюджетных средств и госсобственности по согласовании с Соловьевым-большим, бывший премьер коротко заявил: «По закону так и должно быть».

Фото: Ульяна Колмогорова
В какой-то момент Савельев был недоволен фактом, что одна из экспертиз по мосту не проведена, но экс-глава заявил, что сам курирует этот вопрос

Жалоб на давление со стороны Александра Васильевича по тем или иным вопросам бывший председатель правительства прокомментировал следующим образом: «У нас не было принято, чтобы кто-то ходил и кому-то жаловался».

О Соловьеве-маленьком

«Очень активный, практически все вопросы, касающиеся взаимодействия с федеральными структурами, он сам решал, ездил. Вроде у него получалось»

Я понимал круг его полномочий – работа с федеральным центром, он этим занимался в основном. Дорожный фонд и все средства дорожного фонда были не зафиксированы и их надо было по каждому проекту выбивать, ну жизнь такая от Москвы сейчас все зависит. И на моей памяти он десятки раз ездил и выбивал деньги. Я спрашивал: «Получается?». Он отвечал: «Да, здесь мы добились, здесь финансирование».
Виктор Савельев, бывший премьер-министр Удмуртии

«Я был категорически против (назначения Александра Михайловича Соловьева министром финансов Удмуртии. – Прим. ред.) <…> Ну, я немножко знаю его предыдущую историю, совсем немножко. Ну у нас же все равно все друг с другом общаются, в работе по Можге в тот период, насколько я помню, некоторые нечистоплотные моменты были. Я Александру Васильевичу об этом сказал… Слава Богу, Александр Васильевич услышал меня тогда».

О Соловьеве-большом

«Александр Васильевич на самом деле сильный руководитель. Я его еще помню по дорожной отрасли. <…> Поэтому я считаю, что достаточно сильный, волевой, крепкий руководитель, если вкратце»

У нас абсолютно были деловые нормальные отношения. Ну, я не знаю, я не чувствовал себя там каким-то суперподчиненным. Он профессионал, я профессионал, мы говорили на равных, у нас были абсолютно нормальные деловые отношения.
Виктор Савельев, бывший премьер-министр Удмуртии

«У нас были разные ситуации, мы же работали над конкретными проектами. У нас были… ссоры никогда, ссор не было, но мы говорили и на некоторых повышенных тонах»

«Он ведь все-так и хозяйственник, пришел из дорожной отрасли, понятно, что немного он поработал и в Госсовете <…> Элементы авторитарного руководства присутствовали, но это у каждого руководителя <…> Общение с людьми вроде выстраивалось, таких, чтобы приходили и говорили, что чем-то недовольны, не было. Таких моментов не знаю. Мне самому в какие-то моменты нелегко было, знает и Александр Васильевич… Но это все рабочие моменты»

«Считаю, что он много сделал, особенно в дорожном хозяйстве»

Показания экс-министра транспорта и дорожного хозяйства Удмуртии (с 2014 по 2017 гг.) Виктора Вахромеева отличались от того, что он говорил на предварительном следствии, стороне гособвинения пришлось даже зачитывать протоколы допросов, чтобы продемонстрировать расхождения. В зале суда бывший чиновник на многие вопросы отвечал «не знаю» и «не помню», ссылаясь на то, что прошло много времени.

Не вспомнил (или не мог сказать) он, имел ли отношение к строительству Валеев (фигурант второго эпизода взяточничества, вменяемого экс-главе Удмуртии. – Прим. ред.), был ли контроль за строительством со стороны ФСБ, куда в 2014 году он отправлял в командировку Олега Храмова, когда была назначена заместителем министра транспорта и дорожного хозяйства по эксплуатации Юлия Башкова (дочь Александра Васильевича. – Прим. ред.), когда и кем была подписана доверенность представлять интересы Удмуртии на объекте (Камский мост. – Прим. ред.), были ли нарушения при приемке и строительстве моста, когда началось финансирование проекта из бюджета, имел ли право глава региона остановить стройку, почему приостановили финансирование в 2015 году.

Фото: Ульяна Колмогорова

Поясняя статус Соловьева-маленького, Вахромеев отметил, что проектом моста занимался Александр Михайлович, как зам по экономике и главный разработчик концессионного проекта со стороны республики. Он занимался финансовыми вопросами по объекту и проводил планёрки. Насчет работы своего бывшего заместителя Вахромеев высказался следующим образом: «Хорошо и плохо – это понятия относительные, с обязанностями справлялся». Но насчет доверия к нему уточнил: «Сложно сказать».

Предписания не мешать строительству от вышестоящих лиц ему якобы не поступали

Согласно же его показаниям на предварительном следствии, он пытался контролировать строительство моста, став министром, но Соловьев-маленький ему сказал, что «там все нормально».

Бывший министр отметил, что указания по оплате соглашения он лично не получал – ему приносили платежки, он подписывал. За фактически выполненные объемы работ отвечал начальник «Управтодора», за финансы – бывший замминистра Соловьев. Оба они, в отличие от Вахромеева, имели право подписывать процентовки – документ, по которому выполненные работы считаются принятыми и подлежат оплате.

– Там четыре лаборатории работало – наша была от министерства, ВТБ, независимая, и подрядчика, – пояснил про проверки Вахромеев.

Что касается характеристики экс-главы Удмуртии и их отношений, бывший министр пояснил, что они знакомы с 1982 года, Александр Васильевич был «бойцом», достаточно жестким руководителем с авторитарным стилем управления: «Как он говорил, так и делали».

– Считаю, что он многое сделал, особенно в дорожном хозяйстве, – отметил Виктор Вахромеев.

О назначении министром

Был звонок от Александра Васильевича как раз перед днем рождения (Виктор Вахромеев родился 16 марта. – Прим. ред.). «Виктор Павлович, вы назначаетесь министром». Он, посмеявшись, спросил, не отвисла ли у меня челюсть.
Виктор Вахромеев, экс-министр транспорта и дорожного хозяйства Удмуртии

«Есть такая черта характера – ссылаться»

Главный бухгалтер Миндортранса Удмуртии Лилия Кузнецова в суде уточнила, что все команды оплачивать по Камскому мосту давал Соловьев-маленький. При этом он, по ее словам, часто ссылался на якобы решения вышестоящего руководства.

– Ну, зная Александра Михайловича, у него в принципе есть такая черта характера – ссылаться на кого-либо. Он на многих ссылался, в том числе на вас (Александра Васильевича Соловьева – экс-главу Удмуртии. – Прим. ред.) тоже.

Отвечая на вопрос адвоката Галины Сбоевой, Кузнецова уточнила, что в 2011-2012 гг. ей поступали исполнительные листы судебного производства от одного из можгинских банков (в прошлом Соловьев-маленький – директор филиала банка в г. Можге Евроазиатского банка экономического развития и президент банка ООО «Удмуртский промышленно-строительный банк»). Суммы, по ее свидетельству, «астрономические для физического лица, ближе к 100 миллионам даже». Откуда такие долги, она не уточняла.

Он не в моем подчинении, зачем мне это надо, есть и есть, шла тихонько и оплачивала.
Лилия Кузнецова, главный бухгалтер Миндортранса Удмуртии

Напомним, Александра Васильевича Соловьева задержали 4 апреля 2017 года. По версии следствия, общая сумма взятки составила 139 млн руб. + доля в коммерческой организации. За эти деньги он якобы гарантировал взяткодателям внеочередную и незамедлительную оплату выполняемых работ, выделение лицензий на пользование участком недр местного значения, а также общее покровительство и попустительство по службе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


ПОДЕЛИТЬСЯ

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:
1
  • Даже в Алнашском районе откуда Соловьёв нет дорог. Хорошо управлял "Удмуртавтодором"!
Социальные комментарии Cackle
Подпишись и получай
главные события дня на почту
ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ IZHLIFE:

С нас короткое письмо - каждый вечер
Спасибо, я уже подписался
Система Orphus